Аналитика

Политика иностранных государств-покупателей энергоресурсов привела к тому, что деньги западной финансовой системы утратили контроль над потоками энергоресурсов, и теперь Россия будет определять новый контур мирового общественно-экономического устройства, заявил председатель правления "Газпрома" Алексей Миллер на ПМЭФ-2022 во время сессии "Мировой рынок нефти и газа сегодня и завтра".

По его мнению, отказ Европы от долгосрочных газовых контрактов с РФ и переход от формульного к биржевому ценообразованию привели к перевороту в товарно-сырьевых отношениях в мире.

"За что боролись, на то и напоролись"

"Газ в отличие от нефти не является классическим биржевым товаром. Как результат – все спотовые биржевые площадки являются неликвидными", - пояснил глава "Газпрома".

"Но они (западные страны - ИФ) делали то, что считали нужным. Но один император известный в свое время сказал: "Если ваш противник, оппонент делает ошибку, не мешайте ему ее делать". Мы предупреждали, мы говорили – это очень рискованное мероприятие – отказываться от долгосрочных контрактов", - напомнил Миллер.

"Дальше, "Северный поток 2" мы также строили, как "Северный поток 1" – мы же сначала получаем, что называется, заказ. Нас об этом просят, не мы же сами начинаем строить такие инфраструктурные проекты", - продолжил глава газовой монополии.

"Нас просили построить. Инвестированы огромные просто средства. И когда все построено, вы знаете, "Северный поток 2" – две нитки находятся под давлением, и газ сегодня можно начинать поставлять в Германию по "Северному потоку 2", (но - ИФ) он не запущен в работу, потому что не сертифицирован. Но тогда возникает вопрос, как вообще можно доверять в части вложений в инвестиционные проекты, в крупные инвестиционные проекты? Ну и вообще есть более жесткие определения – это дискриминация инвесторов", - отметил он.

"Поэтому то, что касается инфляции (в Европе - ИФ), что касается волатильности цен, собственно говоря, во всех тех решениях, которые были провозглашены и воплощены в жизнь, вот – получите и распишитесь – за что боролись, на то и напоролись!" - пояснил Миллер.

"Наш товар – наши правила"

"Инфляция и волатильность цен рождают потребность в кредитах, в частности в краткосрочных кредитах. Но тогда возникает потребность у банков в большей ликвидности. А мы уже видим, что некоторые зарубежные банки испытывают определенные сложности в предоставлении таких кредитов. А может такая возможность у них вообще через некоторое время иссякнет с учетом такой волатильности и таких ценовых шоков. И свидетелями чего мы являемся? Мы являемся свидетелями разрыва двух систем – с одной стороны, системы товарно-сырьевых рынков, ресурсной системы, а с другой стороны – назовем ее номинальной системой – системой центральных банков, резервной системы", - продолжил Миллер.

"Центральные банки они, собственно говоря, регулируют номинальную стоимость денег, ну и резервные системы, они регулируют процентные ставки, они регулируют валютные курсы, но все это номинальные вещи. Через эти номинальные инструменты, я здесь хочу обратить внимание, это очень важный момент, они управляют и контролируют спрос. Да, но что они не контролируют? А не контролируют они предложение товарно-сырьевых рынков, предложения сырья, объем этого предложения. Инструментов таких у них на самом деле просто-напросто нет. И Бреттон-Вудская система, собственно говоря, это парадигма "наша валюта – наши правила" – мы вам говорим, как можно пользоваться нашей валютой, что мы вам разрешаем, а что мы вам не разрешаем, и вообще закон – это Атлантика", - напомнил он.

Бреттон-Вудская система (Bretton Woods system) – международная система организации денежных отношений и торговых расчетов, установленная в 1944 году, при которой обменный курс всех мировых валют фиксировался в соотношении к доллару США, а сам доллар приравнивался к золоту.

"Но мы видим, что доминирование доллара уходит, появляются расчеты в национальных валютах, и в конечном итоге меняется парадигма. И если мы с вами вспомним классическую схему "деньги - товар - деньги штрих" - вот она парадигма Бреттон-Вуда, то сейчас на первое место выходит совершенно другая формула – "товар - деньги - товар": продали сначала газ, потом его добыли, наш товар – наши правила. Мы не играем в игры, правила которых придумали не мы. Кто-то говорит: "Закон – Атлантика", а кто-то говорит: "Закон – Тайга". И самое интересное, что санкционная политика и контрсанкционная политика привели к последствиям, которых, может быть, никто и не предполагал. Почему? Потому что санкции и контрсанкции затронули глобальные сырьевые рынки", - сказал председатель правления "Газпрома".

Апокалипсис парадигмы

"Все мы хорошо знаем такое понятие, как квантовая запутанность в квантовой физике. Так вот знаете, можно сказать, что на сегодняшний день в мировой экономике наступила санкционная и квазисанкционная запутанность. Десятки тысяч санкционных, контрсанкционных документов. При этом надо обратить внимание, что за ними так же возможны вторичные, третичные и так далее санкции. А что это значит?" - задался вопросом Миллер.

"Вы не можете описать состояние своей энергетической системы или экономической системы, не зная правил конкретного товарно-сырьевого рынка или не зная объемов предложения на этом рынке. И в этой ситуации оказывается, что институты Бреттон-Вудской системы, глобальные международные институты, они просто-напросто, извините, теряют смысл. Они не работают, и они тихо отмирают", - ответил он сам себе.

"Никто не сказал ведь, что апокалипсис той или иной парадигмы или той или иной системы должен наступить в один день, моментально", - продолжил спикер. "Эти глобальные международные институты Бретон-Вудской системы тоже потихонечку засыхают и отсыхают. И мы ни роли их уже не чувствуем, и они сами уже не понимают свое место, и их смысл просто утерян", - заметил Миллер.

"Бреттон-Вудская система номинального регулирования стоимости в разрыве от возможного контроля за предложением сырьевых товаров дает мощнейший инфляционный импульс", - пояснил он.

Новый контур

"Вывод: что за этим следует?" - в очередной раз обратился Миллер к слушателям.

"Накопление товарных запасов, дублирование цепочек поставок. И в конечном итоге мы с вами оказываемся в понимании того, что, как знаете, говорят некоторые эксперты: "Игра окончена". Мы активно боремся с англицизмами, но, думаю, что сегодня можно употребить это английское словосочетание – Game is over. А почему игра окончена? Спрос на сырье заменит спрос на валютные резервы. И это очень серьезный, тектонический сдвиг, колоссальный!" - провозгласил Миллер.

"Возникает вопрос: что это тогда нам дает? Ну, во-первых, это нам дает окно возможностей с точки зрения перестройки мировой системы производства и распределения топливно-энергетических ресурсов с целью более эффективного и справедливого энергоснабжения", - ответил он.

"Контур общественно-экономического устройства нового типа конечно же в очень большой степени будет определять Российская Федерация, и в этом нет никаких сомнений!" - заключил Миллер.

Источник: interfax.ru

Поделитесь материалом в социальных сетях.

 

 

Обеспечение проекта

Потребность: 55 000 руб./мес.
Собрано на 29.06: 68 781  руб.
Поддержали проект: 50 чел.

посмотреть историю
помочь проекту

Читайте также