Аналитика

Меня очень заинтересовала заметка  уважаемого skeptimist , в которой он вполне корректно высказал несколько критических замечаний в мой адрес.  Правда, в этих замечаниях допустил сам глупейшие ляпы, на что я, уже известный читающей публике некоторой несдержанностью, слегка несдержанно и отреагировал. Хотя моя реакция вполне оправдана, но я предпочту «томагавк войны» закопать и попробую моему оппоненту разъяснить некоторые вполне очевидные для специалистов в других областях человеческой деятельности, но недоступные для понимания историками, вещи. Попробую объяснить в наиболее доходчивой форме. Судя по некоторым признакам,  товарищу skeptimist это поможет в профессии. Многим и многим из его коллег – никогда. Уже поздно.

Пусть это кое-кто посчитает не совсем корректным, в связи с недавно произошедшей трагедией, но именно пример доцента-историка Олега Соколова – наглядный. Этот профессиональный историк сам попал в историю после того, как убил и расчленил свою сожительницу, потом части трупа, накушавшись для храбрости алкоголя, пытался утопить в Мойке прямо под видео-камерой.

Дело даже не в том,  что людей, тем более девушек, убивать и пилить пилой на части - нехороший поступок. Но даже маленькие дети знают, что человеческое тело и его части обладают очень низкой отрицательной плавучестью. Тем более, это знают взрослые, поэтому трупы преступники всегда топят, привязав к ним кирпичи. А догадаться, что в закрытой сумке есть воздух, поэтому она будет долго плавать с частями тела на поверхности воды – элементарно. Здесь Олег Соколов продемонстрировал свой бытовой идиотизм. И это еще не весь перечень его идиотских поступков, связанных с избавлением от трупа.  Совершать странные действия по бросанию сумки в канал в центре города, не опасаясь вызвать подозрения, не опасаясь неожиданного появления свидетелей и не проверив местность на наличие видеокамер – это какая-то предельная неосторожность. Более того, нажраться водки для храбрости и в пьяном виде выйти на улицу с такой поклажей – это совсем неосторожно. Пьяный человек на улице поздней ночью для любого полицейского патруля – подозрительный объект.

Если отбросить из этого случая всю трагичную его составляющую, то поведение Олега Соколова выглядит, как шоу, устроенное комедийным дебилом. Только не нужно про состояние аффекта и всякие психические заморочки… Там было вполне сознательное и спланированное преступление.

Спланированное дебилом.  Преступники с вполне средним образованием вполне успешно избавляются от трупов своих жертв, не устраивая такого представления на потеху публике, а тут – целый ученый-историк.

Он не побоялся выйти на улицу с отрезанными руками в сумке пьяным, не побоялся разбрасывать части тела жертвы в центре города, не побоялся, что где-то может стоять видео-камера, не побоялся встретиться с полицейским патрулем … Наглядная демонстрация почти полного отсутствия осторожности и чувства опасности.

На примере Соколова мы видим, что отсутствие чувства опасности у человека делает все его поступки идиотскими, уже опасными для самого этого человека. Да отсутствие чувства опасности грозит неприятностями не только человеку. В животном мире особи, лишенные чувства страха, живут не дольше бактерии в растворе спирта. Поведение в диком мире животного, лишенного чувства страха, даже если это Царь зверей, всегда будет настолько идиотским, что гарантировано приведет к его быстрой гибели.

У людей – еще более тяжкие последствия. Бесстрашие одного придурка может привести к гибели целого племени.  А если такой придурок будет работать дежурным диспетчером на АЭС…

А человеческая особь Олег Соколов вполне нормально жил и работал с почти полностью атрофированным чувством опасности. И ведь у школьника Олега Соколова, пока он не поступил в университет на исторический факультет, это качество не было атрофированным. Иначе, он бы не смог даже в гуманном человеческом мире достичь возраста совершеннолетия. Более того, чем старее особь животного мира становится, тем она осторожнее, мудрее.  С Соколовым всё происходило наоборот. Почему?

Я хоть и самопальный историк, любитель, но хорошо знаю, какие предметы входят в курс исторического факультета.  Историков (и еще целый перечень гуманитариев), в отличие от специалистов в других областях, не учат – БОЯТЬСЯ.

Меня вы, профессиональные историки, презрительно называете ветеринаром, но меня на ветеринарном факультете учили – БОЯТЬСЯ.  Четыре тома «Ветеринарного законодательства» почти наполовину состоят из того, что будет ветеринару, если он в своей работе допустит ошибку. Врачей, строителей, инженеров, военных… - всех учат опасаться совершить ошибку, учат осторожности в своих выводах, заключениях, решениях и действиях. Другим словом, учат принимать ответственные, продуманные решения, изучать все стороны вопроса, т.е. подходить к делу по-научному. И любой специалист в таких областях, со стажем работы становится всё умнее и умнее. У него накапливается опыт принятия ответственных решений.

А что накапливается у профессионального историка, товарищ skeptimist   ? Кто из историков понес, как врач, например, принявший ошибочное решение по лечению пациента, за свои ошибки какую-то значимую ответственность?

Сфера деятельности, в которой не предусмотрена ответственность за свои решения и действия, ведет к деградации личности. Развивает у специалиста  оглупляющее его чувство бесстрашия, безответственности, и … неумения работать с источниками. Разве идиот может работать с источниками? А идиоты, как правило, переполнены апломбом и чувством собственного превосходства, поэтому мне профессиональные историки пеняют на то, что я не обучен работать не просто с источниками, но еще и с историческими источниками в контексте исторических реалий.

Господа историки, ваше эксклюзивное умение работать с историческими источниками, внушено вам идиотами типа Олега Соколова.  Наполеонами, которым место в палате № 6. Все науки и профессии возникли не тогда, когда специалисты получали дипломы, а в … историческом прошлом…  Когда я обратился с консультацией по поводу применения при лечении Сталина строфантина к своему другу-врачу, тот мне сходу выдал, что «исторические источники» свидетельствуют о том, что в 50-х годах строфантин так применялся и даже назвал сходу автора монографии. Все специалисты, работающие в других областях , изучают исторические источники. Но вы этого не знаете. Вы думаете, что вы одни такие продвинутые.

Знаете, на кого больше всего похожи современные профессиональные историки? На попов. Те тоже не несут никакой ответственности за свою деятельность. Кто им придет из потустороннего мира с претензией, что поповский рецепт, обещавший кайф в раю, привел к попаданию в кипящий котел у чертей-кочегаров? И исторические факультеты стали подобиями семинарий, выпускающие толпы долдонов.

Если вы хотите заниматься историей  (как и любой другой деятельностью) профессионально, сначала научитесь  чувству ответственности, научитесь бояться ошибочных выводов и решений. Этому вас на истфаках не учили. Без этого вы со временем будете только всё больше и больше глупеть.  У вас, уважаемый мой оппонент, уже дошло до «народ победил вопреки Сталину», до уровня Олега Соколова вы почти всю дистанцию прошли. Притормозите и включите задний ход.

Хотя, после вашего "Мою-то аргументацию вы не опровергаете" - сомневаюсь в этой возможности. Похоже, поздно. Девушки! Держитесь от профессиональных историков подальше. Опасные люди.

Источник: p-balaev.livejournal.com

Историческая наука. Оглупляющая сфера деятельности. (небольшое дополнение в завершение)

Если бы те негодяи из той комиссии, возглавляемой  С.В.Мироненко  , которая работала в архивах, отыскивая документы для суда над КПСС, в том числе по Большому террору,  имели бы хоть чуточку больше ответственности и ума, чем незадачливый расчленитель Соколов, то…  Я даже не говорю о том, что они смогли бы документы по 37-му году сделать хотя бы немного более аккуратно, а не так безобразно безграмотно с массой даже грамматических ошибок,  логических нестыковок и противоречий… Даже не об этом.  Чуть более  умные и ответственные люди комиссией в таком составе даже не сунулись бы отыскивать в архивах хоть что-то о Сталине и его времени.

И если бы те историки, которые сейчас оперируют этими «архивными документами» о Большом терроре, владели хотя бы азами методов источниковедения, то они ко всем этим «архивным документам» относились, как к смешной макулатуре. Любой человек, знакомый с методами источниковедения обязан понимать, что один только состав комиссии Мироненко ценность «архивных документов» о 37-м годе множит на ноль.  Пока они, после такого обнаружения,  не будут подвергнуты всестороннему экспертному исследованию по-настоящему независимой экспертной комиссией, никакой научной ценности они не представляют. Ссылаться на эти документы - верх безграмотности.

Но вы, господа историки, сами своей специальностью не владеете, но кичитесь своим профессиональным образованием. Изучайте свой предмет. Не всегда вы будете безнаказанно творить подобное тому,  что сейчас выдаете. Были времена, когда вашего брата за результаты «научных трудов» и на нары определяли. История имеет свойство повторяться. Или вы даже этого не знаете?

Источник: p-balaev.livejournal.com

Поделитесь материалом в социальных сетях.

 

 

Читайте также

Также вы можете выбрать удобную форму участия и поддержки нашего проекта по ссылке ниже

Участие в проекте "Закон Времени"