Аналитика

РОССИЯ, ВПЕРЕД – В ТРЕЗВОЕ БУДУЩЕЕ!

Президенту РФ
Медведеву Д.А.

Уважаемый Дмитрий Анатольевич!

Ваши решительные и мужественные действия, направленные на дестабилизацию сытого жития организаторов «национального бедствия» под названием Алкоголизм, – и воодушевили, и подбодрили, и обрадовали всех искренних сторонников здорового, трезвого образа жизни. Однако, скажем прямо, Ваши же действия вселили и некоторую тревогу за исход похода, Вами начатого. Еще со школьной скамьи помним мы фразу поэта-классика:

Суждены вам благие порывы, 
Но свершить ничего не дано...

К сожалению, это пророческое «карканье», летящее в спину порывающих-ся, не столь уж и редко оказывалось простой констатацией факта свершившегося. Может это же случится и сейчас, и не только потому, что, как Вы сказали, «рабо-те будут пытаться мешать … группы продажных чиновников и ничего не пред-принимающих «предпринимателей», не только потому, что, как сказал в свое вре-мя экономист Н.Шмелев «Россией правят водочники», но еще и потому, что алкопроблема – безусловный, многосотлетний лидер в деле накопительства липкой лжи и тупых, совершенно диких, иррациональных предрассудков, обычаев и псевдотрадиций. Вот почему по Вашему приглашению я и решил принять участие в той дискуссии, которую Вы открываете своим беспрецедентным письмом «Впе-ред, Россия!»
 
1. 
Любая серьезная дискуссия, как известно, начинается с определения содержания основных понятий, используемых в заявленном тезисе. В данном случае в роли такого понятия выступает «алкоголь».  
Что есть алкоголь?
На алкоголь существует две, диаметрально противоположные точки зрения: корыстно-бытовая и научная.
Исходя из первой, утверждается, что алкоголь – напиток, в котором населе-ние остро нуждается, а потому, якобы, его необходимо производить, рекламировать и распродавать.
 Это, как вы понимаете, точка зрения ядопроизводителей, ядоторговцев да впавших в невольное или же специально для того организованное информационно-умственное заблудство.
2-я точка зрения – позиция тех, кто шкурно-личного интереса не имеет ни-какого и выступает за трезвость исключительно из убеждений нравственных, ис-ходя из представлений о правильном, о должном, по совести сотворенном.
К сожалению, на сегодняшний день позиция «по совести» и позиция госу-дарственная, мягко говоря, не совпадают, т.е. позиция государственная это бессовестная позиция, аморальная и безнравственная. Поскольку обманным путем при прямом пособничестве госструктур, людям всучиваются жидкости совершенно непригодные для использования внутрь.
Вот, в частности, что предписывает Федеральный закон «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции» (Статья 2): 
«алкогольная продукция – пищевая продукция, произведенная с использо-ванием этилового спирта, произведенного из пищевого сырья, с содержанием этилового спирта более 1,5 процента объема готовой продукции. Алкогольная продукция подразделяется на следующие виды: этиловый питьевой спирт, спиртные напитки, вино (за исключением пива, производство и оборот которого регулируются отдельным федеральным законом); 
этиловый питьевой спирт – ректификованный этиловый спирт, произведенный из пищевого сырья, разведенный умягченной водой до 95 процентов объе-ма готовой продукции; 
спиртные напитки – алкогольная продукция, которая производится с использованием этилового спирта, произведенного из пищевого сырья, и не отно-сится к вину или пиву». 
  
А вот, что по тому же предмету утверждалось людьми, жившими «по совес-ти», людьми трезвомыслящими:
Н.Е. Введенский, выдающийся русский физиолог, ученик И. М. Сеченова, член-корреспондент Петербургской АН: 
«Что алкоголь вообще яд для всяких живых клеток – это должно считать твердо установленным в науке». (Классики русской медицины о действии алко-голя и алкоголизме, М., «Медицина», 1988, с.141).
Ф.Ф. Эрисман, выдающийся русский врач, профессор Московского универ-ситета, один из основоположников гигиены в России:
«Мы ответили на поставленные вопросы: мы показали, что алкоголь, как пищевое вещество, не имеет ни какого практического значения и что он, даже в сильно разведенном виде, составляет для человека опасный яд». (Классики рус-ской медицины о действии алкоголя и алкоголизме, М., «Медицина», 1988, с.280).
В.М. Бехтерев, великий русский невролог:
«Алкоголь является ядом для всякого живого существа». (Классики рус-ской медицины о действии алкоголя и алкоголизме, М., «Медицина», 1988, с.117).
Большая советская энциклопедия (БСЭ), 2-ое издание: 
«Алкоголь относится к наркотическим ядам» (т.2, с.116). «Среди нарко-тических средств алкоголь имеет наибольшее распространение, а затем опиум и гашиш». (т.29, с.129). 
Так если спирт – наркотический яд, как же можно яд выдавать за нечто по-лезное и пищевое?!.. Не является ли в данном случае государство, вкупе со свои-ми подельниками, еще и супермошенником?..
Признаюсь, не могу отказаться себе в большом удовольствии познакомить Вас еще и с выводами, которые были сделаны Постоянной Комиссией по вопросу об алкоголизме, состоящей при Русском обществе охранения народного здравия, в 1914 году:
«1. Алкоголь, по природе своей вещество наркотическое, как в чистом виде, так и в различных разведениях (водка, пиво, виноградное вино) проявляет неизменно свое ядовитое действие на живой организм, действуя в конце-концов парализующим образом на все его клетки и ткани, в особенности же на наиболее живые и деятельное из них (нервную систему, половые клетки и пр.).
2. Как вещество ядовитое алкоголь ни в каком разведении не может быть причислен к укрепляющим или питательным продуктам и вообще не должен считаться в каком-либо отношении необходимым или полезным для нормального организма.
3. Многочисленными строго научными опытами и наблюдениями установлено, что все отправления организма (питание, рост, размножение, физическая и умственная работа, самозащита от болезней ли неблагоприятных физических влияний) протекают лучше при полной трезвости и, наоборот, даже так назы-ваемое умеренное потребление спиртных напитков ослабляюще влияет как на отдельные организмы, так и на все общество, усиливая болезненность, смерт-ность, преступность, наклонность к самоубийствам, бедность, недовольство жизнью и про. Отрицательные явления.
4. Ни теоретически, ни практически невозможно указать предельную дозу алкоголя или степень его разведения, которая была бы для организма безвредною, а потому – вне специальных врачебных назначений – никакие алкогольные препа-раты и спиртные напитки не могут быть рекомендованы ни отдельным людям, ни обществу.
5. Если у известного лица сказывается как бы потребность в «алкогольных напитках», то это указывает на образовавшиеся недочеты в его физической или душевной жизни. Поощрение такой «потребности» является особенно рискованным и опасным».
(Цит. По Н. Коломаров «Теперь или никогда!», Петроград, 1915 г., с.59-60)

Таким образом, на алкоголь существует две, достаточно разные, неприми-римо отрицающие друг друга, точки зрения…  
Вам, Дмитрий Анатольевич, какая больше по уму и по сердцу?.. 

2.
Второе, на что мне хотелось бы обратить Ваше внимание – на величайшую путаницу, царящую в широко бытующих представлениях о причинах пития, то есть о том, что побуждает.
Нередко можно услышать: люди пьют, потому что мало культуры. 
У кого мало культуры – у бывшего министра культуры М. Швыдкого, который появляется на экране ЦТ не иначе, как со стопкой водки и после стопки? Да у нас ведь вообще вся культура пьяная и, отчасти, уже спившаяся!
Или можно услышать: пока не будет вдосталь культурных заведений, люди будут пить, потому как им некуда податься в свободное время. Этнограф, историк, собриолог В.П. Кривоногов, дотошно изучив данный вопрос, установил до-подлинно: в глухом сибирском селе Сапогово, где даже прогнившего клуба не сыскать, пьют ровно столько же, сколько в самом сердце нашей Родины, в городе-герое Москве, где что ни дом – музей, театр, достопримечательность.
Можно слышать: люди пьют, потому что много немеханизированного, не-квалифицированного труда, тяжелы, де, социально-экономические условия и пр. Да, но вот ведь какая незадача: сто лет тому назад, когда работа от каторги вооб-ще мало чем отличалась, а вручную разве что только детей не делали, особенно в деревне, – пили-то ровно в десять раз меньше, чем в нашем сегодня, где куда ни глянь – всюду кнопки да мониторы? А разве нынешняя праздная, «золотая моло-дежь» «бухает» меньше тех же землекопов да грузчиков?
Так почему же люди пьют?
Блестящий ответ на этот темнейший вопрос дал во второй половине про-шлого века научный сотрудник Института экспериментальной медицины АМН СССР, ленинградский ученый-трезвенник Геннадий Андреевич Шичко: люди пьют, потому что они питейно запрограммированы.
И – все!
Единственная причина пития, – когда плохо и когда хорошо, когда утомились от работы и устали от безделья, когда стресс и когда скучно, – питейная запрограммированность! 
Было время, я не поверил интеллектуальной простоте ленинградского ученого, и – усомнился, и сказал: да нет же, люди пьют, потому что они хотят пове-селиться, расслабиться, забыться…. Но – из какого ж источника они узнают, что когда хочется забыться, расслабиться? повеселиться – нужно именно пить? Так ведь все из той же самой из проалкогольной программы, которая уже инкорпорирована в их собственные мозги сначала наследственно заблуждающи-мися родителями, а затем и социумом, и фильмами, и песенками, щедрейшим образом пропагандирующими питие, возносящими безответственное самоодурманивание в статус всеобще одобряемого доблестного образца… Именно этой программой и предписывается: что пить, с кем пить, по какому поводу пить, до како-го состояния пить и пр., и т.п. И человек, жестко детерминированный этими предписаниями, однажды вдруг начинает и пить, и других спаивать, и оправды-вать это свое глупейшее занятие, и даже с пеной у рта защищать свое позорное, алкогольное рабство и холуйство…
Программа – паразит, заставляющий человека жить ради глотка наркотиче-ского яда, жить, подчиняя все свое существование интересам ядопроизводителей и ядоторговцев… 
Программа – паразит, подминающий под себя и общественную мораль, и философию быта, ставящий себе на службу целые народы, правительства, и даже сонмище служителей религиозного культа…
Так, значит, Геннадий Андреевич… прав?!
А коль прав, то и смысла нет растрачивать свои личные, жизненные силы и государственные ресурсы на тщетную, никчемушную борьбу с пьянствомалкоголизмом, которая, находясь в руках нетрезвомыслящих лиц, на деле являет-ся лишь катализатором проблемы, нет смысла заниматься изобретением неких, изощренных запретительноограничительных и порицательно-карательных мер, являющихся лишь имитацией борьбы со злом, нет смысла уповать на спорт, искусство и церковь… Нужно лишь одно – прекратить то, что до сих пор вытворялось: прекратить зомбификацию населения, ведущуюся с помощью рекламы, фильмов, книг и телепрограмм, типа «Поле чудес»; нужно прекратить доступ на ЦТ таким господам-теледеятелям, как Л. Якубович, В. Познер, М. Швыдкой; нужно отказать в доступе к государственному телеэкрану латентным лоббистам алкобизнеса, в том числе таким, как В. Федоров – член Совета Федерации, быв-ший глава ГИБДД, генерал, чьим усилиям благодаря на российских дорогах стало допустимым садиться за руль после бутылки пива; В. Нужный – изобретатель «беспохмельной водки», руководитель лаборатории токсикологии НИИ нарколо-гии, директор Российского научно-исследовательского института здоровья; А. Немцов – глава отделения Московского НИИ психиатрии Минздравсоцразвития, пламенный патриот пивопроизводства, горячий сторонник пивопития…
Таким образом, нужно просто отказаться от вранья – «жить не по лжи», а здоровые всходы, не поливаемые мерзостью, – они сами себе дорогу в жизнь про-бьют.

3. 
В связи с вышеизложенным, невозможно обойти молчанием и вопрос о го-сударственной монополии, которая, как я подозреваю, будет введена уже весной грядущего года.
Самые первые, конечно, моменты, связанный с этой темой, очевидно, должны звучать так: ради чего возвращаться к госмонополии и ради чего вообще соучаствовать в производстве и торговле растворами, содержащими спирт?
Судя по публикациям в прессе, пишущих волнует: 
1. то, что «пьяные» деньги плывут мимо госбюджета, и, 
2. то, что некие недобросовестные люди травят наших сограждан «некаче-ственной», контрафактной водкой, вместо того, чтобы травить «качественной».
Итак, деньги и качество.
Места для морали тут, видимо, нет. То ли потому что государство у нас аморальное, то ли потому что вне морали оно… А ведь государство – не абстрак-ция, государство – вполне персонифицированная сущность. Вспомним, знамени-тый принцип Людовика XIV: «Государство – это я». Государство – это Д.А. Медведев?
Св. прав. Иоанн Кронштадтский писал «Виноторговцы суть – человекоубийцы». Убивать же людей – неэтично… Но почему же мы смирились с насили-ем, с убийством, с доведением огромного числа обманутых людей до больничной койки? С алкоголем связаны: «72 процента всех убийств, 42 – самоубийств, 52,7 – смертей от аварий, травм и других внешних причин, 67,6 – от цирроза печени, 26 – от сердечно-сосудистых заболеваний. От производства и реализации спиртного в бюджеты поступает около 55 миллиардов рублей, потери же госу-дарства эксперты оценивают в 500 миллиардов рублей. Такая вот экономика, нацеленная на десятикратный ущерб». («Российская Федерация сегодня. №4, 2009 г.).
Как же можно поддерживать такого монстра – социального паразита, как Алкобизнес, если он причиняет столь колоссальный урон и ущерб?
Ежегодно, – по данным доктора медицинских наук А.В. Немцова, – и Вы эти цифры знаете, – с помощью спиртного в России истребляется до 700 тысяч человек! Они остались бы в живых, если бы не алкоголь! И в этой массе убитых не в редкость люди прекрасные, знаменитые, даровитые… Их убили ядодельцы, ядоторговцы и все те, кто, так или иначе, обеспечивает пребывание и продвижение алкоголя в нашем обществе.
700 тысяч!
И не к лицу нам транслировать маргинальную дурь не думающих: «а этим упоенным никто в рот не заливал!» Вопервых, как выше я уже обращал Ваше внимание, людей просто нагло обманывают, подсовывая им наркотический, протоплазматический яд под видом пищевого продукта. Во-вторых, помыслы пью-щих и поступки их в значительной степени жестко предопределены и не только традицией: «Некоторые говорят: «Когда захочу, тогда и выпью». Да, но почему он захочет? А он захочет, потому что это желание в нем спровоцировало, взра-стило ТВ, газеты. Все СМИ работают на то, чтобы мы захотели пить». (Ака-демик Ф.Г. Углов). 
700 тысяч!
Чтобы убить такое количество народа за год, нужно, чтобы и день и ночь – круглосуточно орудовала 14-тысячная армия маньяков-душегубов такого пошиба, как Чикатило, Оноприенко, Муханкин…
700 тысяч убиенных!.. 
И наши государственные мужи с бодрецой и с чувством правоты в голосе невозмутимо заявляют во всеуслышание, что они введут-таки монополию, то есть взвалят на плечи государства эту тяжкую и позорную ношу – убивать, истреблять ежегодно 700 тысяч!?.. Ну, как же – нельзя ж, в самом-то деле, отдавать такую забаву в руки частные!
Я не знаю, как и чем можно возразить Елене Уайт, на ею сказанное: «Дома терпимости, притоны преступников, суды, тюрьмы, приюты для бедных, дома для умалишенных и больницы постоянно переполнены благодаря деятельности людей, торгующих спиртным. Деньги этих людей обагрены кровью. На них лежит проклятие». 
Если государство вводит госмонополию, то оно берет на себя и функцию сборщика этих денег, обагренных кровью, и функцию виноторговца, и в силу это-го, неизбежно становится и… человекоубицей. Но государство, Дмитрий Ана-тольевич, это – Вы!?.. Неужели ж нужен Вам такой грех и груз? Тем более, что это ведь на Вас и на г-не Путине и без того покоится наижирнейшее пятно общенационального позора – 18 литров на душу населения душегубительного пойла! И, кроме всего прочего, 18 литров это ведь еще и рекордный показатель того, что при вас «веселей стало жить», настолько веселей, что и при Сталине так не мыс-лилось!
Впрочем, бог с ней, с моралью. Кто тут без греха, верно?.. Но – ведь эта мо-нополия, она ж никак не увязывается и с той борьбой за «снижение потребления алкоголя», которую Вы уже провозгласили, т.к. установление монополии в истории России всегда и неизбежно приводило к резкому увеличению потребле-ния алкоголя. 
 
Обратимся к фактам.
Кропотливые исследователи прошлого, не могут, насколько мне известно, предоставить каких бы то ни было достоверных цифр душевого потребления, имевшего место быть до введения первой монополии – 1474 г. Никаких цифр о разгуле пьянства, никаких данных о пьяной преступности, об алкогольных психозах, опоях и т.п. Одна лирика! Не то, чтоб о таком чуде, как бытовое пьянство до введения монополии никто и слыхом не слыхивал. Не будем заниматься лакировкой исторической действительности, вспомним хотя бы Библию: патриарх Ной, изобретший способ изготовления испорченного сока, то бишь вина, «человек праведный и непорочный», однако ж, упился-таки самопальным пойлом и валялся в чем мать родила в полном «отрубе». Интересно, а вот этот факт есть образчик пьянства или это именно та культура пития, которую мы подутратили и за кото-рую так ратует главный нарколог РФ г-н Иванец? 
Впрочем, это ж еще когда было?! А мы-то – о закате средневековья.  
Но и тут не все ладится к достоинству нашему. Например, арабский писатель-путешественник X в. Ибн-Фодлан накрапал о наших предках просто пречудовищное: «они предаются питью вина неразумным образом и пьют его целые дни и ночи; часто случается, что они умирают с стаканом в руке» (Цит. по Е.Голубинский. История Русской Церкви. М., 1904 г., т.1, 2-я пол., с.752). 
Что значит «часто случается» – раз ли это в году, каждый ли день – вызнать не у кого, но сами по себе такие факты, видимо, уже бывали. Ведь и преподобный Феодосий Печерский, живший в XI веке, о том же да о нас же: «одни ползают на коленях, будучи не в состоянии стоять на ногах, другие валяются в грязи и наво-зе, ежеминутно готовые испустить дух». (Цит. по Е.Голубинский. История Рус-ской Церкви. М., 1904 г., т.1, 2-я пол., с.752).
Конечно, может сильно удивить: да с чего ж они там упивались-то, если вина грузинского не было, а водки «паленой» и подавно? А вот с того-то и упива-лись. Вспомним, что еще в древнерусской летописи – в Ипатьевском списке (XII век), – рассказывается о том, как в 1182 году совершил свой побег из половецкого плена князь Игорь, после того, как сторожившие его, на ночь глядя «поднагрузи-лись» кумысом. Игорь же не пил, почему и смог беспрепятственно уйти в степь.
Вот вам и кумыс! 2-3 градуса. Вот вам и «пиво – не спиртное». «Не спиртное» – это в то время, когда компания «Балтика» уже «вывела» особо выносливые к алкоголю дрожжи, а компания Boston Beer из США выпустила пиво Samuel Adams Utopias с содержанием алкоголя 27%. 
Дабы избежать охаивания нашего славного прошлого, с одной стороны, а с другой стороны, дабы не впасть в отрицание очевидного, осторожно признаем, что отдельные пьяные эксцессы в прошлом все-таки случались и, будучи диковинкой для тех времен, все же нашли свое отражение и в правовых документах. Например, Устав князя Ярослава Мудрого «О церковных судах», который был разработан по согласованию с киевским митрополитом Иларионом, предписывал суду епископата бороться с пьянством попов, монахов и монахинь, если эти лица употребляют вино в значительном количестве, в неположенное время и в неположенные дни. Вопрос о «профнепригодности», как мы понимаем, пока еще не сто-ял. (А нынче – уже не стоит). Пить «чертово зелье» духовным людям можно, главное, чтобы в незначительных количествах, в положенное время и в положен-ные дни: «46. Аще поп, или чернец, или черница упиется без времени, митрополи-ту в вине».

Делая такие, малоприятные вставки из цитат в свой текст, я меньше всего хотел бы, чтобы у Вас, Дмитрий Анатольевич, как и у иных читателей данного письма, если таковые сыщутся, сложилось мнение будто бы алкогольной чумой было поражено буквально все общество. Отнюдь! Русское общество было прак-тически трезвым. Монастыри – да, были рассадниками пьянства, бездуховности и разврата. Русское же общество было трезвым. Я подчеркиваю, русское. Дело в том, что говоря об этой проблеме, существовавшей в тот период, нужно, как это совершенно разумно предлагает делать красноярский ученый, православный пуб-лицист С.С. Аникин, – различие и по народам, и по городам, и по вероисповеданию. (Как, например, сейчас, рассуждая о курении в США, мы не можем утверждать: «Америка – курит». Нужно сказать иначе: в США курят преимущественно негры (Барак Абама, например), латиноамериканцы и эмигранты, приехавшие из России. Американское же общество является практически некурящим. Вот, такой обескураживающий нюанс).
Так вот, согласно многолетним исследованиям С.С. Аникина, в период введения первой монополии, единого народа (нации), как и государства, на тот момент не существовало. Были вятичи, новгородцы, московиты и др., по-разному относящиеся к потреблению опьяняющих веществ: отдающие предпочтение западному вероучению – тянулись к европейской культуре, и, соответственно, перенимали и все пороки, которыми она была отягощена; московиты же, для кото-рых иноземный образ жизни был духовно чуждым, блюли трезвость.
Очень хорошо об этом в свое время писал действительный член Император-ского Русского Военно-исторического общества Александр Нечволодов: 
«До нас дошло написанное в половине шестнадцатого столетия сочинение одного весьма образованного Литвина-католика по имени Михалона: «О нравах Татар, Литовцев и Москвитян».
В сочинении этом Михалон горько упрекает порядки, и обычаи своей страны и ставить в пример порядки Московские и даже Татарские. Вот некоторые отрывки из его произведения: «Древние Литовцы, – по замечанию Михалона, – отличались мужеством и воинской деятельностью, а ныне предаются роскоши и праздности. Вместо того чтобы самим идти в неприятельские земли, или обере-гать свои пределы, или упражняться в воинском искусстве, обязанные военной службой молодые шляхтичи Литовские сидят в корчме, пьянствуют и, весьма склонные к взаимным ссорам, убивают друг друга, а военное дело и защиту отечества предоставляют Татарам, беглым людям из Московии и вообще наемным отрядам».
Также как и Михалон, отзывается о Литовцах и Себастиан Мюнстер, со-ставитель известной «Космографии», или описания различных Земель и Государств; помещая в своей Космографии, изданной в 1550 году, прилагаемый рису-нок Литовской корчмы, он замечает: «Среди Литовской шляхты распространен весьма дурной обычай: если только они соберутся в корчме, то сидят в ней с утра, до полуночи».
Порицая Литовских панов за изнеженность нравов, Михалон ставит им в пример Москвитян. «Москвитяне, – говорит он, – изобилуют мехами, но дорогих соболей запросто не носят, а сбывают их в Литву, получая за это золото. Они не употребляют также дорогих привозных пряностей; у них не только простолюдины, не и вельможи довольствуются грубой солью, горчицей, чесноком и плодами своей Земли; а Литовцы любят роскошные привозная яства и пьют разные вина, отчего у них всевозможные болезни». «В городах Литовских, – говорит Ми-халон, – нет более распространенных заводов, чем те на которых варится из жита водка и пиво. Эти напитки берут с собой и на войну, а если случится пить только воду, те по непривычке к ней гибнуть от судорог и поноса. Крестьяне дни и ночи проводят в шинках, заставляя ученых медведей увеселять себя пляской под волынку и забыв о своем поле. Посему, растратив имущество, они нередко доходят до голода и принимаются за воровство и разбой. Таким образом, в любой Литовской области в один месяц больше людей казнят смертью за эти преступления, нежели во всех землях Татарских и Московских в течение ста или двухсот лет. Попойки часто сопровождаются ссорами. День начинается у них питьем водки; еще в постели кричат: «вина, вина!» И пьют этот яд мужчины, женщины и юноши на улицах, на площадях, напившись ничего не могут делать, как только спать. Между тем в Московии великий князь Иван (Третий) обратил свой народ к трезвости, запретив везде кабаки. Поэтому там нет шинков, а если у какого-нибудь домохозяина найдут каплю вина, то весь его дом разоряется, имение отбирается, прислуга и соседи, живущие на той же улице, наказываются, а сам навсегда сажается в тюрьму. Вследствие трезвости, города Москов-ские изобилуют разного рода мастерами, которые, посылая нам деревянные чаши и палки для опоры слабым, старым и пьяным, седла, копья, украшения и различное оружие, отбирают у нас золото». Далее, Михалон говорит, что вследствие распространения роскоши и пьянства на Литве Московские Государи завое-вывают у нее целые области и города, так как Московский народ всегда трезв и всегда при оружии, а в крепостях всегда находятся постоянные войска; другие же, по очереди, занимаются охранением границ». (А. Нечволодов. Сказания о Русской Земле. Изд-ство «Православная книга», 1992, Кн.3, с.263-264.).
О подобном же свидетельствует и барон, дипломат при доме правящей династии Габсбургов (Австрия) Сигизмунд Герберштейн (1486—1566 гг.): «Русским за исключением нескольких дней в году запрещено пить мед и пиво».
Но вот, устанавливается монополия, и интонации резко начинают меняться: заинтересованная в барышах знать, и церковники, как торговцы вином, предпри-нимают энергичные усилия для пущего совращения своих современников – в ход пускается лютая борьба с трезвостью и, под видом борьбы с пьянством, лукавая пропаганда умеренного пития во славу божью.  
В частности, именно этим и занимался пресловутый свод житейских на-ставлений XVI века – «Домострой», составителем и редактором, которого был из-вестный церковный деятель, священник Сильвестр, прибывший из пьяного Новгорода в трезвую Москву: 
«…когда пригласят тебя на пир, не упивайся до страшного опьянения и не сиди допоздна, потому что во многом питии и в долгом сидении рождается брань и свара и драка, а то и кровопролитие.
Спьяну многие от вина умирают и замерзают в пути. Не говорю: не следует пить, такого не надо; но говорю: не упивайтесь допьяна пьяными. Я дара божьего не порицаю, но порицаю тех, кто пьет без удержу».
Приложил свою руку этот Сильвестр и к знаменитому Стоглаву (1551 г.), который, маскируясь под нечто Богоугодное, эдак, в духе позднего попа-провокатора Георгия Гапона, лукаво призывает, – не к трезвости, – к питию: 
«Не будем мудрствовать с запретами для низов. Ибо сам Бог создал и по-велел пить вино для веселия, но не для пьянства». (Стоглав. Гл. 32).
«Кроме того, и правила Святых Отцов, и уставы (регламенты) великих монастырей повелевают инокам пить вино в положенное время, когда это подо-бает, а не всегда. Иногда же по три чаши, иногда по две, иногда по одной». (Сто-глав. Гл. 52).  
Вот эта тогдашняя пропаганда «умеренного пития» нам сейчас и икается.
Впрочем, она и тогда икалась. Сам же Иван Грозный в 1573 году, – когда пили, отметим, еще только пиво да вино, – пьянь-спаиватель Иван Грозный в своем послании в Кирилло-Белозерский монастырь с изумлением пишет: «А в Сто-рожевском монастыре до чего допились? Некому и затворить монастырь, на трапезе трава растет». 
Таким образом, уже первая монополия (1474 г.) значительно интенсифици-ровала процесс спаивания. Подобное же мы встречаем и после установления вто-рой винной монополии – 1652 г., и после третьей – 1696 г. 
Особо я хотел бы остановиться на четвертой винной монополии – монополии 1895 г., поскольку тут мы можем, во-первых, предметно говорить о той пре-красной, оздоровительной функции, которую способна выполнять интеллигенция в жизни своего народа, а во-вторых, мы можем говорить уже не только на уровне литературно-субъективных и бытовых зарисовок, но и на уровне статданных.
О первом.
Функция, т.е. способность проявлять свое какое-либо свойство в действии, может определяться, как самим носителем этой способности, так и «администра-тором» той системы, с которой он вступил в те или иные взаимоотношения. Проявление свойств в действии предполагает наличие цели, которую опять же либо субъект сам ставит перед собой, либо она устанавливается его «сисадмином». Причем, цель администратора может совершенно не совпадать с целью, которую преследует, в нашем случае, интеллигенция, и тогда взаимоотношения начинают выстраиваться по принципу «я – вам, вы – мне». Вам нужна развращенная и упо-енная Россия, а мне нужно «бабло», возможности потусоваться на вашем ТВ, ну и не помешают, – все ж мы люди, – значки-медальки, ордена типа «За заслуги перед Отечеством», звания да должности… Так интеллигенция начинает поступать аб-солютно бессовестно, т.е. независимо от своих собственных представлений о должном, и тогда она начинает служить не должному, а господину при должности, при власти, при деньгах. В данном случае ее функция проста: «чего изволи-те?» Именно эта, гнилая часть интеллигенции обслуживала политический режим Сталина, она же ходила в интеллектуальных холуях у Брежнева, она же сейчас пребывает в обслуге Алкобизнеса и Разврата. 
Вторая часть XIX-го века – это тот поистине золотой период нашей истории, которым мы по праву можем гордиться. Именно в этот период возвысили свой голос в защиту трезвости и народа такие представители нашей интеллиген-ции, как Ф.М. Достоевский, А.П. Чехов, Л.Н. Толстой, А.Ф. Кони, А.М. Коровин, И.Д. Сажин, И.А. Сикорский, Д.Н. Бородин… Цвет России, великолепнейшее ук-рашение человечества! Дума о таких людях помогает жить, помогает любить лю-дей и надеяться на то, что Господь наш все-таки все делает правильно. Даже со-глашаясь с А.С. Пушкиным – «Кто жил и мыслил, тот не может в душе не пре-зирать людей», даже послушав Буша и Саакашвили, даже зная о забавах некро-фильствующих педофилов и прочей окололюдской нечисти… Были и есть – другие. И – слава им, тем, другим, деяния которых, как благодатная свеча во тьме кромешной!
Вот, что об этих «других» и о том, предмонопольном периоде писал вы-дающийся наш современник, с которым нам посчастливилось жить – Ф.Г. Углов:
«Но даже в то время голос правды доходил до народа. Под влиянием про-грессивных деятелей русской культуры, освещавших эту проблему, многие прекращали пить и призывали других бойкотировать кабаки и корчмы. В результа-те кривая душевого потребления спирта начинала снижаться. 
В семидесятые годы с обличительными статьями, направленными против тех, кто спаивал русский народ, выступил Ф.М. Достоевский, который писал, что позор для России создавать государственный бюджет на физическом и нравственном разложении народа через пьянство, то есть строить его, как он выразился, «на будущности» народа. 
Его речи и статьи оказали влияние на образованных людей России, а через них и на весь народ. Кривая душевого потребления пошла вниз». (Ф.Г.Углов. Правда и ложь об алкоголе. М., 1986 г., с.6). 
А теперь то, о чем говорит уважаемый Федор Григорьевич, подкрепим кон-кретными цифрами: 
Душевое потребление алкоголя

1863 г. – 4,55 л; 1870 г. – 4,43 л; 1880 г. – 4,00 л; 1890 г. – 2,82 л; 1893 г. – 2,40 л.
(И.А.Сикорский «Яды нервной системы». Научные труды, кн. IV, Киев-Харьков, 1900, с.148).

Вот, какую динамику смогла выстроить антиалкогольная, в том числе, и просветительская работа передовой русской интеллигенции!
И, конечно же, терпеть подобную тенденцию – снижение душевого потреб-ления алкоголя – не все в тогдашнем обществе были согласны. В течение целого десятилетия средь паразитарно настроенной братии шли горячие, но тщетные де-баты на тему: как же при действующей акцизной системе существенно повысить государственные доходы. И вот тут-то и сыскался наконец-то юркий финансист г-н Витте с идеей интенсификации процесса спаивания. Кстати, цинизм этого г-на, – которого французский посол Палеолог охарактеризовал: «Загадочная, назойли-вая личность, очень интеллектуален, деспотичен, всепрезирающий, уверенный в своем могуществе; одержим тщеславием, завистью и гордыней, является злом и опасностью для Франции и России», – цинизм Витте заключался в том, что ис-тинные цели введения винной монополии он даже не скрывал – в записке, подан-ной в Государственный совет в 1893 году, о цели своей затеи он писал совершенно откровенно: «…приучение населения к более регулярному потребления вина». (Цит. по Канель В.Я. Алкоголизм и борьба с ним. М., 1914, с.466). Так писал министр финансов С.Ю. Витте, человек, являющийся опасностью для России. Впрочем, справедливости ради, нужно отметить, что, конечно же, для всеобщего поль-зования на «витрине» этого гнусного мероприятия – введение монополии – вывешивалось нечто внешне вполне приличное и даже весьма привлекательное для неискушенного обывателя: борьба с пьянством, забота о народе и пр., и т.п.
И вот, с 1 января 1895 г. казенная винная монополия начала действовать. 
И что же? 
А что и следовало ожидать: к 1906 г. душевое потребление абсолютного алкоголя составило 3,4 литра, к 1913 году – 4,7 литра. (Ю.П.Лисицын, Н.Я.Копыт. Алкоголизм. М., «Медицина», 1983, с.73).
Один из наиболее последовательных критиков царского режима, один из наиболее трезвых аналитиков того времени В.И. Ленин еще в 1901 году о питей-ной монополии писал так: «Каких только благ ни ждала от нее наша официальная и официозная пресса: и увеличения казенных доходов и улучшения продукта и уменьшения пьянства! А на деле вместо увеличения доходов до сих пор получи-лось только удорожание вина, запутанность бюджета, невозможность точно определить финансовые результаты всей операции; вместо улучшения продукта получилось ухудшение, и вряд ли правительству удастся особенно импонировать публике тем сообщением об успешных результатах «дегустации» новой «казенки», которое обошло недавно все газеты. Вместо уменьшения пьянства – увеличение числа мест тайной продажи вина, увеличение полицейских доходов с этих мест, открытие винных лавок вопреки воле населения, ходатайствующего о противном, усиление пьянства на улицах. А главное – какое новое гигантское поприще для чиновничьего самодурства и произвола, подхалимства и хищения открывает это создание новой отрасли многомиллионного казенного хозяйства, создание целой армии новых чиновников! Это настоящее нашествие целых туч чиновнической саранчи, подлизывающейся, интригующей, грабящей, изводящей паки и паки моря чернил и горы бумаги». (Ленин В.И. ПСС, 5 изд., т.4, с. 421-422).
Дмитрий Анатольевич, если четыре винные монополии добились только одного – реального повышения уровня потребления, вместо декларируемого сни-жения, то почему Вам, где-то там и потом не придется сказать: «Мы хотели как лучше, а получилось, как всегда»?
Вспомним, кстати, еще и товарища Сталина – что у него вышло из его за-теи? 
Вопреки троцкистам, и просто трезвым людям, 28 августа 1925 г. ЦИК и СНК СССР принимает Постановление о введении в стране государственной монополии на производство и продажу «спиртных напитков». Оправдывая это пре-ступление партийно-советской верхушки, И.В. Сталин, выступая на XIV съезде ВКП(б) в 1925 г. сказал следующее: «Кстати, два слова об одном из источников резерва – о водке. Есть люди, которые думают, что можно строить социализм в белых перчатках. Это – грубейшая ошибка, товарищи. Ежели у нас нет зай-мов, ежели мы бедны капиталами и если, кроме того, мы не можем пойти в ка-балу к западноевропейским капиталистам, не можем принять тех кабальных условий, которые они нам предлагают и которые мы отвергли, – то остаётся од-но: искать источников в других областях. Это всё-таки лучше, чем закабаление. Тут надо выбирать между кабалой и водкой, и люди, которые думают, что можно строить социализм в белых перчатках, жестоко ошибаются». 
И вот, партийно-советская верхушка, во главе с товарищем Сталиным не «в белых перчатках» – в грязных, в драненьких верхонках, видимо, – приступила к построению социализма – за счет здоровья трудящихся, за счет алкоголиков, за счет на костях упоенных.
И каковы же результаты этих аморальных замыслов и действий?
Уже в 1926 году, т.е. всего через год после введения водочной монополии, СНК РСФСР принимает постановление «О ближайших мероприятиях по борьбе с алкоголизмом», а в марте 1927 года – постановление «О мерах ограничений про-дажи спиртных напитков», предусматривающее запрещение их продажи малолетним лицам и лицам, находящимся в состоянии опьянения, а так же в буфетах и культурно-просветительных учреждениях.
Ну, это примерно то, с чего Вы, Дмитрий Анатольевич, уже начали – «Пе-речень поручений по итогам совещания о мерах по снижению потребления алкоголя». С той лишь разницей, что Сталин сначала ввел водочную монополию, а потом начал имитировать борьбу с ее деятельностью, а Вы сначала начали имитиро-вать борьбу с деятельностью Алкобизнеса, а потом планируете ввести монопо-лию.
Далее, за 1927-1928 гг. доход от акцизов на спиртное было получено 728 млн. руб., а убытки народного хозяйства за этот же период составили – 1270 млн. рублей (См. Дейчман Э.И. Алкоголизм и борьба с ним. М.; Л., 1929, с.124).
1929 год: государство получило в свой бюджет от реализации водки 500 млн. рублей, но из-за падения производительности труда, вызванного пьянством, было недополучено продукции на 600 млн. рублей (См. Шевердин С. Активиза-ция человеческого фактора и борьба за трезвый образ жизни // Коммунист. – 1986, – №12, с.59).
1930 год: суммарный ущерб от поглощения спиртного составил 1250 млн. рублей, а поступления в госбюджет составили 750 млн. рублей. (Герцензон А.А. Преступность и алкоголизм в РСФСР. – М., 1930, с.5).
Нужно сказать, что торговля алкоголем для государства никогда не была выгодной, алкоголь во все времена буквально разорял государство. Заместитель главного редактора журнала «ЭКО» В.А. Быков в 1985 г. писал: «Естественно, что разные методики расчетов дают не вполне одинаковые результаты. Но по-рядок цифр ясен. Мы отбросим крайние точки зрения: и тех, кто искренне уверен в высокой доходности торговли алкоголем, и тех, кто утверждает, что убытки составляют 5 руб. на 1 руб. дохода (кстати, это тоже расчеты!). Остаются многократно повторенные экспертные оценки на региональном, национальном и международном уровне, твердо признающие коэффициент убыточности алкого-ля для общества в пределах 1,5—3,0. Это значит, что на каждый рубль дохода от торговли алкоголем приходится от 1 руб. 50 коп. до 3 руб. потерь в разных сферах народного хозяйства. Чем шире торгуем – тем больше теряем». («ЭКО», №9, 1985 г., с.115).
Конечно, министру финансов выгодно ратовать за расширение сферы алко-торговли, ибо за ущерб, наносимый обществу и государству, он лично, да и никто конкретно в правительстве не отвечает. И не в правительстве тоже. Например, в Госбезопасности или в Прокуратуре. Все как бы заняты каждый своим. И у каж-дого как бы свое, персональное вроде бы недурственно выстраивается, но с по-мощью этого своего да персонального многие, похоже, проявляются как реальные враги дела общего? Вот, что получается, когда частность не увязывается с общим, личное с общественным, сиюминутное с перспективным.
В период с 1924 по 1930 г. душевое потребление алкоголя, реализованного через государственный прилавок, возросло с 0,17 до 2,8 л., т.е., более чем в 16 раз!
А ведь ввязываясь в это грязное дело – водочную монополию, – дело, не-годное для белых перчаток, – заявлялось, между прочим, и о том, что делается это еще и ради борьбы с пьянством тоже. В 16 раз увеличили это самое пьянство, бо-рясь с этим самым пьянством. Не хило…
Но я думаю, Дмитрий Анатольевич, Вы-то и Сталину, и всем его Микоянам носыто грузино-еврейские подутрете, ибо они начинали с 200 граммов на душу населения, а Вы – аж с 18 литров! С двух эмалированных ведер. То-то будет замах и размах! Да и премьер Ваш, г-н Путин, в этом деле, уж этот-то в этом-то деле Вам непременно подмогнет! Путин, который самым бессовестнейшим образом после того, как Вы с трагическими нотками в голосе на совещании в Сочи озвучили страшнейшие цифры и прямо сказали, без всяких дипломатических уверток, что «алкоголизм приобрел в нашей стране характер национального бедствия», этот самый Путин, послушавший про всякое там «бедствие» и прочее, самым вызывающим образом демонстративно расселся в молодежном клубе с бутылкой пива, и таращился на развлекательную спортивную телепередачу, преподнося тем самым всему населению упоенной вусмерть России, – заплаканным и избитым женам, избитым и забитым детям, мужикам, которым и страшно жить, и тошно жить, и умереть не к сроку, – образец для подражания. Знатный же у Вас помощничек!..
Ну, еще два слова о последней, о шестой монополии – ельцинской.
7 июня 1992 года по предложению Е. Гайдара Б.Н. Ельцин взял да и отменил к чертовой матери государственную алкогольную монополию – сталинскую. 
11 июня 1993 г. Б.Н. Ельцин своим Указом № 918 «О восстановлении госу-дарственной монополии на производство, хранение, оптовую и розничную про-дажу алкогольной продукции» восстановил монополию – маху дали, не посовето-вались. 
22 ноября 1995 года Федеральным законом РФ №171-ФЗ «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции» опять отменил государственную алкогольную монополию. Теперь уж свою… 
Что следует из этих, странных, на первый взгляд, шараханий? Можно предположить, и не без оснований, я думаю, что непоследовательность президента была продиктована простым стремлением избавиться от какой-то внутренней неуверенности, от тревог и сомнений. А то, что он душевно-психологически пребывал в совершенно неустойчивом состоянии, ясно и из его запоев, и из той, нарочи-то грубой, оборонительной позиции, которую он занимал на людях, и из самого акта досрочного прекращения своих полномочий. У меня ни малейших симпатий к этому несчастному человеку – только христианское сострадание…  
А что же у нас было с алкоголем в этот период взбаламученного, мутного времени?

Душевое потребление алкоголя

1991 г. – 12,67 л, 1992 г. – 13,23 л, 1993 г. – 13, 90 л, 1994 г. – 14, 60 л.

(А.В. Немцов. Алкогольная история России. М.: Книжный дом «ЛИБРО-КОМ», 2009, с.20).

Ну, а на сегодняшний день, – как Вы сообщили на заседании в Сочи, – душевое потребления алкоголя достигло отметки 18 литров.
Какие же выводы позволяет нам сделать вышеприведенная динамика?
Большие социальные системы, например, общество в целом, как и отдельный человек, при возникновении стрессовой ситуации, т.е. ситуации дестабили-зирующей – реагируют, в сущности, одинаково: они отвечают на ситуацию поиском средств защиты и избавления от наличествующего разрушительного напряжения. Если же ищущий запрограммирован на питие, то нет никакого чуда в том, что он именно к питию и обращается. Вот почему введение/отмена монополии вызывает одно и то же – повышение алкоголизации, т.е. данные процесс катализируется не только введением монополии, но и отменой монополии. 
И это тем более представляется верным, поскольку отмена госмонополии на спаивание, совсем не означает отмену самого спаивания. В данном случае, можно сказать, что монополия на спаивание автоматически переходит из рук государства в руки бойкого аморального сброда, жаждущего поднажиться и на дальнейшей культивации общенационального порока, и на его неутоляемом уто-лении. Теперь уже этот кагал там правит бал…
Таким образом, в целом складывается такая картина: действуют как бы раз-ные силы, действуют на базе разных федеральных законов, но – в одном и том же направлении. Суть этого хорошо ухватил и выразил крестьянин в фильме «Чапа-ев»: «Белые пришли – грабют, красные пришли – грабют». 
«Грабют» и одни, и другие.
Какой же выход?
Выход один: прекратить грабеж, г-н президент! Отменить монополию и первых, и вторых. Государственная алкогольная монополия – это антинародная монополия. При ее отмене, ее место тут же занимает монополия антигосударст-венного сброда, являющегося к тому же еще и антинародным сбродом, ибо вся, в сущности, деятельность производящих наркотическую алкоотрву, вся деятель-ность алкоторговцев – разрушает личность, семью, общество…
И бессмысленно из двух зол выбирать меньшее: выбирающий из двух зол, все равно выбирает зло. Нужно выбирать нечто иное, возлежащее вне этой ди-леммы, выбирать – трезвость.

Каждую минуту в России рождается 3 человека, умирает – 4.
Каждый год с помощью алкоголя истребляется до 700 тысяч наших соотечественников. 2 тысячи человек в день! За 2 тысячи погибших на Ходынке Нико-лай II от тогдашней оппозиции получил к своему имени «довесок» – «Кровавый». Но при Вашем-то, Дмитрий Анатольевич, правлении в России именно такое число людей погибает от алкоголя ЕЖЕДНЕВНО?! И, не смотря на эту, ежедневную «ходынку» Вы, как утверждается на сайте «Кирилл и Мефодий» – «порядочный человек, абсолютно современный, нестандартно мыслящий, опытный и грамотный юрист»?!..
Я с утверждениями сайта спорить и не подумаю, но как мне в своей голове примирить Ходынку, 2000 за день убитых и подлое бездействие сытой власти? 
Ведь это Вы вкупе с г-ном Путиным довели страну до 18 литров ядопотреб-ления, это при вас наше телевидение стало насквозь алкоголизированым и соб-чачьим, в результате чего в пьяном, в развращенном обществе аморальная и нетрезвая Государственная Дума стала принимать законы, на основании которых, – то есть, на законном основании врачи перестали в целом ряде случаев оказывать помощь умирающим людям! Это при вас родители стали христарадничать – ходить с шапкой по кругу, собирая деньги на операцию для своего умирающего от рака ребенка! И это в то самое время, когда нефть, принадлежащая по Конститу-ции, в том числе и этим умирающим, уходит за рубеж и на деньги, полученные от ее реализации, жиреет антироссийская, олигархическая, бессовестная сволочь…
И Вы, вместо того, чтобы власть употребить, выходите к народу поговорить о том, о сем, выходите с письмом – давайте, дескать, посоветуемся!?
Замордованный народ, я думаю, одно Вам присоветует: отдайте под суд в полном составе все свое правительство, вкупе с председателем Госдумы Грызло-вым и его замом, всероссийской балаболкой Жириновским, – да так отдайте, чтоб мы их лет 15 не видели, коль не исполняются законы действующие, коль прини-маются законы, не способные действовать из-за своей дефективности, коль при-нимаются законы объективно направленные против интересов России, народа и человека.
У нас в Абакане вокруг детского садика «Жаворонок», впритык к детскому садику круглосуточно торгуют пивом, вином, водкой и табаком 5 (пять) магази-нов! При попустительстве со стороны главы абаканских «единоросов», мэра Н.Г. Булакина, торгуют при попустительстве со стороны подслеповатого «ока госуда-рева» – прокуратуры, а пьющие – круглосуточно пьют и гадят вокруг садика, на территории садика и, я не удивлюсь, если и в самом садике...
Что – закона нет или все схвачено и за все заплачено? Или просто-напросто либеральное отношение к закону, восторжествовавшее в обществе, позволяет поддерживать режим беззакония и попустительства? Или безвластия, если Вам угодно.
Спрашивается, какой же смысл измышлять еще какие-то новые, дополни-тельные меры-законы, если существующие не действуют? Почему же? Не потому ли, что это Вы, господин президент, либо не хотите управлять Россией, либо про-сто не можете? Потомуто ведь и Россия вымирает. Так проявите инициативу – пригласите в Москву «на трон», скажем, Ильхама Алиева (Азербайджан) – под его руководством на начало 2009 г. численность населения выросла с 8,63 миллиона человек до 8,73 миллиона человек; или Сержа Саркисяна (Армения) – рост с 3,23 миллиона до 3,238 миллиона человек; или Эмомали Рахмонова (Таджики-стан) – с 7,064 миллиона до 7,289 миллиона человек, или Нурсултана Назарбаева (Казахстан) – с 15,572 миллиона до 15,766 миллиона человек... 
Кстати, численность росла и при Николае II Кровавом: в 1897 г. она состав-ляла 125 миллионов человек, а в 1914 году – 165,7 млн. чел. Прирост – более чем на 40 миллионов! 2,5 миллиона в год!
И это при всех его личных качествах, таких как бездарность, безволие, не-решительность, тупость и глупость, – как его характеризуют наши современники, – за 20 лет правления 40 миллионов плюс! И это при том, что была Русско-Японская война, еврейская революция 1905 года, началась 1-я мировая война… Только от голода, вызванного неурожаем, в период с 1901 по 1912 гг. погибло около 8 млн. человек. («Дуэль», № 5(27) 1997-03-11).
При Вас же, Дмитрий Анатольевич, да при г-не Путине, Россия вымирает. По данным директора департамента анализа и прогнозов развития социально-трудовой сферы и здравоохранения Минздравсоцразвития РФ Виталия Колбано-ва, показатели убыли населения последних лет таковы (http://www.rbc.ru): 

2005 г. – 847 тыс. человек, 
2006 г. – 687 тыс., 
2007 г. – 478 тыс., 
2008 г. – 363,5 тыс.

Кстати, тут попутно возникает еще один вопрос: почему же уменьшается численность населения только в христианских странах – Россия, Белоруссия, Украина, в мусульманских – процесс обратный? Быть может, это вопрос еще и к Патриарху РПЦ Кириллу: не пора ли, мол, иерархи вы церковные, прекратить пустые, тщетные речи про пьянство, не пора ли прекратить насаждение культур-питейской идеологии среди народа, в том числе и благодаря вам споенного, да призвать паству к абсолютной трезвости?
Тем более что численность слегка пьющей Африки ежегодно увеличивает-ся на 24 миллиона, и уже достигло 1 миллиарда человек. И они, наверняка, уже посматривают на опустевающие просторы Северной страны… Как и китайцы, которые пока еще только в легком подпитии, но которых уже 1 млрд. 300 мил-лионов. Нас же к прошлому году осталось всего 142,0 млн. чел.
При этом, площадь Африки составляет 30 млн. км?, площадь России – 17 млн. км?, площадь Китая – 9,6 млн. км?.
Если вспомнить известные слова М. Олбрайт – «Это не справедливо, что природные богатства Сибири принадлежат только России. Они должны при-надлежать всем под контролем США», – то, очевидно, те, кому уже тесно, скоро заявят о своих претензиях и на пустые территории нашей Родины. А нам ее за-щищать нечем. А защищать некому. А страна пьяная, больная и нищая…
 
Так что же делать?
V-ое трезвенническое движение России, – которое представлено такими блестящими умами, как Г.А. Шичко, Ф.Г. Углов, Ю.А. Соколов, А.Н. Маюров, С.Н. Шевердин, А.П. Сугоняко и мн. другими, – за три десятилетия своего существования, пришло к ясному, логически безукоризненному, научно обоснованно-му и подтвержденному практикой выводу: 
ПЕРВОЕ и ГЛАВНОЕ, что нужно сделать, чтобы сбросить тысячелетнее алкогольное иго – довести до общественного сознания истину: единственная причина поглощения людьми спирта и растворов, его содержащих, – проалко-гольная, т.е. питейная запрограммированность. Все остальное – доступность алко-голя, стрессы, праздники, безделье, отсутствие культуры и спортивно-культурных сооружений – лишь условия для персональной и коллективно-групповой алкоголизации. Не причина – условия. 
Причина – это то, что порождает явление. Явление под названием алкоголизм, порождает информация о допустимости, желательности и надобности одур-манивания.  
Причина – это то, что побуждает. Алкоголь сам по себе не побуждает. Как и безработица, и кризис, и праздник, и стресс… Но если в мозги человечьи вне-дрить, – а телевидение, пресса, театр и кинематограф с помощью таких господ, как Л. Якубович, М.Швыдкой, А.Гордон и им подобных этим и занимаются, – если внедрить представление о необходимости поглощения пива, вина или же вод-ки, то люди именно это и будут поглощать: информация станет причиной пития.
Кроме того, причинность имеет всеобщий и необходимый характер. Это значит, что если бы наличие алкоголя было бы причиной, то все люди независимо от занятости, воспитания, психического состояния и т.п. испытывали бы настоятельное желание выпить, и выпивали бы, но – этого нет. Только у тех людей, в чьи головы внедрена соответствующая информация, эта информация, – причем, абсолютно у ВСЕХ, – разворачивается в обязательную самоалкоголизацию или же, как минимум, в защиту алкоголизации, в защиту алкоголя, в борьбу против трезвости и трезвенников.
Сущность причинности – порождение причиной следствия. Но никакая причина не способна проявить себя в следствии, если для этого нет соответст-вующих условий, т.е. «среды», состоящей из обстоятельств, явлений, поводов, из тех же бутылок со спиртным. 
Вот почему, одновременно с устранением причины пития, ВТОРОЕ, что необходимо сделать, чтобы сбросить тысячелетнее алкогольное иго – прислушаться к тому, что уже сказали и давно, – 110 лет тому назад, – мудрые люди – депутаты Государственной Думы П.Е. Евсеев и П.М. Макагон: «изъять алкоголь из свободного обращения в человеческом обществе».
На вечные времена!
И поскольку русский мудрец, академик Ф.Г. Углов уже сказал: «Только трезвая Россия – станет великой!»,
и поскольку выдающийся английский государственный деятель Уильям Гладстон уже сказал: «Будущее принадлежит лишь трезвым народам»,
то скажем же и мы, Дмитрий Анатольевич, дабы не прослыть немощными, ни на что не годными глупцами: «Россия, вперед – в трезвое будущее!»


15–28 сентября 2009 г. Евгений БАТРАКОВ,
редактор общероссийской газеты «Оптималист»
 
(«Оптималист», №8 (130), октябрь 2009 г.).

 

Поделитесь материалом в социальных сетях.

 

 

Читайте также

Также вы можете выбрать удобную форму участия и поддержки нашего проекта по ссылке ниже

Участие в проекте "Закон Времени"