Аналитика

Один из создателей того самого "Новичка" профессор Леонид Ринк в эфире телеканала "Россия 24" прокомментировал заявления Германии по поводу ситуации с Алексеем Навальным.

— Леонид Игоревич, расскажите, какие симптомы проявляются у человека, столкнувшегося с "Новичком"? Мог ли Навальный отравиться именно данным веществом?

— Если бы это был "Новичок", то Навальный уже давно "отдыхал" бы в другом месте. Это первое. Второе — у отравившегося человека можно заметить сужение зрачка. Этого признака не было. Пусть немцы докажут теперь, что у них возник такой признак. Умеют ли немцы такое творить? Легко. У них специалистов такого уровня много, они варили эти вещества даже с подачи наших перебежчиков.

Что еще очень важно — врачи написали, что товарищ Навальный "откосил" от армии с анализами неправильного соотношения, как говорится, всевозможных медиаторов в организме. Это был такой его диагноз. Дальше подобный приступ у него возник тогда, когда он был где-то в арестованном состоянии. Сейчас главная задача Навального была — уйти из России, поскольку из России он не мог официально выехать из-за уголовного дела. Поэтому он и его сторонники разыграли этот большой спектакль, чтобы вывезти Навального. Видимо, с концами вывезти. Почему? Потому что он вместе со своей подругой должен 88 миллионов.

В этих сибирских гастролях Навальный прилично нарушал режим, который должен быть у пациентов с панкреатитом. Что ему там добавляли или дали перед отлетом, мы с вами не знаем. Поэтому задача была выйти из России, уехать, желательно с внешним таким эффектом, как сейчас. Эффект задуман был совершенно правильно, потому что в любом варианте надо было разрушать хорошие отношения Германии и России — это самое важное было во всем этом спектакле.

Я полагаю, что нашим специалистам не дадут там поучаствовать, как и не отдадут анализы, потому что надо все время смотреть, где, в каких условиях эти анализы были взяты, вся процедура должна быть запротоколирована как видео и фактические материалы. Поэтому на это вряд ли кто-нибудь пойдет из, как говорится, ученых.

Что такое клиника "Шарите", вы знаете по многочисленным русофобам, которые там свои биографии лечебные, как говорится, восстанавливали. Кстати, наши политологи в Германии уверены, что Навального в клинике нет. То есть он давно где-нибудь сидит за столом и отмечает удачную операцию. Сюда ему вернуться не удастся, потому что он попадет сразу, полагаю, под ответственность. Поэтому будут искать уже другого, как говорится, наместника бога в его организации.

— Конечно, всех удивляет то, что снова всплыл именно "Новичок". Это бренд уже, по сути, раскрученный. Если это "Новичок", какие могут быть его доказательства и следы?

— "Новичок" — единственный термин, где как-то российские корни прослеживаются, поэтому все это чисто политическое дело. Если что и есть сейчас, то это заслуга немецких коллег. Пусть они покажут нам анализы. Если бы что-то было, он бы никогда не уехал из России, пока не был бы вылечен, поставлен на ноги и не стал бы здоровым человеком.

— Еще один вопрос, которым сейчас многие задаются. Навального в больницу, а потом в Германию доставляли люди без защитных костюмов. Мы помним, например, в Британии, когда было дело Скрипалей, там ведь все были в этих чумных таких нарядах, в противогазах и так далее, а тут нет. С Навальным работали врачи в омской больнице, к нему пускали родственников. Может ли быть так, чтобы они не отравились, если Навальный был отравлен?

— Могли отравиться те, кто это ему давал. Во-вторых, если бы кто-то это давал, то действие подобного вещества не более десяти минут. Конечно, это было бы опасно для окружающих тоже. Навальный умер бы раньше, чем сел в самолет.

Источник: vesti.ru

Разработчики «Новичка» оценили версию отравления Навального

Если Алексей Навальный был отравлен каким-то из родственных «Новичку» ядов, то у него — даже если немецким врачам удастся спасти пациента — могут быть затронуты центральная и периферическая нервная система, сообщил РБК один из принимавших участие в разработке «Новичка» ученых, бывший сотрудник филиала ГосНИИОХТ в Шиханах Владимир Углев, комментируя заявления властей Германии об отравлении оппозиционера.

«На моей практике люди, которые получали поражение этим веществом, не выживали. Это были в основном офицеры, которые нарушали правила техники безопасности. Единственный случай — в Москве сотрудник получил поражение, он очень долго болел, страдал и в конце концов все-таки умер. Если это действительно «Новичок», то у Алексея будут очень серьезные осложнения», — сказал Углев.

По его словам, яд мог бы быть безопасен для окружающих в случае, если бы против Навального было использовано вещество А-242, нанесенное в виде раствора, например, на соприкасающуюся с кожей политика одежду. Углев считает, что к «Новичку» могло быть добавлено какое-то другое вещество, которое ввело Навального в кому, к примеру, клофелин.

В среду, 2 сентября, правительство Германии заявило, что военная лаборатория подтвердила наличие в организме Навального следов отравления ядом из группы «Новичок». Позднее канцлер Германии Ангела Меркель заявила, что выводы экспертов не оставляют никаких сомнений в том, что Навальный был отравлен с использованием нервно-паралитического яда. «Таким образом, очевидно, что Алексей Навальный является жертвой преступления. Его хотели заставить замолчать», — сказала Меркель. В свою очередь клиника «Шарите», где проходит лечение Навальный, сообщила, что состояние политика остается тяжелым, а отравление может иметь долгосрочные последствия для его здоровья.

Как пандемия помогла заработать на слежке за осужденными — Bloomberg
Другой участник разработки «Новичка», эксперт комитета по обороне Госдумы Леонид Ринк в то, что Навальный был отравлен именно этим веществом, не верит. «Не может этого быть, если бы это было, он бы давно был покойником», — рассказал Ринк РБК. По его словам, у Навального не было соответствующих отравлению «Новичком» симптомов, а те, что были, объясняются другими причинами и врачи в омской больнице «сразу это определили».

Принцип действия подобных «Новичку» веществ, по словам Углева, состоит в том, что яд не позволяет ферменту разрушать накапливающийся между нейронами ацетилхолин, обеспечивающий прохождение электрических импульсов от мозга.

«После того как сигнал прошел, фермент ацетилхолинэстераза моментально разрушает ацетилхолин, связь прерывается, это срабатывает как выключатель. Наиболее опасно это для мышц легких — человек может погибнуть просто от удушья. Если фермент не будет работать из-за этого отравляющего вещества, в постсинаптическом пространстве будет накапливаться ацетилхолин, сигнал будет идти постоянно, у человека будут судороги, паралич», — пояснил ученый.

Алексей Навальный находится в коме с 20 августа. Он потерял сознание в самолете, на котором летел из Томска в Москву. После экстренной посадки лайнера политика госпитализировали в омскую больницу, где его подключили к аппарату искусственной вентиляции легких.

После целого ряда исследований омские врачи заявили, что следов ядов в организме Навального обнаружено не было.

22 августа Навальный был перевезен в Берлин, где его поместили в клинику «Шарите». Ее специалисты вскоре заявили, что клинические результаты продемонстрировали интоксикацию политика веществом из группы активных ингредиентов ингибиторов холинэстеразы.

Источник: rbc.ru

Мы это уже проходили: Захарова прокомментировала заявления Германии

Официальный представитель МИДа России Мария Захарова в эфире телеканала "Россия 24" дала эксклюзивное интервью, ответив на вопросы по делу Алексея Навального.

— Мария Владимировна, здравствуйте! Вот вызвали нашего посла в Германии в МИД. Ему, видимо, предоставили бумаги, документы по исследованию крови Навального? Что он из МИДа привез?

— Это, наверное, самый главный момент в этой истории, потому что действительно по дипломатическим каналам мы ожидали ответы на поставленные ранее вопросы, а они содержались в послании Генпрокуратуры, в обращениях, письмах наших медиков, а таких было два. Но учитывая, что сегодня события начали стремительно развиваться, предполагалось, что посол, видимо, должен был получить ответы на ранее поставленные Москвой вопросы, те материалы, на основе которых сегодня были сделаны заявления и канцлером ФРГ, и министром иностранных дел ФРГ, и представителем правительства ФРГ. Но, как это обычно бывает в современном мире, ничего послу предоставлено не было — ни данных, ни материалов, ни справок, ни заключений, ни формул, ничего. Тем удивительнее стало заявление немецкой стороны о том, что они ожидают некоего ответа от России, от российских коллег. Ответа на что? Я понимаю, что это звучит достаточно абсурдно, но это так и есть. Поговорить с послом, дать политическую оценку, при этом ничего не передать по фактуре дела, а потом публично сказать, что ждут ответа. Ответа на что? На какой конкретно материал, на какую конкретно справку? О чем идет речь, понять невозможно. Но мы же это уже проходили.

— То есть в России получали только устные заявления и нет ни одной официальной бумаги, которая была передана Германией российской стороне по этому делу?

— На данный момент российская сторона не получила ни одного материала по данному вопросу. Ноль, ничего, кроме политических деклараций, о которых я сегодня сказала.

— Может быть это обычная дипломатическая практика? Меркель ведь сказала на пресс-конференции конкретные вещи. Может быть это и оценивается как такое официальное заявление? В других случаях, не политических, вы на основе устных заявлений делаете какие-то шаги?

— Абсолютно точная квалификация — это именно политические заявления. Это рутина дипломатов, рутина людей, которые занимаются политикой или внешней политикой, будь то внутренняя политика или международные отношения, неважно. Это именно политические заявления. Проблема только в другом. Проблема в том, что вся история про то, что человек находится в медицинском учреждении, им занимаются врачи, и все, о чем должны говорить сегодня, это диагнозы, это причинно-следственная связь. Затем на основе именно этих данных должны вестись все действия, которые связаны со следствием, расследованием и так далее. Но первичный диалог и заявления должны идти по линии врачей и медиков. Только после этого могут приступать к своей работе дипломаты, если это требуется. Но вообще-то есть все необходимые инструменты правового взаимодействия между Москвой и Берлином, которые должны быть использованы в данном случае. Что мы видим на сегодняшний день? Ни медики ничего не говорят, ни юристы. Зато вовсю делают заявления именно политики — делаем выводы.

— Мария Владимировна, скажите, нашему послу в Германии или может быть по другим каналам немецкая сторона угрожала санкциями? Если да, то какими конкретно?

— Нет, ничего такое сказано не было послу, абсолютно.

— Но вы ожидаете каких-то санкций? Потому что все сейчас об этом заговорили.

— Мы слышали заявления, которые делались накануне, о неких мерах, вы тоже их слышали. Очевидно, если задача, которая в данном случае связана с вот этими некими мерами, является основной, тогда этот сценарий мы уже проходили. Тогда так и надо сказать, что это не имеет ничего общего ни к медицинским и научным исследованиям, ни к правовой стороне дела, ни к расследованию — это просто политическая история, в центре которой обоснование уже заранее выработанных мер. Но мы-то все-таки и сами заявляли о необходимости расследования всех обстоятельств, призывали к этому наших коллег, и, в общем-то, они были достаточно последовательны в своих заявлениях до сегодняшнего дня. Но что-то пошло, видимо, не так.

— Если эта история все-таки из политической выйдет в юридическую плоскость, то есть будут конкретные какие-то документы России переданы, Москва готова сотрудничать?

— Мы заявляли об этом с первого дня. Это сегодня было подтверждено в комментариях Министерства иностранных дел. Мы ожидаем от Берлина ответа на те официальные материалы и запросы, которые были направлены.

Источник: vesti.ru

Поделитесь материалом в социальных сетях.

 

 

Читайте также

Также вы можете выбрать удобную форму участия и поддержки нашего проекта по ссылке ниже

Участие в проекте "Закон Времени"