Аналитика

Председатель Банка России Эльвира Набиуллина.

Не успели мы привыкнуть к низкой инфляции, как она снова стала высокой. По данным Росстата, за последний год цены увеличились более чем на 6%. По некоторым товарам рост на десятки процентов. В «передовиках» продукты питания и стройматериалы. Почему цены снова взбесились? Как остановить этот рост? И что нас ждет в будущем? На все эти вопросы в эксклюзивном интервью «Комсомольской правде» рассказала председатель Банка России Эльвира Набиуллина.

ДИСБАЛАНС СПРОСА И ПРЕДЛОЖЕНИЯ

- Эльвира Сахипзадовна, расскажите, что происходит? Почему цены стали так резко расти?

- Инфляция - всегда баланс спроса и предложения. Простой пример - жилье. Мы видим, цены на недвижимость растут. Почему? Во-первых, растет спрос, в том числе из-за льготных программ, которые сделали процентные ставки по ипотеке более привлекательными. Во-вторых, ставки по депозитам в банках снизились. И люди пытались куда-то пристроить деньги, найти более выгодные инструменты. Кто-то пошел на биржу, кто-то - на рынок жилья. Причем покупают как для себя, так и в инвестиционных целях: чтобы сдавать в аренду или потом продать подороже. А предложение не поспевает, потому что строительный цикл более длинный. Вот цены и растут. В итоге, к сожалению, реальная доступность жилья не выросла, потому что дисбаланс спроса и предложения привел к росту цен и съел всю выгоду от снижения ставок.

- Цены на жилье почти не учитываются в индексе инфляции. При этом мы все видим, как выросли цены в магазинах и подорожал отдых на Черном море…

- Возьмем туризм. Сейчас есть ограничения на международные поездки. А россияне тратили на них два триллиона рублей в год. Да, часть этой суммы пошла на покупки, часть - на сбережения, но существенная часть - на внутренний туризм. В итоге не хватает номерного фонда гостиниц в самых популярных туристических местах. И цены растут. При этом быстро расширить номерной фонд нельзя. По этой же причине растет спрос и на другие позиции: например, люди в прошлом году покупали недвижимость, теперь делают ремонт, а производители стройматериалов, мебели и тому подобного не могут быстро нарастить объемы производства. Растут цены и на глобальных рынках: многие отрасли останавливались в пандемию, теперь наверстывают, растут цены на сырье, например, на сталь. Это в некотором смысле побочный эффект быстрого восстановления экономики. С ним столкнулись не только мы, но и все страны. В Америке, например, инфляция за май 5%, а до этого она довольно долго держалась вблизи цели ФРС в 2%.

- Как оцениваете продление льготной ставки по ипотеке? Ваши прогнозы – как она повлияет на цены?

- Мы долго это обсуждали. Принято очень взвешенное решение. Снижение предельной суммы кредита (до 3 млн рублей) снизит спрос в крупнейших городах. А повышение льготной ставки приблизит ее к рыночному уровню. Благодаря этому ажиотажного спроса не будет. И он перестанет так сильно влиять на цены.

 

ПОЧЕМУ НЕЛЬЗЯ «ЗАМОРАЖИВАТЬ» ЦЕНЫ

- А может, просто зафиксировать цены? Например, на продукты питания...

- Цена - баланс между спросом и предложением. В крайних, экстренных случаях, на очень короткое время, если других возможностей нет или время упущено, то, регулированием цен можно воспользоваться. Но это очень опасно. Если слишком долго держать цены, будет и дефицит, и черный рынок. Искусственно заниженный уровень цен не создает стимулов для производителей, чтобы они расширяли производство. Многие из нас прекрасно помнят опыт последних лет СССР, когда официальные цены были зафиксированы, но по ним невозможно было удовлетворить спрос. Был дефицит. А он гораздо опаснее инфляции.

- Есть ли шанс, что цены пойдут вниз? Особенно на те товары, которые выросли сильнее других?

- Действительно, внутри общей инфляции есть товары, по которым цены растут быстрее. К примеру, бум на рынке жилья, вызванный льготной ипотекой, отражается в смежных отраслях, связанных со спросом на мебель и стройматериалы. Цены растут, потому что предложение не успевает удовлетворить спрос. Но, как мне кажется, почти кратное изменение цен на ряд товаров носит временный характер. Это может означать, что цены будут снижаться, а может – что просто прекратится такой быстрый рост цены. Дефляция – снижение цен – по отдельным товарам случается. Яркий пример – смартфоны, телевизоры, планшеты, которые почти непрерывно дешевели в 2017-2019 годах.

- Что касается способов сбивания инфляции. Вы уже начали это делать. Увеличили ключевую ставку с 4,25 до 5,5%. И скорее всего будете увеличивать ее дальше. Как это работает?

- Основной инструмент, с помощью которого ЦБ влияет на инфляцию, - ключевая ставка. Чем она выше, тем привлекательнее становятся депозиты. И тем меньше люди склонны брать кредиты. Тем самым мы влияем на спрос. Но на инфляцию можно влиять и создавая условия для роста предложения. Если есть рынок, где растут цены, у нас не должно быть барьеров, чтобы новые производители выходили на этот рынок, а старые расширяли производство. Тогда они будут больше зарабатывать, а цены будут расти скромными темпами. Но если есть какие-то барьеры или монополия, этого не происходит и цены остаются высокими. Конкуренция очень важна для снижения инфляции. Над этим работает правительство. А денежно-кредитная политика влияет только на спрос. Это, кстати, и ответ на вопрос о том, почему бы ради роста экономики не напечатать и не раздать всем денег. Спрос вырастет, а предложение нет, и будет только рост инфляции, вместо роста экономики.

ДОВЕРИЕ К ВЛАСТЯМ И ИНФЛЯЦИОННЫЕ ОЖИДАНИЯ

- Кстати, о ключевой ставке. Несколько лет назад начались активные разговоры: мол, давайте мы снизим ключевую ставку до нуля, как в развитых странах. Тем самым, накачаем экономику деньгами и т.д. Что бы случилось сейчас, если бы мы так поступили?

- Это привело бы к резкому росту инфляции…

- Насколько резкому?

- Мне тяжело гадать. Но это точно были бы двузначные цифры. Было бы сразу несколько тяжелых последствий. Во-первых, упал бы курс рубля. Потому что люди стали бы уводить сбережения в валюту. Во-вторых, бизнес перестал бы инвестировать в развитие. Потому что для этого очень важна предсказуемость на долгосрочную перспективу.

- Тогда почему в развитых странах нет этих последствий? И ставки на нулях, и деньги триллионами долларов и евро печатают…

- Действительно. Объяснения этому разные. Но одно из главных - развитые страны спасает то, что у них инфляционные ожидания и людей, и бизнеса, что называется, заякорены…

- То есть, они привыкли, что у них нулевая инфляция?

- Да, они привыкли, что у них цены не растут. Они живут в такой системе 50 лет, у них накопился опыт, доверие к властям. Поэтому никто не бежит в магазины. Все понимают: даже если будет скачок, то инфляция быстро придет в норму. Тем не менее, если будет высокая инфляция, то я уверена, что эти страны тоже начнут повышать ставки. А инфляция у них уже растет (в США – 5% годовых, при их стандартных 1 – 2%. – Ред.). И для них повышение ставок может стать проблемой. В отличие от нас, они накопили большие долги. Поэтому резко вырастет стоимость обслуживания этого долга. И к чему это приведет, очень сложно сказать.

- А у нас инфляционные ожидания высокие. И чуть что – мы бежим в магазины?

- Мы 25 лет жили в условиях высокой и постоянно колеблющейся инфляции. Только в последние пять лет она у нас была в районе 4% (3,8% в среднем. – Ред.). Доверие к финансовым властям не так прочно, поэтому инфляционные ожидания сразу подскочили до рекордного уровня. И сейчас люди ждут, что инфляция будет расти двузначными темпами. Это разгоняет потребительское поведение.

- Чем это грозит? Ожидания станут реальностью?

- Если вы ждете высокую инфляцию, вы не будете сберегать. Если к этому добавить низкие процентные ставки по депозитам, то точно пойдете потреблять. А если еще и дешевые кредиты дать, возьмете их. Производство при этом быстро не приспосабливается. Цены растут еще быстрее. В итоге раскручивается инфляционная спираль. Ее надо остановить, не дать возможность раскрутиться, поэтому мы и начали повышать ключевую ставку. А вовсе не потому, что мы хотим, чтобы ставки по кредитам были недоступны. Иначе высокая и неконтролируемая инфляция больно ударит по всем.

- То есть, определенную точку невозврата перейдем - и все…

- Именно. Нельзя переходить точку невозврата.

- Когда инфляция начнет снижаться? Ваш прогноз.

- Эффект от повышения ставки будет проявляться постепенно. В течение ближайших месяцев инфляция может еще немного повыситься. А понижение темпов начнется осенью. По нашим расчетам, инфляция достигнет цели (4% годовых) во второй половине 2022 года.

- А что в таких условиях лучше делать людям: покупать, продавать, не дергаться?

- Первое – твердо знать, что инфляция вернется к нашей цели. И ориентироваться на то, что сейчас всплеск временный. Второе – повышение ставки даст и повышение ставок по депозитам. Депозиты – одна из лучших консервативных стратегий сбережений. Многие пошли на фондовый рынок, здесь доходность больше, но всегда надо помнить, что есть и риски. Надо внимательно изучать продукты, критически относиться к рекламе, особенно, когда вам говорят, что тут нет рисков, а доходность высокая. Такого не бывает. Стратегия с покупкой любых товаров длительного пользования, недвижимости: при мнимой простоте тут на самом деле есть риски. Цены после перегрева рынка могут падать, ликвидность (то есть возможность быстро это продать) – тоже никто не гарантирует. Вы сможете оказаться в ситуации, когда и ваши сбережения вложенные окажутся меньше, и превратить их обратно в деньги окажется не так просто.

Когда речь идет о валюте, то тут ничего нового: копить надо в той валюте, в какой будешь тратить. Какая-то тенденция на валютном рынке, когда одна валюта растет или падает даже довольно долго, ничего не говорит о том, каким будет курс в момент, когда вам понадобятся деньги. Потерять на валютном рынке намного проще, чем заработать. И предвосхищая вопрос – самая опасная из всех стратегий, конечно, - спекулятивные криптоактивы. Цена очень волатильна, потери могут быть просто колоссальными. Центральный банк никогда не дает советов, куда нужно инвестировать, но в этом конкретном случае – вот сюда точно не нужно.

ВОПРОС - РЕБРОМ

«Нельзя навязывать клиентам страховки»

- По поводу работы банков. Объемы потребительского и ипотечного кредитования растут. Но банки стали очень хитрыми в плане «впаривания» страховок. К любому кредиту сейчас автоматом привязывается «финансовая защита» и делаются такие условия, при которых приходится ее брать. А если даже отказаться, ставка мгновенно вырастет на 2 – 5% годовых. Это прописано в договоре. Как с этим быть? Насколько это этично по отношению к клиентам?

- Абсолютно неэтично. На эту тему мы с банками вели долгие дискуссии. Они обещали разработать внутренние стандарты этики по отношению к клиентам. Потому что клиентоориентированность должна быть реальной, а не формальной. Поскольку саморегулирование на банковском рынке не появилось , мы предложили внести изменения в законодательство, чтобы все это отрегулировать. Практику навязывания страховок мы считаем неприемлемой. Будем с этим разбираться. Надеемся, что на основе жестких правил в конечном счете у банков сформируются и этические принципы. Финансовые продукты должны приносить пользу клиентам.

- Половина выданных кредитов – это ипотека. А там страховка стоит очень дорого. Можно ли здесь как-то снизить издержки заемщиков?

- В ипотеке есть обязательное страхование. И оно оправданно. Когда банк дает большую сумму в долг, он хочет понимать, что его залог застрахован. Если с жильем что-то случится, то у банка возникают риски. Но это страхование сейчас действительно очень дорого стоит. И увеличивает стоимость ипотеки. А дорого в основном потому, что банки часто продают клиентам продукты своих же страховых компаний. Поэтому мы вышли с инициативой, чтобы это делалось за счет самих банков и показывалось в конечной стоимости кредита. Обсуждаем эти нюансы с правительством. На наш взгляд, это надо делать.

Источник: kp.ru

Поделитесь материалом в социальных сетях.

 

 

Читайте также

Также вы можете выбрать удобную форму участия и поддержки нашего проекта по ссылке ниже

Участие в проекте "Закон Времени"