Аналитика

Русская школа

Однажды довелось мне беседовать с учителем информатики Владимиром. Несмотря на то, что нас разделяло довольно большое расстояние, около тысячи километров, мы нашли удобный формат для душевной беседы.

По совместительству Владимир был ещё учителем географии и математики, а в прошлом был директором завода и за свою жизнь чем только ни занимался. Себя он называл учитель-универсал. И, надо сказать, было за что его так называть.

Свела нас одна общая тема, мне и ему было очень интересно разобраться в одном вопросе: “Что такое русская школа?”. Для Владимира этот вопрос стоял особенно остро. За годы работы в начальной школе, а также в старших классах, у него накопилось много важных вопросов. Вот лишь их малая часть: “Как лучше подойти к обучению?”, “Чему нужно учить детей?”, “Как совместить обучение и нравственное воспитание?”

У меня нет такого богатого опыта обучения и преподавания. Однако, я не был далёк от этой темы — вёл всевозможные курсы. Кроме того, мне довелось изучить множество профессий, в которых я достиг определённого мастерства, и этими знаниями я всегда с радостью делился с остальными.

— Меня в последнее время интересует один вопрос: “Что такое русская школа?”, — сказал Владимир во время нашего разговора.

— Предлагаю сравнить, чем отличается русская школа от восточной и западной, — ответил я, — так мы возможно хоть напрямую и не ответим на вопрос, но он станет гораздо понятнее.

— Очень интересно, — ответил Владимир, — я с этой позиции не рассматривал русскую школу. Возможно, именно так удастся прояснить для себя основные моменты.

— Хорошо. Прежде всего, я для себя выявил, что различные культуры и цивилизации по-разному относятся к заложенному в человеке потенциалу. Каждый человек рождается с различными предрасположенностями. У кого-то есть склонность к музыке, у кого-то — к математике, у кого-то — к работе с людьми. Каждой школе необходимо решить, какие способности и в каких сферах развивать в человеке с ранних лет.

— Насколько я знаю, сейчас в образовании доминирует идея, что необходимо развивать то, к чему есть талант, — добавил Владимир, — есть ещё какие-то варианты?

— В том-то и дело, что есть. Идея развивать то, к чему есть предрасположенность, доминирует в западной цивилизации. Началось это ещё с “Государства” Платона с его «справедливым порядком», где каждый должен заниматься своим и только своим делом. Она близка к пословице «каждый сверчок должен знать свой шесток». В такой парадигме человек, которому с детства хорошо даётся музыка, должен заниматься только музыкой и стать гениальным композитором. Так каждый станет супер-профессионалом в своей области. Но, при этом, будет узким специалистом, не разбирающимся ни в чём другом, кроме своей темы. Для того чтобы такие специалисты смогли договориться или создать команду, в школах необходимо проводить спортивные соревнования, где как раз и происходит спайка коллектива. В спортивных играх также у каждого свои предрасположенности: кто-то хороший вратарь, кто-то — нападающий, а кто-то — тренер и стратег. Именно поэтому в западных школах очень много уделяется внимания спортивным соревнованиям и командообразованию. Также практически во всех западных фильмах акцент идёт на том, чтобы создать команду. Зачастую всё идёт по одному сценарию: кто-то собирает под задачу узких специалистов, которые, как правило, недолюбливают друг-друга, и им за весь фильм необходимо сработаться и выполнить задачу. Таким образом на Западе решают вопрос целостного развития проекта.

— Да, западная парадигма сейчас очень ярко представлена в культуре. Про русскую культуру вообще мало что говорится, а восточная цивилизация покрыта ореолом таинственности и загадочности, — сказал Владимир.

— Загадочность можно создать на ровном месте. На мой взгляд, чтобы хорошо понять восточную культуру и её сильные и слабые стороны, необходимо понять, как они решили вопрос развития человека в плане его предрасположенностей. Если западная культура развивает то, что хорошо развито, то восточная культура развивает то, что сейчас необходимо. Например, необходимо сейчас сажать рис, значит, все будут учиться сажать рис. По сути, восточная культура пытается сохранить лучшие наработки человечества. Главной мотивацией в школе служит долг перед предками и учителями. Учителя и вообще старшие люди воспринимаются, как хранители опыта и знаний, которые они передают ученикам. От того, кстати, восточная цивилизация уже как минимум последнюю тысячу лет, со времён Шёлкового пути, является “фабрикой” мира. Фабрика — место, где необходимо применить лучшие наработки и работать по стандарту для массового производства.

— Уметь сохранять лучшие традиции и создавать массовое производство — необходимая и достойная деятельность, — сказал Владимир, — однако, мне не терпится услышать о русской школе. Неужели в русской школе развивают то, что плохо развито?

— Это очень близко по смыслу. Однако, я бы сказал, что в русской школе развивают целостность, когда человек, по сути, разбирается во всех направлениях, возможно, не зная каких-то мелочей. Если у человека есть склонность, например, к математике, то основы математики он поймёт очень быстро. А вот другие предметы ему могут даваться с большим трудом. В итоге, он на их изучение потратит много времени. Получается, что практически всё время он будет тратить на то, что у него получается плохо.

— А ведь я сейчас как раз отчётливо понял, что как учитель я трачу больше всего времени именно на это, — сказал Владимир после некоторой паузы, — мне приходится учить детей именно тому, что у них плохо получается. Я подсознательно именно это считал наиболее важным.

— Да, но тут ещё нужно понимать, как учить других людей. Потому что способы бывают разные. В русской школе уделяется больше внимания методологии, которая позволяет научиться понимать суть явлений, и фундаментальным знаниям. А дальше ученик может применить методологию и фундаментальные знания в каждой конкретной ситуации творчески, по-своему. Так, например, в русской школе боевых искусств основное внимание уделяется механике, рассказывается о точках опоры, рычагах и моментах. А далее каждый уже в реальном поединке понимает, как необходимо применить свою силу, чтобы получить максимальный результат. В восточной школе больше всего внимание уделяется повторению приёмов. В школе Шаолиньских монахов ученики десятилетиями оттачивают определённые движения. В западной школе упор делается на новейшие достижения науки и использование какого-то преимущества в чём-то одном. Например, в фильмах Джеймс Бонд показан спецагентом, у которого самые современные «гаджеты», которые в нужный момент позволяют ему получить преимущество.

— Насчёт повторения в восточных школах, мне вспомнился опыт одной знакомой, которая проходила практику как раз в такой школе, и она выявила, что учителя сохраняют опыт предыдущих поколений путём многократного повторения, — добавил Владимир.

— Я бы тут ещё привёл образ идеального оружия каждой цивилизации. Если для западной цивилизации необходимо оружие последнего поколения со всеми прибамбасами, то для русской цивилизации необходимо, прежде всего, надёжное оружие, которое не подведёт даже в самых непредсказуемых условиях. Таким по праву считается автомат Калашникова, который, по сравнению с М16, наиболее распространённым оружием западной цивилизации, пусть и имеет меньшую кучность, зато безотказно работает в любых условиях.

— Тогда в восточной цивилизации, я бы сказал, что самое любимое оружие — это то, которым сражались их предки, — добавил Владимир, — например, в японской культуре ярко прослеживается культ катаны — меча, которым можно чуть ли не пулю остановить и разрезать целые корабли.

— Я бы сказал, что для восточной культуры образ идеального оружия — тот, которым они хорошо владеют. Если их учили владеть катаной, значит, катана. Если учили сражаться палкой, значит, палка. Стремление к сохранению тысячелетнего опыта приводит именно к этому.

— Да, после этого примера многое прояснилось с русской школой, — сказал Владимир, — разве что, осталось непонятным, зачем вообще необходимо такое деление на разные школы.

— Я бы тогда рассмотрел, в каких случаях какие подходы работают хорошо, а в каких — плохо. Так, например, западная школа работает хорошо, когда необходимо быстро решить какую-то задачу. Изучить какую-то одну область, особенно, которая легко даётся, гораздо проще, чем изучать целостно все области или изучать то, что необходимо. По сути, так поступают хакеры, которые сильно прокачивают какую-то тему и взламывают защиту сложных систем.

— Тут я бы добавил хороший пример, как Великобритания взломала защиту Китая во время опиумных войн за счёт оружия и наркотиков, — привёл пример Владимир, — до этого Китай был недосягаем для европейцев, т. к. им было запрещено находиться на его территории.

— Отличный пример, — сказал я, - восточный подход хорошо применять, когда необходимо организовать массовое производство, и когда внешние условия не сильно меняются. Не даром в Китае существует поговорка «чтобы ты жил в эпоху перемен». Русский подход наоборот хорош при сильно меняющихся обстоятельствах. В таких условиях неизвестно заранее, что тебе пригодится, и приходится по полной программе применять целостные знания. Также целостные знания необходимы для создания гармоничных и долговечных систем. Узкие специалисты и хранители древних знаний хуже справятся, когда необходимо продумать всю систему целиком, до мелочей, зачастую, в новых условиях.

— Очень интересно и познавательно, - сказал Владимир, - я нашёл для себя множество ответов, которые давно искал. Мне как практику-педагогу хотелось бы ещё от тебя услышать ответ на вопрос: ”Какому главному навыку должна учить русская школа?”

— Я бы выделил два главных навыка, которые дополняют друг друга:
1. Умение мыслить процессами, а не состояниями, и понимать, как различные стереотипы в мировоззрении и миропонимании могут ограничивать восприятие и осмысление реальных процессов
2. Умение решать новые задачи. Т.е. выпускник должен научиться решать задачи, которые до него никто и никогда не решал.

— Вот тут ты меня, реально, задел, — возразил Владимир, — с первым я полностью согласен, и, скорее всего, для этого необходимо осваивать целостное мышление, не только логику и математику, которая, как говорил Ломоносов, «ум в порядок приводит», но и образное мышление и применение интуиции. А вот умение решать никем не решённые задачи — это я слышу впервые. Я как учитель пока учу решать стандартные задачи, уже многими до этого решённые.

— Да, это не просто, но уверен, что это возможно, — сказал я, — как говорил Генри Форд: ”Если ты считаешь, что задачу нельзя решить , ты прав. Если считаешь, что можно, ты тоже прав.”

— А как думаешь, можно ли создать универсальную школу? — спросил Владимир.

— Своеобразие культур и различных подходов необходимо для устойчивости и разумности. Я бы сказал, что всё-таки все три подхода можно объединить в единую школу настоящего человека, когда в раннем возрасте он путём повторения изучает тысячелетний опыт (восточный подход), потом в юности обретает целостность (русский подход), а после этого с глубоким пониманием приступает к изучению одной или нескольких областей, к которым у него больше всего лежит душа (западный подход). Без обретения целостности станешь узким специалистом, а не изучив опыт прошлого, трудно будет обрести целостность. Своеобразие культур и цивилизаций в таком подходе всё равно останется, потому что оно ценно само по себе и обусловлено различиями в природно-географических условиях развития культур и в свершившейся истории их развития.

— Крайне любопытная идея объединения всех подходов. К русской школе, на мой взгляд, такой принцип подходит наиболее гармонично и зачастую именно так и реализуется.

Мы ещё долго разговаривали по теме русской школы, обсуждали подходы к тому, как можно было бы организовать обучение умению решать не решённые никем задачи. Также обсуждали роль различных предметов в школьной программе. Владимира особенно волновал предмет информатика, которому он уделял больше всего времени. Он предложил для него хорошее место в школьной программе, т. к. именно компьютерное моделирование зачастую из статической информации и формул создаёт, пусть и виртуальный, но процесс. Из-за этого информатика может быть одним из мостиков к приучению видеть процессы за состояниями.

Мы вспомнили примеры наших русских школ, где упор делается на целостность. Вспомнили А.С. Макаренко, В.А. Сухомлинского, В.И. Жохова. Вспомнили и выдающихся выпускников русской школы, таких как М.В. Ломоносов, И.А. Ефремов, К.Э. Циолковский и многих других. Оказались крайне интересными их биографии и пути, которые привели к выдающимся достижениям.

Также мы для себя решили, что продолжим работу над развитием идей русской школы, выявлением отличий русской школы от остальных, её преимуществ и недостатков. Мы приложим все усилия, чтобы создать настоящую русскую школу, где человек мог бы получить целостное видение мира, учитывая опыт всех цивилизаций. Нам также очевидно, что такую сложную задачу невозможно решить в одиночку или малой группой, для этого необходимо создавать сообщество, а ещё лучше содружество, когда каждый, как хороший друг, делал бы всё необходимое, чтобы мы вместе достигли общей цели. Было бы очень отрадно, если бы такие содружества появились по всему миру.

Источник: Наум Матрин

Поделитесь материалом в социальных сетях.

 

 

Обеспечение проекта

Потребность: 55 000 руб./мес.
Собрано на 20.02: 5 202 руб.
Поддержали проект: 14 чел.

посмотреть историю
помочь проекту

Читайте также