Аналитика

("The Financial Times", Великобритания)
Алан Битти (Alan Beattie)

США хотят ужесточить правила интеллектуальной собственности в новых торговых соглашениях, однако формирующиеся рынки обеспокоены их условиями.

Европейские первопроходцы международной торговли отправлялись за моря, имея при себе "патентные грамоты" от своих монархов, и отправляли домой роялти за использование имени своего повелителя. В наши дни роялти получают новые цари глобальной экономики: изготовители интернет-технологий, фармацевтических препаратов, музыки и фильмов. Глобальная торговля, основу которой когда-то составляли порты, грузовики и контейнерные суда, все больше связана с патентами, торговыми марками и авторским правом.

США, являющиеся имперской столицей прав интеллектуальной собственности, благодаря лицензионным и патентными выплатам и отчислениям из-за границы, сегодня зарабатывает почти столько же, сколько за свой знаменитый экспорт сельскохозяйственной продукции. А накопленная прибыль от таких отчислений в США за прошлый год в два раза превысила доходы от сельского хозяйства.

Однако глобальное распространение правил интеллектуальной собственности, главным поборником которых являются Соединенные Штаты, сталкивается с сопротивлением. Критики утверждают, что США своими попытками вписать правила интеллектуальной собственности в торговые соглашения продвигают по всему миру несправедливую, однобокую и даже не работающую правовую культуру в этой сфере.

Кит Маскус (Keith Maskus), работающий экспертом по интеллектуальной собственности и торговле в Университете Колорадо, говорит по этому поводу следующее: "Есть немало правды в утверждениях о том, что Соединенные Штаты экспортируют свой закон об интеллектуальной собственности, а также - пороки этого закона". 

Интеллектуальная собственность - это общепризнанная, хотя вызывающая массу споров и противоречий составляющая торговых сделок с начала 1990-х годов. Тогда Вашингтону удалось вписать в законы ВТО положения TRIPS (Торговые аспекты прав интеллектуальной собственности). Эти положения вызывают раздражение и возмущение у некоторых развивающихся стран, производящих непатентованную фармацевтическую продукцию, поскольку они вынуждают членов ВТО обеспечивать минимальный уровень защиты патентов, авторских прав и торговых марок. Многие государства заявляют, что это обременительно. Эти меры вызывают тревогу и у некоторых ортодоксальных экономистов и сторонников свободной торговли, отмечающих, что предоставление монопольных прав - таких, как патенты, - это очень сложный принцип, мешающий снижению пошлин и либерализации коммерции.

По мере развития программного обеспечения, технологий и отрасли развлечений, а также оцифровки средств массовой информации и интернета, и их интеграции на глобальном рынке Соединенные Штаты настаивают на еще большем ужесточении правил, испытывая лоббистское давление со стороны таких компаний, как Disney, Universal и Microsoft. Для них - это вопрос поддержания норм права. Но, по мнению развивающихся стран и участников кампаний протеста, которые с большим скепсисом относятся к торговым соглашениям, - это очередной рейдерский захват со стороны богатых транснациональных корпораций.

Из-за мощного противодействия развивающихся стран правам интеллектуальной собственности этот вопрос не был включен в торговые переговоры ВТО в Дохе, которые начались в 2001 году. Но поскольку "дохийский раунд" переговоров, по сути дела, почил в бозе, Соединенные Штаты продвигают данный вопрос в соглашениях масштабом помельче, где у них больше власти и влияния. Главным в этом плане является Соглашение о Транстихоокеанском стратегическом экономическом партнерстве с восьмеркой других стран Азиатско-Тихоокеанского региона, переговоры по которому начались в 2010 году. Соединенные Штаты хотят превратить его в шаблон общемирового масштаба для будущих пактов.

Прогресс на переговорах по этому соглашению оценить трудно: если не считать периодических утечек в виде копий документов, переговоры засекречены и проводятся в основном втайне. Но нет никаких сомнений, что права интеллектуальной собственности, и в частности - авторские права, вызывают массу противоречий и споров.

Администрация США утверждает, что просто пытается распространить в мировом масштабе те принципы, которые уже существуют и действуют в американском законодательстве, обменивая стимулы для производителей на доступ для пользователей. "Важно четко дать понять, что мы пытаемся добиться создания сбалансированной экосистемы авторских прав", - говорит один американский представитель.

Но даже это для некоторых - слишком. США, где индустрия развлечений постоянно лоббирует свои интересы, имеют довольно строгие законы в области авторских прав. Принятый в 1998 году "Закон о защите авторских прав в цифровую эпоху" возлагает большую ответственность на провайдеров онлайновых услуг, таких, как YouTube и eBay, за недопущение появления материала, ограниченного действием авторских прав. Он защищает их от ответственности за размещение нелицензированных фотографий и видеокадров лишь в том случае, если эти провайдеры строго выполняют вполне конкретный набор правил. Кроме того, закон вносит в разряд противоправных деяний попытки обойти стороной цифровые блокировки, применяемые для защиты от посягательств на авторские права, например, взлом сотовых телефонов типа "джейлбрейк", позволяющий использовать неразрешенные приложения. Положения американских законов о "честном использовании" охраняемого авторским правом материала, например - в области преподавания или исследований, довольно строги.

Сьюзан Аронсон (Susan Aaronson), преподающая международные отношения в Университете Джорджа Вашингтона, говорит об этом так: "У США - ограниченные представления о честном использовании, и мы чаще всего передаем эти полномочия компаниям. Но другие страны поступают иначе". У стран с более низкими доходами, входящих в Транстихоокеанское стратегическое экономическое партнерство, - таких, как Вьетнам, зачастую имеются более ясные и понятные юридические проблемы интеллектуальной собственности (например, изготовление контрафакта). И даже членам партнерства с более развитыми экономиками, таким, как Чили, придется пойти на более масштабные изменения, чтобы соответствовать предлагаемым США нормам и правилам.

У Чили, которая в 2010 году переписала свой закон об авторском праве, сейчас существует довольно надежная защита для провайдеров интернет-услуг и пользователей от юридических действий за нарушение таких прав. Эта страна предпочитает, чтобы транстихоокеанское партнерство просто подтвердило действующие договоры - такие, как TRIPS. Но США вместо этого оказывают давление на Чили, заставляя ее ужесточать свои правила. Они уже внесли эту страну в "список приоритетного контроля" за нарушения в области прав интеллектуальной собственности наряду с такими государствами, как Россия, Китай и Венесуэла, а также все жестче ставят данный вопрос в транстихоокеанском партнерстве.

Утечки информации с переговоров показывают, что страны-члены данного партнерства существенно расходятся в вопросе авторских прав. Позицию Чили, которая противостоит давлению США, поддерживают многие страны, в том числе - Новая Зеландия, Малайзия и Вьетнам. Согласно сообщениям СМИ, чилийские руководители публично размышляют над вопросом о том, стоить ли и дальше участвовать в работе Транстихоокеанского стратегического экономического партнерства, учитывая то обстоятельство, что экспорт Чили и без того неплохо проникает на рынок США благодаря двустороннему торговому соглашению. 

Даже те, кто в целом поддерживает американский режим в области интеллектуальной собственности, говорят, что переговорная стратегия администрации Обамы чревата распространением такого дисбаланса. В США так называемые "ограничения и исключения" из авторских прав зафиксированы через прецедентное право и административные решения таким образом, что влиятельные компании из сферы интернета и телекоммуникаций действуют в качестве противовеса лоббистам из индустрии развлечений. Главный библиотекарь Конгресса, например, пользуется правом предоставлять временные льготы и исключения из правил по цифровым блокировкам по определенным видам материала, таким, как записи на DVD-дисках, используемые для преподавания в вузах.

Вице-президент по вопросам права и политики Ассоциации производителей вычислительной техники и средств связи (CCIA) Мэтью Шруэрс (Matthew Schruers) обеспокоен тем, что противостоящие друг другу во внутренних дебатах силы имеют гораздо меньше влияния на торговые переговоры. "США лицемерно заявляют об ограничениях, но они обычно носят добровольный характер, - в то время, как исполнение обязательств обеспечивается принудительно, - говорит он. – Если вы внедряете на мировом уровне только половину закона, то можете ждать негативной реакции".

Администрация США заявляет, что учитывает существующую обеспокоенность, хотя ушло немало времени, прежде чем это заявление прозвучало. В июле текущего года, когда прошло более двух лет с момента начала переговоров, американская сторона опубликовала проект предложений по включению в закон об авторском праве в рамках Транстихоокеанского стратегического экономического партнерства ограничений и исключений.

У критиков немедленно возникли подозрения, и не в последнюю очередь из-за того, что настоящий текст предложений, как всегда, оказался конфиденциальным. "Из-за такого предложения ситуация на самом деле может даже ухудшиться, поскольку существующие исключения подвергнутся новым, весьма серьезным испытаниям", - говорит Каролина Россини (Carolina Rossini) из фонда Electronic Frontier Foundation, который борется за права в интернете. Американские официальные лица заявляют о беспочвенности таких опасений, отмечая, что не собираются менять правила в отношении так называемых незначительных исключений в международных договорах. Они защищают охраняемый авторским правом материал при цитировании в новостных репортажах и в процессе преподавания.

Американский представитель на переговорах также выступает в защиту политики секретности, заявляя, что США "провели беспрецедентную разъяснительную работу, поддерживая при этом такой уровень конфиденциальности, который необходим для сохранения американской стороной стратегических возможностей по заключению сильного соглашения". Однако точные детали переговоров от общественности скрывают, а это усиливает подозрения по поводу той версии закона об интеллектуальной собственности, которую Соединенные Штаты пытаются навязать своим торговым партнерам.

Более того, каковы бы ни были изначальные намерения участников переговоров, опыт включения положений об интеллектуальной собственности в более ранние торговые соглашения свидетельствует о необходимости сохранять осторожность. Австралия, также входящая в состав Транстихоокеанского стратегического экономического партнерства, на себе испытала, как правила интеллектуальной собственности в международных пактах могут неожиданно превратить в поле битвы такую сферу внутренней политики, как государственное здравоохранение, в котором эта страна всеми силами стремится сохранять дорогой ей суверенитет. В прошлом году Австралия приняла закон, требующий, чтобы все сигареты продавались в простой упаковке зелено-оливкового цвета, дабы отбить у курильщиков пристрастие к табаку. С тех пор Канберра все глубже вязнет в болоте правовой баталии с глобальным табачным лобби. Производители сигарет утверждают, что своими действиями австралийские власти нарушают права интеллектуальной собственности, поскольку посягают на ценность их торговых марок.

В прошлом месяце Верховный суд Австралии отклонил конституционные претензии производителей сигарет, выдвинутые на указанном основании. Но Канберру ждут судебные процессы на международных форумах. Украина, Гондурас и Доминиканская Республика подали иски против Австралии в ВТО, заявив, что требования по поводу простой упаковки являются нарушением соглашения TRIPS.

Philip Morris и другие табачные компании сотрудничают в этом деле с Доминиканской Республикой, оплачивая в некоторых случаях часть судебных издержек государства, что является общепринятой практикой в судопроизводстве ВТО. Эта компания вызывает в Австралии особое раздражение, потому что она выдвинула отдельный иск о недобросовестном лишении прав и использовании процессуального механизма "государства-инвестора" в двустороннем инвестиционном договоре этой страны с Гонконгом. Иск такого рода позволяет Philip Morris преследовать государство судебным порядком напрямую. Эта компания перевела свои активы из Австралии в Гонконг незадолго до возбуждения данного дела, дабы укрепить свое правовое положение в рамках договора. Такие действия вызвали обвинения в том, что иностранные компании в Австралии имеют больше прав, чем ее собственные.

Philip Morris выступает в защиту этого маневра, который она совершила еще до появления закона об однотонной упаковке, и содержания своей претензии. "Это вопрос об интеллектуальной собственности, потому что никто пока не представил заслуживающих доверия доказательств того, что однотонная упаковка пойдет на пользу здоровью населения", - заявляет компания.

Правительство Австралии, резко порвав с традициями этой страны и вызвав тревогу у работающих за границей австралийских фирм, сейчас заявляет, что не будет впредь подписывать договоры, где есть положения о государствах-инвесторах. Оно также потребовало предоставить льготы и исключения из предлагаемого механизма в рамках транстихоокеанского партнерства.

Пока неясно, каким будет результат судебного процесса против Австралии по вопросу инвестиционного договора. Отказ табачным компаниям в праве использовать свои бренды и торговые марки - это не то же самое, что кража государством таких торговых марок путем их копирования для собственного применения.

Однако данное дело показывает, насколько огромен потенциал разногласий и противоречий в правилах интеллектуальной собственности, включаемых в торговые соглашения. Профессор права Сиднейского университета Люк Ноттидж (Luke Nottage) заявляет, что решение австралийского правительства - это чрезмерная реакция, и говорит, что оно вполне могло просто переписать инвестиционные соглашения, исключив из них активы интеллектуальной собственности. Вместе с тем, он отмечает: "Права интеллектуальной собственности - это такая сфера, где очень сильны национальные интересы, которые часто входят в конфликт… По своим возможностям порождать споры и противоречия они превосходят другие вопросы, такие, как соглашения о предоставлении услуг".

Мировая экономика постепенно перемещается в онлайн, и теперь все большая часть ее добавленной стоимости приходит из сферы исследований и разработок, а не с полей и фабрик. В этих условиях мало кто сомневается в необходимости принятия правил, позволяющих создателям ценного контента получать соответствующее вознаграждение. Но принятие и утверждение таких законов зачастую зависит от их гибкости во временных рамках и в отношениях между разными странами. Пока по-прежнему очень сильны подозрения, что такие правила пишут в основном те, кто от них выигрывает.

Оригинал публикации: Intellectual property: A new world of royalties

Источник: Иносми

Поделитесь материалом в социальных сетях.

 

 

Читайте также

Также вы можете выбрать удобную форму участия и поддержки нашего проекта по ссылке ниже

Участие в проекте "Закон Времени"