Неформат

http://luxfon.com/pic/201209/800x600/luxfon.com-16634.jpg

Немецкий поэт, прозаик и драматург Бертольд Брехт написал рассказ о том, что бы могло произойти в мире, если бы акулы были людьми. По ходу фантазирования автор сообщает вполне узнаваемые факты из человеческой жизни. Представим основное содержание рассказа в следующем виде:

ЕСЛИ БЫ АКУЛЫ БЫЛИ ЛЮДЬМИ:

- Они были бы добрее к маленьким рыбкам - построили бы в море для них огромные

садки со всяческой едой, следили бы за их санитарным состоянием - например, если бы какаянибудь рыбка поранила себе плавники, ей бы сразу сделали перевязку, чтобы она вдруг не умерла, покинув акул раньше времени.

Чтобы рыбки не грустили, для них устраивались бы большие водные праздники - веселые рыбки значительно лучше на вкус, чем унылые.

В больших садках были бы и школы, в которых маленьких рыбок учили бы, как правильно заплывать в пасть акулы. Рыбкам преподавали бы географию, чтобы они могли найти лениво развалившихся где-нибудь больших акул. Но главным было бы, конечно, моральное воспитание рыбок. Их бы учили, что самое Высокое и Прекрасное - это когда рыбка добровольно приносит себя в жертву, и что нужно верить акулам, и быть послушными. И, прежде всего, рыбки должны сторониться любых низких, материалистических, эгоистических, марксистских мыслей, и сразу же сообщать акулам, если какая-нибудь рыбка обнаружит подобные тенденции.

Акулы вели бы войны друг с другом, чтобы захватить чужие садки с рыбками. Они бы заставили воевать в этих войнах своих рыбок. Они бы научили рыбок, что между ними и рыбками других акул существует огромная разница. Рыбы, как известно, немы, но они молчат на совершенно разных языках и поэтому не могут понять друг друга. Каждой рыбке, убившей на войне несколько других, вражеских рыбок, они бы вручили орден из водорослей и присвоили бы звание героя.

У акул было бы также искусство. Создавались бы красивые картины, изображающие зубы акул в самых красивых красках, пасти акул в виде декоративных парков, в которых можно отлично поразвлечься.

В театрах на морском дне показывали бы, как героические рыбки восторженно заплывают в пасть акул.

Появилась бы и религия, которая бы учила, что настоящая жизнь рыбок начинается лишь в животе акулы.

И вообще, было бы покончено с существующим сейчас равенством рыбок. Некоторые из них получили бы должности и были бы поставлены управлять другими. Эти более крупные, занимающие посты рыбки, присматривали бы за порядком, были бы учителями, офицерами, инженерами.

Короче говоря, только в случае, если бы акулы стали людьми, в море появилась бы культура.

Пофантазируем по аналогии с Б.Брехтом о том, что было бы в мире,

ЕСЛИ БЫ ВОЛКИ СТАЛИ ЛЮДЬМИ, ИЛИ ГОМОЛУПУСАМИ:

Они были бы добрее к людям, чем когда-то люди к их предкам.

Человековолки оградили бы места скопления и проживания обычных людей красным волчатником и запретили бы им выходить за его пределы например, посещать поля, леса и горы без специальных волчьих пропусков.

Человековолки переселили бы оставшихся в живых жителей деревень и сел в города. Меры по пропускному режиму и переселению были бы предприняты по следующим соображениям во-первых, чтобы оградить городских жителей от гибели, когда они попадают в неестественные для них природные условия;

во-вторых, чтобы сохранить деревенских жителей от полного вымирания в естественных природных условиях;

в-третьих, чтобы создать нужные предпосылки для популяции и размножения новой породы гомолупуса в более естественных для него природных условиях.

Гомолупусы стали бы стимулировать и поддерживать жизнедеятельность обычных людей в резервациях городского типа и мегаполисах. Они предписали бы горожанам модернизировать предприятия по производству искусственных продуктов питания - мясоконсервов из сои, хлеба из модифицированного крахмала с добавлением пропионата кальция, напитков с эмульгатором фосфора и разных жидкостей типа C2H5OH, незамерзающих ниже нуля градусов по Цельсию Андерсу, для употребления различными возрастными группами населения в любое время года, месяца, недели и суток.

Для производства натурпродуктов в условиях экологической природной зоны за пределами ленточных волчатников гомолупусы стали бы нанимать бывших деревенских жителей, которые еще не утратили способность отличить барана от козы, и лося от коровы. Они вменили бы им в обязанность, прежде всего, выращивание диких и одичавших домашних животных, которых бы позднее гомолупусы лично убивали и разделывали бы их на мясо, организовав по обычаю что-то вроде охоты. Сие действо должно было бы быть обязательным образом запечатлено в учебных фильмах для показа подрастающим гомолупикам и гомолупицам, дабы они не утеряли волчьих навыков своих почти истребленных генетических предков.

Кроме того, молодежи было бы предписано смотреть исторические фильмы, в которых демонстрировалась охота людей на волков, заканчивающаяся фото- и киносъемками счастливых и улыбающихся охотников на фоне отстрелянных окровавленных животных.

Нужно заметить, что внешне гомолупусы почти ничем бы не отличались от человека, разве что глазами. Глаза у них были бы желтые и светились бы в темноте. Для совершенствования породы гомолупуса был бы создан свод кодексов, по которым регламентировались бы правила общежития в экологической природной зоне. Прежде всего, запрещались бы смешанные брачные соглашения с городскими людьми, потерявшими связь с Природой.

Человекообразный вид особей новой породы не давал бы права вести себя по-человечьи, например, бодрствовать днем и отдыхать ночью, питаться не менее трёх раз в день чем попало, совокупляться по требованию одного из брачных партнеров и т.д.

По кодексу гомолупусов браки были бы демократическими и рекомендовалось бы делать все вышеперечисленные действия по зову природы, т.е. когда пожелается, с кем захочется и сколько сможется.

Прототипами альфа волков стали бы масколупы, имеющие недюжинную физическую силу и умеренно высокий интеллект.

Преимущественным правом выбора временного спутника жизни обладали бы геролупы с хищным взглядом, красивым телом и длинными ухоженными ногтями.

Жили бы гомолупусы, конечно, не под открытым небом, а в зданиях, напоминающих гиганские оранжереи со светопроницаемыми крышами и стенами. Такие строения назывались бы лупанариумами. Внутри них росли бы разные, милые гомолупусному сердцу деревья, под кронами которых можно было бы отдыхать в любое время. Там выращивались бы также различные травы, кустарники, растения с сочными плодами - например, белладонна, крушина, волчьи ягоды.

Конечно, внутри лупанариумов были бы созданы специальные водоёмы - пруды, озера различных размеров. В них бы плескалась рыба, квакали лягушки, изредка, неназойливо крякали утки, пели маленькие птички и др.. Конечно, во внутренних водоемах не было бы кровососущих тварей, например, пиявок. В лупанариумах не летали бы и всякие там мошки, мухи, комары - их место снаружи, в совершенно дикой природе.

Из человеческой цивилизации гомолупусы развивали бы только электронику. Все механические топливные (бензиновые, керосиновые и т.п.) изобретения человечества типа самолетов, автомобилей и тракторов, наносящие вред экологии, были бы переоборудованы в соответствии с новейшими экологически безопасными технологиями.

По желанию геролупиц и по велению масколупов на площадях под открытым небом в полнолуние проводились бы хоралы, многоголосое имитативное пение, представляющее собой что-то среднее между человеческим рыданием и волчьим воем. Это было бы главным культурным развлечением гомолупусов.

Притчитания:

- В приведенном выше рассказе Б.Брехта есть ряд противоречий, на которые не обратили внимание ни читатели, ни критики. Если бы акулы были людьми, они не смогли бы жить в водной стихии, вести подводные войны, кушать оптимистическую рыбку, заниматься акваискусством и насаждать морскую культуру.

- Если бы, акулы стали людьми, то о жизни в морских пучинах вообще не было бы и речи. Акулы, приобретя людскую плоть и человеческие привычки, вмиг выбросились бы на сушу и очень быстро освоили бы земные просторы. Впрочем можно догадаться, что это уже произошло.

Дальновидный Брехт спрогнозировал нам акулорыбную социальную систему, которая в двадцать первом веке стала явью на всем земном пространстве.

- Бог сыграл с нами злую шутку, превратив акул в людей, а молчаливых рыбок в людишек. Нас уровняли по форме, но сохранили разницу по содержанию. Пояснение к данной конкретной ситуации:

Людишки - это мелкие человеческие особи, не доросшие до людей по сути; а люди - это великие человеческие особи, похожие на людишек по обличию.

Чтобы не было дискриминации люди ввели понятие народ.

- Горби! Мы - единый народ!- кричали когда-то восточные немцы, приветствуя М.С.Горбачева, и, бросая чепчики в воздух. О, как они ошибались! Люди из Западной Германии скоро напомнили им о диалектическом единстве противоположностей по Гегелю. Боровшиеся за единство устыдились, когда узнали, что они похожи на своих старших западных братьев лишь внешне.

Совсем другая особь гомолупус. Это интегративный продукт, полученный от генетического сближения человека и волка, а не простое превращение одного в другого. Язык не позволяет, правда, четко дифференцировать понятия человековолк и волкочеловек. По правилам русского языка в первом понятии должны превалировать черты волка, а во втором - человека. Язык не выражает интеграцию. Он создан для того, чтобы различать вещи, разделять людей и закреплять идею многобожия.

Будем считать, что гомолупус интегративное понятие, которое отвечает требованиям сегодняшнего времени. Отвечает требованиям с одной оговоркой - по меркам западного времени, а не восточного. Мы знаем, по какому времени мы живем, поэтому мы делим и разделяемся, уходим и не сходимся.

Гомолупус - это образец, символ и цель прозападного образа жизни. К нему стремится вся Западающая Европа, объединившая под крышей своего Союза многие страны. Не нужно думать, что слово союз указывает только на соединительную функцию, например, Германия и Франция. Известно, что есть противительные союзы, например, Германия, но Греция, а также разделительные союзы, например, и Германия или Турция. Так, что трудно сказать, чего в этом Союзе больше.

В нашей бывшей объединенной стране Фридриха Гегеля любили и понимали. Чтобы не юзить сообща, мы сознательно уступили место борьбе противоположностей, поэтому великой страны не стало и сегодня мы одерживаем победы порознь.

Нам хватает юза и в той стране, что досталась нам после перекройки большой территории. Но мы, несмотря на врменные трудности, которые испытываем с периода "развала", все равно впереди Европы всей! Они обязательно придут к тому, от чего мы отошли. И это нам по душе и даже как-то приятно, потому что с христианством у нас проблемы, правослвить не получается, а славить прво мы не приучены.

Гомолупус нужен человечеству для того, чтобы раз и навсегда отказаться от преступной мысли, что человек человеку волк. Новая порода это не волк и тем более не человек! Место человеку за красными флажками!

Это Божье наказание за нелюбовь к Природе и к Себе тоже.

Вероятнее всего флажковая лента будет протянута по Уральскому хребту. Сейчас идут споры по этому поводу. Некоторые предлагают провести демаркационную линию по западным границам бывшего дважды Союза (= Союза Советов). Это приверженцы идеи человек волку друг. Как бы то ни было, за каким-то из двух хребтов и расположится новое гомолупусное государство с умносильными масколупами и красавицами-гералупицами; с многочисленными животными стадами и лупанариями; с площадками для имитативного пения и гравитационнонезависимыми средствами передвижения.

Итак, друзья, мы заглянули в будущее. Будущее - это то, что обязательно будет. Остается только подождать, когда оно наступит, т.е.

станет настоящим. А пока к нему нужно готовиться - закупать веревки, красную материю и плести гомочатник.

Слово за генной инженерией! Никто же не будет пускать создание гомолупусов на самотёк. Дело это не совершается естественным способом.

Источник: lib.knigi-x.ru

Поделитесь материалом в социальных сетях.

 

 

Читайте также

Также вы можете выбрать удобную форму участия и поддержки нашего проекта по ссылке ниже

Участие в проекте "Закон Времени"