Аналитика

Евразия вот-вот станет намного больше — страны выстраиваются в очередь, чтобы присоединиться к БРИКС и ШОС, возглавляемым Китаем и Россией, в ущерб Западу.

Шанхайская организация сотрудничества (ШОС) — это пан-евразийский институт, изначально нацеленный на борьбу с терроризмом, но теперь все больше ориентирующийся на геоэкономическое и геополитическое сотрудничество. БРИКС во главе с триадой Россия-Индия-Китай имеет схожую повестку с ШОС, распространяя ее на Африку, Латинскую Америку и другие регионы.

Такова концепция БРИКС+, подробно изложенная в недавнем докладе клуба «Валдай» и принятая стратегическим партнерством России и Китая. В докладе анализируются плюсы и минусы трех сценариев, связанных с возможными будущими членами БРИКС+: — во-первых, страны, получившие приглашение Пекина принять участие в саммите БРИКС в 2017 году (Египет, Кения, Мексика, Таиланд, Таджикистан); — во-вторых, страны, которые участвовали во встрече министров иностранных дел БРИКС в мае нынешнего года (Аргентина, Египет, Индонезия, Казахстан, Нигерия, ОАЭ, Саудовская Аравия, Сенегал, Таиланд); — в-третьих, ключевые страны большой двадцатки (Аргентина, Индонезия, Мексика, Саудовская Аравия, Турция).

А теперь речь идет еще и об Иране, который уже проявил заинтересованность в присоединении к БРИКС.

Недавно президент ЮАР Сирил Рамафоса подтвердил, что «несколько стран просто умирают от желания присоединиться к БРИКС». В их число входит ключевой игрок Западной Азии — Саудовская Аравия.

Что вызывает особое удивление, так это то, что всего три года назад, при администрации Трампа, наследный принц Мухаммед бин Салман (МБС), фактический правитель королевства, был решительно настроен вступить в некое подобие арабского НАТО в качестве привилегированного союзника Империи.

Дипломатические источники подтверждают, что на следующий день после вывода американских войск из Афганистана представители МБС начали серьезные переговоры, как с Москвой, так и с Пекином.

Если исходить из того, что в 2023 году БРИКС одобрит кандидатуру Эр-Рияда необходимым консенсусом, трудно даже представить себе катастрофические последствия для нефтедоллара. В то же время, нельзя недооценивать способность тех, кто контролирует внешнюю политику США, сеять хаос.

Единственная причина, по которой Вашингтон терпит режим Эр-Рияда — это нефтедоллар. Поэтому США не могут позволить саудитам проводить независимую внешнюю политику. Если это произойдет, геополитическая переориентация коснется не только Саудовской Аравии, но и всего Персидского залива.

И тем не менее, такой сценарий становится все более вероятным после того как ОПЕК+ фактически выбрала партнерство с БРИКС/ШОС во  главе с Россией и Китаем. Можно расценивать это как «мягкую прелюдию» к краху системы нефтедоллара.

Иран заявил о своем желании присоединиться к БРИКС еще до Саудовской Аравии. По данным  некоторых дипломатических источников, они уже ведут диалог по секретному каналу через Ирак, пытаясь наладить отношения. Скорее всего, Турция последует этому примеру и наверняка вступит в БРИКС, а возможно и в ШОС, где Анкара в настоящее время имеет статус наблюдателя.

А теперь давайте представим себе, что эта триада — Эр-Рияд, Тегеран и Анкара — тесно связана с Россией, Индией и Китаем (фактическое ядро БРИКС), и в конечном счете с ШОС. Это будет стратегический удар по Империи, силу которого трудно даже вообразить. Дискуссии, ведущие к БРИКС+, сфокусированы на сложной задаче — создании глобальной валюты, обеспеченной сырьевыми ресурсами, которая была бы способна обойти главенствующую роль доллара.

Несколько взаимосвязанных шагов указывают на растущий симбиоз между БРИКС+ и ШОС. Члены ШОС уже согласовали дорожную карту постепенного увеличения объема взаимных расчетов в национальных валютах.

Так, Государственный банк Индии открывает специальные счета в рупиях для торговли с Россией. Российский природный газ, поставляемый в Турцию, на 25 процентов будет оплачиваться в рублях и лирах. Российский банк ВТБ запустил механизм денежных переводов в Китай в юанях, минуя систему SWIFT, в то время как «Сбербанк» уже выдает кредиты в юанях. «Газпром» договорился с китайскими партнерами, что платежи за поставки газа должны быть переведены на рубли и юани в пропорции один к одному. Иран и Россия унифицируют свои банковские системы для торговли в рублях/риалах. Наконец, центральный банк Египта собирается установить индекс для своего фунта (группа валют плюс золото), чтобы снизить зависимость национальной валюты от американского доллара.

В связи с формированием БРИКС+ следует также упомянуть о роли Турции в сфере энергетики. На протяжении многих лет Анкара пыталась позиционировать себя как главный газовый хаб Восток-Запад. После диверсии на «Северных потоках», Путин преподнес Эрдогану его мечту на блюдечке, предложив существенно увеличить поставки российского газа в ЕС через такой хаб. Согласно сообщениям Министерства энергетики Турции, Анкара и Москва уже достигли принципиальной договоренности.

На практике это означает, что Турция будет контролировать газовый поток в Европу не только из России, но и из Азербайджана, а также значительной части Западной Азии и северо-востока Африки. СПГ-терминалы в Египте, Греции и самой Турции могут дополнить эту сеть.

НАТО, безусловно, будет в ярости. Но никогда не следует сбрасывать со счетов способность султана Эрдогана хеджировать свои ставки. Его история любви с БРИКС и ШОС только начинается.

Источник: mixednews.ru

Поделитесь материалом в социальных сетях.

 

 

Обеспечение проекта

Потребность: 55 000 руб./мес.
Собрано на 06.02: 3 978 руб.
Поддержали проект: 11 чел.

посмотреть историю
помочь проекту

Читайте также