Новости

 Фото: Константин Завражин / РГ

Россия становится первой в мире страной, которая добилась замкнутого ядерного топливного цикла, отметил первый заместитель руководителя администрации президента РФ, председатель наблюдательного совета "Росатома" Сергей Кириенко.

Во вторник в Томской области началось строительство первого в мире энергоблока нового поколения БРЕСТ-ОД-300.

"Прорыв действительно случился. Свершилось то, к чему мы долгое время готовились, над чем трудились, о чем мечтали: Россия становится первой в мире страной, которая добилась замкнутого ядерного топливного цикла", - отмечается в приветствии Кириенко к участникам и гостям церемонии открытия, которое зачитал генеральный директор "Росатома" Алексей Лихачев.

Представитель Кремля отметил, что это означает "переход к бесконечно возобновляемой ресурсной базе чистой и безопасной энергетики". По его словам, замкнутый ядерный топливный цикл не зря сравнивают с "философским камнем" или "вечным двигателем" энергетики.

Источник: rg.ru

«Росатом» предложит кабмину план развития атомных технологий на 506 млрд рублей

«Росатом» подготовил для правительства план развития новых атомных технологий до 2030 года на 506 млрд рублей, пишет «Коммерсантъ». В ближайшее время документ будет представлен рабочей группе Госсовета по энергетике.

150,3 млрд рублей планируемой на затраты суммы госкорпорация рассчитывает получить из федерального бюджета, дополнительно 98 млрд рублей были заложены на программу ранее. Остальная часть будет покрыта из неназванных внебюджетных источников.

Самым затратным пунктом плана является раздел «Малый атом», который подразумевает разработку и строительство линейки АЭС малой мощности. Стоимость данной части проекта оценивается в 260 млрд рублей, из которых 39,15 млрд рублей придется на деньги бюджета.

В госкорпорации заявили, что четыре плавучих энергоблока на реакторах РИТМ-200, предназначенных для энергоснабжения Баимского ГОКа, будут запущены к 31 декабря 2028 года. В конце декабря 2030 года будет введена первая наземная АЭС на РИТМ-200Н, а также запущены пилотные установки «Шельф М» и «Елена АМ», которые будут поставлять энергию в удаленные районы страны.

«Безотходный атом» является вторым направлением плана по затратности и касается раздела технологий замкнутого ядерного топливного цикла и строительства реакторов на быстрых нейтронах. Все мероприятия данного пункта плана оцениваются в 222,65 млрд рублей, из них 121,37 млрд рублей - из внебюджетных источников.

Третье направление – «Чистый атом миру» подразумевает разработку мероприятий по поставкам ядерного топлива за границу. Первый контракт запланирован на 2022 год, к концу 2030 года планируется сформировать портфель из четырех контрактов и расширение базы поставок на 18 блоков PWR.

Источник: expert.ru

"Росатом" начал строить уникальный реактор БРЕСТ в Томской области

СЕВЕРСК (Томская область), 8 июн — РИА Новости. В Северске на площадке "Сибирского химического комбината" (СХК) госкорпорации "Росатом" в рамках Года науки и технологий стартовало строительство первого в мире энергоблока нового поколения БРЕСТ-ОД-300, передает корреспондент РИА Новости.

В торжественной обстановке с участием руководства российской атомной отрасли и Томской области началась заливка первого бетона в фундамент.

Энергоблок установленной электрической мощностью 300 МВт войдет в состав опытно-демонстрационного энергетического комплекса (ОДЭК), который возводят на СХК в рамках отраслевого проекта "Прорыв", реализуемого с 2010-х годов. Ожидается, что реактор БРЕСТ начнет работу во второй половине 2020-х годов.

От первой промышленной АЭС к "блоку будущего"

Аббревиатура БРЕСТ имеет двойное толкование: это название реакторной установки на быстрых нейтронах со свинцовым теплоносителем и одновременно обозначение концепции "быстрого" реактора, обладающего свойством естественной безопасности, когда аварии типа Чернобыля и Фукусимы будут в принципе невозможны.

Лежащие в основе ОДЭК технологии одновременно позволят решать ключевые сырьевые и экологические задачи атомной отрасли, а также укрепить режим нераспространения. И все это завязано на обеспечение конкурентоспособности с другими видами генерации. БРЕСТ — не единственно возможная, но первая концепция, отвечающая совокупности требований крупномасштабной атомной энергетики по безопасности и экономике и направленная на решение задач устойчивого развития.

ОДЭК, помимо реактора БРЕСТ, включает в себя комплекс по производству так называемого смешанного нитридного уран-плутониевого ядерного топлива для реактора, а также комплекс по переработке отработавшего топлива. В результате получится пристанционный замкнутый ядерный топливный цикл, что даст возможность на одной площадке не только вырабатывать электричество, но и готовить из топлива, выгружаемого из реактора, новое.

Создало реактор предприятие "Росатома" "Ордена Ленина Научно-исследовательский и конструкторский институт энерготехники имени Доллежаля" (НИКИЭТ). Новый атомный "энергокомплекс будущего" строится там, где в конце 1950-х годов заработала первая отечественная промышленная атомная электростанция (Сибирская АЭС) — она начиналась с реактора ЭИ-2, сконструированного под руководством академика Николая Доллежаля.

БРЕСТ — прототип реактора на быстрых нейтронах БР-1200 также со свинцовым теплоносителем, который, в свою очередь, станет основой коммерческого энергоблока большой электрической мощности порядка 1200 МВт.

Четвертое поколение

В нынешнем веке Россия первой построила и ввела в эксплуатацию атомные энергоблоки с реакторами так называемого поколения 3+, а сейчас речь идет об освоении технологий установок четвертого поколения.

Но дело не только в цифровом обозначении — с четвертым поколением ядерных энерготехнологий термин "реактор" заменяется более корректным словом "система", что включает в себя как непосредственно сам реактор, так и переработку (рециклирование) его ядерного топлива.

Согласно новым требованиям мирового атомного сообщества, такие системы должны обладать более высокими эксплуатационными показателями, чем предыдущие поколения, в области обеспечения устойчивого развития, конкурентоспособности с другими видами генерации, безопасности и надежности, а также защиты от распространения, оправдывая использование в их отношении выражения "технологический прорыв".

Сейчас развитие атомной энергетики в мире во многом еще сдерживается боязнью аварий, связанных с выбросами радиоактивных веществ. А различные комплексы безопасности, которыми оснащены современные энергоблоки, значительно повышают стоимость АЭС. И противоречивые требования экономики и безопасности гармонично удовлетворить было бы невозможно, если бы не реакторы на быстрых нейтронах с их уникальными ядерно-физическими свойствами (сейчас вся мировая атомная энергетика построена на реакторах на так называемых тепловых нейтронах, и только в России на Белоярской АЭС эксплуатируются два "быстрых" энергетических реактора).

Российским специалистам удалось показать, что можно так спроектировать ядерные реакторы на быстрых нейтронах, что их безопасность будет основываться на законах природы, а не на создании дополнительных инженерных барьеров и увеличении персонала. Это и есть принцип естественной безопасности, который лег в основу концепции БРЕСТа. Его конструкция исключает так называемый разгон на мгновенных нейтронах, ставший причиной аварии в Чернобыле. На БРЕСТе невозможен и фукусимский сценарий с потерей теплоносителя.

Что касается решения сырьевых задач атомной энергетики, то здесь не используется уран-235, которого в природном менее одного процента. А сочетание свойств плотного нитридного уран-плутониевого ядерного топлива и свинцового теплоносителя дает возможность работать БРЕСТу в так называемом равновесном топливном режиме: когда ядерного "горючего", плутония, нарабатывается столько, сколько "сгорает". Он в составе отработавшего ядерного топлива идет для изготовления новых партий свежего топлива для БРЕСТа, извне подпитываемых только отвальным (обедненным) ураном-238, и так по кругу. Цикл замыкается.

Экологическая безопасность достигается использованием специфических технологий регенерации и рефабрикации отработавшего горючего реактора, заключающихся в его очистке от продуктов деления, добавлении к очищенной смеси обедненного урана при изготовлении нового топлива. В результате так называемые минорные актиниды, наиболее опасные радиоактивные вещества, в составе регенерированного топлива возвращаются в реактор, где происходит их "пережигание". Вдобавок также решается задача использования урана-238, который накапливается в результате обогащения природного урана для нужд современной атомной энергетики с реакторами на тепловых нейтронах.

Оставшиеся выделенные продукты деления (собственно радиоактивные отходы) направляются на длительную контролируемую выдержку в специальных хранилищах с последующим помещением их в устойчивые композиции для окончательного захоронения без нарушения природного радиационного баланса Земли.

Укрепление режима нераспространения в рамках концепции реактора достигается тем, что в нем не образуется "лишнего" плутония, годного для военных целей. В БРЕСТе нет и так называемого уранового бланкета — зоны, в которой под действием нейтронов уран превращался бы в высококачественный оружейный плутоний. Кроме того, технологии переработки топлива без выделения этого радиоактивного металла делают конечный продукт просто непригодным в качестве начинки для ядерных зарядов. Вдобавок при изготовлении топлива не требуется обогащать уран, что также снимает многие риски с точки зрения нераспространения.

Источник: ria.ru

Поделитесь материалом в социальных сетях.

 

 

Читайте также

Также вы можете выбрать удобную форму участия и поддержки нашего проекта по ссылке ниже

Участие в проекте "Закон Времени"