Аналитика КОБ

 
Психолог, развалившись в старом кресле, стоявшем в углу «большой комнаты», весь погрузился в книгу «Возможное и невозможное в кибернетике», найденную в прихожей на полке. Он настолько увлёкся чтением, что не слишком прислушивался к диалогу, происходившему между Журналистом и Физиком. Они играли в шахматы, сидя за столом у окна, и одновременно обсуждали очень знаменательное событие, которое на днях буквально потрясло всю страну.

– И тогда я понял: что-то произошло. Концерт ко Дню Милиции просто так не отменят, – сказал Журналист. – Звоню шефу, а он уже в курсе. «Брежнев умер», говорит.

– А нам на первой паре сказали. Наш препод сообщил: «У меня для вас две новости: хорошая и плохая. Начну с плохой – умер Леонид Ильич Брежнев». /*Прим. О смерти Брежнева официально сообщили в четверг 11 ноября 1982 года в 10 утра*/ Вторая новость про отмену лекции не вызвала такой радости, как обычно. Народ весь день ходил с круглыми глазами. Девчонки даже поревели. Кого назначат генсеком, как думаешь?

– Известно кого – Андропова. Шеф сказал, что ТАМ, – Журналист указал вверх, – всё уже решено.

– Или Черненко, – Психолог оторвался от теории кибернетического управления и присоединился к разговору.

– По-моему, никакой разницы, – заметил Журналист.

– Не скажи, Ник. Ведь после того, как похоронят Брежнева, кому-то из будущих генсеков ещё предстоит похоронить и целую эпоху. Ты что, забыл, что скоро у нас вместо Генсека будет рулить Президент? – спросил Физик и, протянул руку к коню, явно намереваясь срубить пешку.

– Как такое забыть? Но ведь это произойдёт не скоро, а только лет через двадцать-тридцать, – Журналист зачем-то посмотрел на часы и, пожав плечами, добавил: – Да и то, если наша догадка верна.

– Мне почему-то кажется, что верна, – сказал Физик, так и не решившийся сделать ход. – Судя по газете, КПСС, будет называться как-то иначе или совсем... Слушайте, а может у нас вообще капитализм будет?

– Менять нужно не Генсека на Президента, не социализм на капитализм, а систему управления страной. – заметил Психолог. – Совмещать нужно план и рынок.

– Это ты в «Кибернетике» вычитал? – иронично спросил Журналист.

– Напрасно смеёшься, в книге действительно много интересного с точки зрения автоматизации процессов управления, – сказал Психолог. – Между прочим, в методе динамического программирования просматривается ответ на вопрос о многовариантной матрице возможных событий. Я пока не могу точно сформулировать свою мысль, но мне кажется, что разгадка с газетами за 8 авуста 2012 года близка.

– Конечно близка. Прямо рукой подать. Через тридцать лет соберёмся здесь восьмого августа, если доживём, конечно – и сразу всё разгадаем, – продолжал иронизировать Журналист. – Полуэкт, ну шо ты замер с протянутой рукой, как Дюк де Ришилье, ходи давай.

– Я пытаюсь представил себя через тридцать лет, – задумчиво сказал Физик, – и не могу.

– А ты походи, а потом представляй себе сколько угодно. Не знаю, что будет через тридцать лет, но сейчас ты проиграешь, стопудово. Кстати, ты проявил плёнку?

– Проявил, но кадры снова оказались пустыми. Ни телепрограммы, ни письма Макаревича никакому президенту нет, – ответил Физик и наконец-то сделал ход, который вряд ли мог спасти его от поражения.

– Жаль. Для того, чтобы делать какие-то выводы, информации маловато, – покачал головой Психолог. – Черненко старше Андропова, но, тот говорят, болен. Полагаю, никаких кардинальных изменений ни от одного, ни от другого ждать не стоит. А судя по тому, что мы узнали, страну впереди ожидает крутой поворот. Значит…

Логическую цепочку закончить не удалось. Входная дверь в квартиру громко хлопнула и прихожая наполнилась шумом. Друзья услышали, как что-то тяжелое свалилось на пол и кто-то громко чертыхнулся. На пороге комнаты появился крупный мужчина с чёрной кожаной курткой в руках, мокрой от дождя. Из-за его широкой спины выглядывал улыбающийся Программист.

***

Виктор Михайлович Корнеев приехал из Москвы в четверг утром и остановился, как и обещал, в квартире братьев Приваловых. Все свои командировочные вопросы он уже решил и в пятницу запросто мог бы ухать обратно в столицу. Но он запланировал провести выходные в Ленинграде, чтобы познакомиться с друзьями Программиста, а заодно помочь ему восстановить «чипстоун» и модернизировать «ZX Specrum». Весь пятничный вечер и до глубокой ночи приятели «шаманили» с камнем , а прямо с раннего утра, наспех перекусив, уехали на «толчок» около магазина «Юный техник», где долго и безуспешно пытались найти устройство для чтения гибких магнитных дисков. «Не волнуйся, я же обещал тебе материализовать дисковод, если не удастся его купить, – говорил Витька». «Не получилось бы, как с телефоном у старика Хоттабыча, – смеялся Программист. – Помнишь, как он создал телефонную будку с бесполезным телефоном из цельного куска чистого мрамора?». Так и не найдя «флоппи драйва», да ещё и попав под внезапно начавшийся проливной дождь, приятели вернулись домой ни с чем – мокрые, голодные и злые.

***

– Ну и погодка тут у вас, – мрачно сказал Корнеев, даже не поздоровавшись. – А зонтик этот чудик почему-то не взял. Полуэкт, повесь эту чёртову куртку куда-нибудь, петелька оборвалась, – попросил он, протягивая куртку Физику.

– Знакомьтесь, это Виктор Михайлович Корнеев, собственной персоной, – представил гостя Программист.

– Просто Виктор, – буркнул Корнеев и протянул руку.

– Просто Никита, – улыбнулся Журналист.

– Алексей, – представился Психолог. – Наслышаны о Вас.

Физик повесил тяжелую куртку на спинку стула и под шумок стал складывать шахматы, быстро уничтожая следы почти проигранной им партии.

Во время завтрака, сопровождавшегося довольно длительной беседой «обо всём», выяснилось, что Виктор Корнеев – вполне доброжелательный, хотя и действительно немного грубоватый «маг со стажем», как и предупреждал Программист. Столичный гость заинтересованно выслушал рассуждения Психолога о типах строя психики и сразу разложил по полочкам всех общих с Программистом знакомых. Себя он определил на полку «демонов, готовых пожертвовать собой ради познания истины». Согласившись с тем, что только человечный тип строя психики способен удержать в узде все инстинкты, привычки и стереотипы, Витька признался, что работая в НИИЧАВО не всегда мог сдерживать свои эмоции, особенно когда сталкивался с беспробудной тупостью. «Зато сейчас я стал спокойный, как удав. Доказывать что-либо дуракам мне просто лень», – сказал он.

Программист и Корнеев, перебивая друг друга, принялись вспоминать о своих необычных приключениях в соловецком НИИ.

«Когда родился Полуэкт, – рассказывал Корнеев, – мы с Санькой примчались в Ленинград, выпросив у директора нашего института Януса Полуэктовича Невструева командировку в ЛОМО (Прим. первый оптический завод России). Когда на семейном совете Приваловы подняли вопрос о том, как назвать их долгожданного отпрыска, Санька предложил имя Полуэкт».

«Я потом долго анализировал, почему именно это имя пришло тогда мне в голову, – пояснял Программист. – Впервые я услышал его от говорящего кота Василия, живущего в избушке Наины Киевны. Он страдал от склероза, вечно забывая не только сюжеты сказок, но даже имена персонажей. Для самых критичных обострений у него было припасено имя Полуэкт, которым он нарекал всех: от русского царя Полуэкта до багдадского портного Полуэкта ибн Полуэктовича. Кроме того, в переводе с греческого Полуэктос обозначает «долгожданный, желанный», поэтому наши, уже не молодые и, безусловно, счастливые родители не стали возражать».

Эту и некоторые другие истории, рассказанные ранее Программистом, друзья прекрасно знали, и поэтому просто вежливо улыбались, время от времени удивлённо округляя глаза. Но рассказ о дискретной контрамоции (движении по времени в обратную сторону), был озвучен впервые. В контексте с недавними событиями, связанными с «чипстоуном» и газетой из будущего, он оказался очень актуальным и действительно заинтересовал слушателей. Оказалось, что тот самый двуликий Янус Поулэктович Невструев был результатом собственного эксперимента, который он произведёт над собой далёком будущем. «Однажды ему удалось повернуть ось времени вспять и он вместе со своим любимым попугаем Фотоном превратился в дискретного контрамота, – рассказывали Програамист и Корнеев, – и стал жить в обратную сторону: из будущего в прошлое. Да, так уж получилось, что нашим институтом руководил один «двуличный» человек. Но оба лица пользовались заслуженным уважением у всех сотрудников, без исключения. Оказывается, и такое возможно».

– Вот у кого нужно спросить про то, какой из вариантов событий восьмого августа 2012 года станет нашим реальным будущем, – предложил Физик. – Вы не знаете, где сейчас работает Янус Полуэтович? – обратился он к Корнееву.

– Знаю. В Академии Наук. Только не станет он вам ничего рассказывать – мрачно сказал Корнеев.

– Не станет, – подтвердил Программист. – Я однажды у него хотел спросить о том, как сложится судьба человечества. Знаете, что он мне ответил? «Не интересно, – говорит, – читать хорошую книгу с конца». Я тогда впервые задумался над вопросом: а всегда ли полезно знать, что тебя ждёт в будущем? Правда, не простой вопрос? Ведь зная наперёд свой жизненный сценарий, ощущаешь себя беспомощным идиотом, за которого кто-то уже все предрешил.

– А как же быть с газетами? – воскликнул Физик. – Мы ведь своими глазами видели, что со страной может произойти или даже произойдёт… нечто нехорошее. Как же теперь быть? Сделать вид, что ничего не знаешь, убедить себя, что это пустые домыслы, или наоборот, нужно что-то срочно предпринимать, чтобы попытаться предотвратить возможный исход?

Все замолчали, задумавшись. Было слышно, как за окном по металлическому карнизу стучат капли дождя.

– У нас слишком мало информации для анализа, – прервав молчание, сказал Программист. – Зато можно достаточно точно предсказать, что 19 мая 2073 года всё будет хорошо. По крайней мере, в России.

– Сто пятьдесят первая годовщина пионерской организации имени Ленина? – быстро в уме прикинул Физик. – Что за дата такая… не круглая?

– Ленин тут ни при чём, – начал пояснять Программист. – Мы ещё двадцать лет тому назад с Витькой и другими ребятами «вычислили», что в этот день знаменитые русские космолётчики подарят нашему Янусу Полуэктовичу того самого попугайчика по имени Фотон…

– … который умрёт почти двадцать лет тому назад, – добавил Корнеев, с удовольствием наблюдая за реакцией слушателей.

– Началось… – вздохнул Журналист. – Приготовьтесь, нам снова будут делать операцию под названием «вынос головного мозга». А у меня на мой мозг последняя надежда...

Программист засмеялся.

– Успокойся, Ник, никто на твой мозг покушаться не собирается. Но если когда-нибудь захочешь, я дам тебе почитать свои записки, которые сделал будучи младшим научным сотрудником НИИЧАВО.

– Договорились. Кстати, а вы починили «чипстоун»? – вспомнил Журналист. – Мне уже неделю совесть спать не даёт.

– Вот видишь, кроме мозга у тебя и совесть есть, а это очень даже неплохой тандем, – отметил Программист. Хотя, честно говоря, бессонные ночи на тебе почти не отразились, – иронично заметил он. – А камень удалось реанимировать благодаря Вить… Виктору и моим запасам «мёртвой» и «живой» воды.

– Неужели? Значит, я зря переживал, не доедал, не допивал! – от душевного облегчения слова Журналиста сами сложились в рифму. – Между прочим, Привалов, зря хихикаешь, держи презент. В качестве моральной компенсации, так сказать.

И Журналист протянул Программисту свёрток.

– Что это, Ник? – удивился Программист.

– Я не знаю точно, как называется эта штука. Ты мне про неё «втирал» прошлый раз. Японская. Пятидюймовая, как ты и говорил.

– Неужели пятидюймовый «флопповод»?! Витька, смотри! Вот это чудеса!

Глаза Программиста засветились от счастья, а Корнеев просто неопределённо хмыкнул.

– Нет, Ник, ты всё-таки волшебник, спасибо, дружище! Где достал?

Программист принялся разворачивать плотно упакованный свёрток, но Журналист его остановил.

– Давай не сейчас, Саша, иначе мы тебя на сегодня потеряем, я тебя знаю. А достать такую штуку не проблема, когда есть нужные люди. Не имей сто рублей, как говорится. Да, про деньги, кстати, забудь, – спохватился Журналист. – Прими подарок безвозмездно, то есть даром.

Программист всё же развернул упаковку. Удостоверившись, что пятидюймовый FDD-привод настоящий и посокрушавшись, что не может испытать устройство прямо сейчас, он отложил его сторону.

– Это просто праздник какой-то, – ещё не веря своему счастью он не отрывал глаз от неожиданного подарка, сказал Программист.

– Ай-я-яй! В стране траур, а у него праздник, – укоризненно покачал головой Журналист и тут же обратился к Корнееву. – Виктор… эээ…

– Да просто Виктор, – сказал тот.

– Хорошо. Виктор, а расскажите нам, что говорят в Москве по поводу нового генсека? Кто будет: Черненко, Андропов или кто-то другой?

– Говорят – Андропов, – ответил Корнеев.

– А фамилия Путин Вам не знакома? – не унимался Журналист.

– Не слышал. А кто это?

– Так я же тебе рассказывал про газету, про письмо, про президента, – оторвав наконец-то взгляд от заветной коробочки, напомнил Корнееву Программист .

– Да-да, я помню, просто фамилия вылетела из головы, – ответил тот. – Нет, точно про Путина не слыхал.

– Вот и я не слыхал, – вздохнул Журналист. – Я тут поспрашивал у своих влиятельных друзей, кто такой Путин, и никто…

– Погоди, ты что рассказал им о зазеркалье? – удивлённо перебил его Программист.

– Шура, я Вас очень уважаю, но, за кого Вы, Шура, меня имеете? – тоном Паниковского спросил Журналист. – Я шо похож на сумасшедшего или Вы хотите, чтобы мои друзья таки засомневались в моём рассудке? Кто мне поверит? Конечно же, я никому ничего не сказал, но попытался осторожно выяснить, кто же такой этот Путин.

– Ну и? – спросил Программист.

– Ну и никто ничего не знает. Или это будущее, про которое мы читали в шикарной газете, тоже липовое, или одно из двух. В смысле, будущий президент еще не знает о том, что его ожидает такое счастье. Кстати, отличный сюжет для фантастического романа: из будущего прибывает человек, который знает, кто станет президентом, помогает ему в этом деле и сам становится его лучшим другом. Или наоборот, мешает, пытаясь его устранить. Или даже не так: мешает его мамаше встретиться с папашей, или…

Фантазия Журналиста настолько разыгралась, что его нужно было срочно вернуть в реальность.

– Никитос, а что мешает тебе в этот раз переписать свою фамилию на фамилию Путин, и самому возглавить страну? На нашу поддержку всегда можешь рассчитывать, – подмигнув товарищам, предложил Программист, но, видя что Журналист задумался, добавил: – Да шучу я, шучу, расслабься.

– Возглавить страну мало, – задумчиво сказал Психолог, – нужно ещё знать как ею управлять. Конечно, с нынешней системой управления это не так уж сложно, но саму систему давно пора менять. Реальность такова, что наверху, у рычагов управления страной оказываются люди, имеющие очень смутное представление о том, что такое нравственность и этика. Но людей, не обладающих человеческим типом строя психики, Бог лишил возможности правильно различать хорошее и плохое, истинное и ложное. Поэтому они не способны не только правильно выбрать путь движения, но и оценить последствия следующего шага, и рискуют вместе со страной свалиться в пропасть, как матрёшка со стола. А какая это ответственность, хоть кто-нибудь из вас представляет? Кроме того, одному человеку никогда не справиться с управлением такой огромной махиной, как Советский Союз.

– Ты хочешь сказать, что Союз слишком большой и нужно его разъединить на части, чтобы было легче им управлять? – не слишком удачно пошутил Журналист.

– С ума сошел? – не сдержался Психолог. – Кое-кто, наверняка, только об этом и мечтает. У Глобального Предиктора с определённой периодичностью возникает желание: разделить Россию на части, вспомни историю. Я говорю о том, что нынешняя концепция управления себя изжила и нужно срочно её обновлять. От стереотипа, что народ и Партия едины, внушенного нам с детства, нужно избавляться. Ведь очевидно, что партийная «элита» или советская номенклатура всё больше и больше отрывается от народа и теряет с ним связь. На обещаниях жить всё лучше и лучше долго не протянешь. Люди-то у нас замечательные: и терпеливые, и выносливые, и умные, но вынуждены всё время к чему-то приспосабливаться, что-то придумывать, чтобы обеспечить себя элементарными вещами.

– Вот-вот. Днём, как говорится, космические корабли бороздят просторы Вселенной, а вечером их инженеры и конструкторы за колбасой в очередь выстраиваются, – подхватил Программист. – Про персональные компьютеры и запчасти к ним молчу тихонько – это моя личная боль. Наш многопроцессорный «Эльбрус» лучше и быстрее всех западных аналогов, а язык «Автокод», по-моему – шедевр человеческой мысли. Но куда смотрят наши... язык не поворачивается вслух произнести всё, что думаю.  Даже приличный программируемый калькулятор достать не могу. При всём моем уважении к отечественной вычислительной технике наш МК до Casio пока не дотягивает. Полуэкту пришлось просить у своих сокурсников, чтобы те привезли из… откуда, Полуэкт?

– Из Чехословакии. Чехи, конечно, ребята хорошие, но как-то… за державу обидно.

– А я недавно по всему Ленинграду колесил, масло искал, – вспомнил Психолог. – Продавцы говорят: «Подорожало масло, народ откуда-то узнал и накануне всё масло с полок смел».

– М-да. «Масло подорожало». Вот так взяло масло и вдруг, ни с того ни с сего – р-р-раз... и подорожало. Нужно запомнить, – хмыкнул Программист.

– Вы не там масло ищете, записывайте телефон, скажете от Никиты, – Журналист приготовился диктовать номер.

– Не надо, Ник, – раздражённо сказал Психолог. – Не в масле дело. Дело в государственном управлении. Ну ладно, дефицит продуктов, нормальной одежды и обуви еще можно как-то объяснить. Но кто может внятно ответить: почему в самой читающей в мире стране в магазине невозможно купить нужную книгу? Почему всё только по знакомству или из-под полы? Почему кругом очереди? Неужели нельзя всё правильно рассчитать и организовать, чтобы людям было просто и удобно? Создаётся впечатление, что три информационные опоры советской экономики Госплан, Госкомстат и Госснаб вознесли руководителей страны на немыслимые высоты. От народа оторвали, но к Богу не приблизили.

– А что вы хотите? Санька, угадай с одного раза, кто у нас в Госплане работает? – вмешался в разговор Корнеев и неожиданно заорал: «Вы мне это тут прекратите, товарищ Привалов!».

Все удивлённо посмотрели на Корнеева, а Программист захохотал:

– Неужели Модест?

– Он самый. Модест Матвеевич Камноедов, большая нынче шишка. «Экономика должна быть экономной» – это с его подачи сей «перл» подсунули нашему дорогому Леониду Ильичу… Покойному. А без академика Выбегалло сейчас ни одно важное решение не принимается. /*Прим. Речь идёт о персонажах повести братьев Стругацих, отличавшихся консерватизмом, закостенелостью мышления и природной ленью*/

– Стоит ли тогда чему-то удивляться? – пожал плечами Программист. – Беда… Действительно «номенклатура» всё больше превращается в своеобразную паразитирующую надстройку, которая держит в руках нити управления и, манипулируя сознанием ни о чём не подозревающего народа, потихоньку уводит всю систему в сторону. Однако, не нужно забывать, что над нашей, так называемой «элитой», находится еще более высокий уровень глобального управления, преследующий свои далеко идущие планы. Я говорю о «новом мировом порядке» и Глобальном Предикторе. «Ты правишь, но и тобой правят», – говорил Плутарх, историк, а «по совместительству» – верховный жрец Дельфийского оракула храма Аполлона. Но попробуй кому-нибудь заикнись об этом – на тебя навесят ярлык или упекут в психушку.

– Ты читал Плутарха? – поинтересовался Журналист.

– Читал кое-что. «Сравнительные биографии», по-моему.

– «Сравнительные жизнеописания», – поправил Психолог. – Кстати, Саша, я тут у тебя случайно интересную книжку обнаружил. Пока вас не было я немного полистал «Кибернетику». В очередной раз убедился, что некоторые процессы в системах с автоматическим управлением подобны тем, которые происходят в психике человека. Так и хочется их обобщить. Но, кроме этого, у меня появились кое-какие соображения о многовариантности будущего. Рисунок в разделе о динамическом программировании меня натолкнул на одну мысль. Хотелось бы услышать ваше мнение по этому поводу.

– Вот чего-чего, а мнений у нас хоть отбавляй, – сказал Журналист.

– Отлично. Полуэкт, тащи карандаш и бумагу.

– Схему управляемого биоробота рисовать будешь? – Журналист успел увернутся от резинового мячика, который неизвестно откуда появился в руках Психолога.

– Зачем бумага, пойдемте к зеркалу, – предложил Программист. – Наш столичный маг перепрограммировал «чипстоун», возможности новой «прошивки» вам должны понравится. Полуэкт, помоги организовать сидячие места в «читальне».

И Программист торжественно пригласил всех присутствующих проследовать за ним в комнату с зеркалом.

***

Продолжение будет.

Предыдущие части рассказа можно прочитать в моём блоге на КОНТе по шагам. Лучше начать с самого первого шага, но можно и с пятого ))

 Источник: Денис Ленский
 
Чтобы быть в курсе текущих событий и аналитики, используйте Новостную ленту

Поделитесь материалом в социальных сетях.

 

 

Обеспечение проекта

Минимально необходимо: 35 000 руб./мес.

Собрано на 16.01: 26 206 руб.
Поддержали проект: 48 чел.

посмотреть историю
помочь проекту

Читайте также