Аналитика

В Калужской области завершено расследование уголовного дела по незаконной добыче песка. Ущерб в общей сложности составил более 100 млн рублей. За незаконное использование недр придется серьезно раскошелиться и жителю Башкирии — ему предстоит выплатить 3,6 млн рублей. Почему эти работы вредят не только природе, но и экономике — в материале «Известий».

Преступная деятельность

На этой неделе в Калужской области завершилось расследование уголовного дела по незаконной добыче песка. Еще в 2018 году группа лиц, не имея лицензию на разработку месторождения полезных ископаемых, организовала добычу песка на территории Малоярославецкого района. По факту было возбуждено дело по ст. 171 УК РФ («Незаконное предпринимательство»).

Как выяснилось, преступная деятельность привела к утрате полезного ископаемого на сумму около 16,7 млн рублей. Кроме того, при разработке карьера был уничтожен плодородный слой почвы, размер нанесенного вреда составил более 10,8 млн рублей. Чтобы скрыть факт незаконных работ, «добытчики» организовали в карьерной выемке свалку твердых бытовых отходов (лицензии на осуществление деятельности по размещению ТБО у обвиняемых тоже не было). Ущерб был оценен в более чем 77,2 млн рублей. В целом же их действия вылились в урон на более чем 103 млн рублей.

Как сообщили в УМВД России по Калужской области, по завершении необходимых процессуальных действий материалы уголовного дела теперь будут направлены в суд для рассмотрения по существу.

Схожая история случилась в Башкирии. Там, впрочем, обошлось без уголовного преследования, но по решению суда виновному придется заплатить 3,6 млн рублей за незаконное использование недр. Как сообщили в прокуратуре республики, участок в 5 км от деревни Кляшево был предоставлен жителю Иглинского района в аренду для строительства и эксплуатации водохранилища.

— В результате разработки котлована добытая песчано-гравийная смесь реализовывалась третьим лицам. В настоящее время принимаются меры к расчету и взысканию ущерба, причиненного лесным почвам, и обязанию рекультивировать земли, — указали в ведомстве. Компенсацию теперь уже бывший арендатор выплатит министерству экологии Башкирии.

Оставить без воды

Песок находится в достаточно толстых слоях, из-за чего при разработке карьера приходится охватывать довольно большую площадь, объяснил в разговоре с «Известиями» геолог, кандидат технических наук Станислав Завацки. «Перед началом добычи, как правило, вырубаются деревья и начинается углубление. Каждый песчаный слой является водоносным, то есть там есть питьевая вода. И, естественно, при неграмотном подходе понижается уровень подземных вод, высыхают колодцы и в целом происходит опустынивание ландшафта», — отмечает эксперт.

Как сообщила в беседе с «Известиями» член общественного совета Минприроды России Елена Есина, такой исход особенно вероятен в случае, если до начала работ не проводятся изыскания на месте, а именно этим и пренебрегают незаконные добытчики песка.

песок

— Они не пытаются узнать, насколько близко от места работ находятся грунтовые воды, может быть, там есть какие-то питающие родники. И при таком варварском способе есть вероятность нарушения гидрологии, что не только способно изменить водный режим, но и привести к тому, что жители близлежащих населенных пунктов могут остаться без воды или же вода будет очень плохого качества, — подчеркивает Есина.

По ее словам, как правило, после завершения незаконной выработки на этот пункт местные операторы начинают свозить отходы ТКО.

— Соответственно, если отходы начинают там разлагаться, то это тоже ведет к загрязнению подземных вод, — указывает Елена Есина.

Сложности с лицензиями

В России добыча песка регулируется законом «О недрах» и подлежит лицензированию. При выдаче лицензии применяются определенные квоты, а сами компании подлежат строгой оценке, указывает Есина.

— Однако получить лицензию весьма дорого, в то же время очень дешево просто загнать пару самосвалов и добывать песок незаконно, — сетует эксперт.

Согласно закону «О недрах», собственники и арендаторы земельных участков имеют право в их границах осуществлять добычу (без применения взрывных работ) общераспространенных полезных ископаемых, не числящихся на государственном балансе. Но при этом есть некоторые ограничения: добыча может осуществляться только в хозяйственных целях и не должна выполняться на коммерческой основе с последующим извлечением прибыли. В остальных же случаях необходимо получить лицензию.

Как правило, месторождения полезных ископаемых сдаются для разработки на конкурсной основе и предоставляются претендентам, предложившим наибольшую цену. Помимо этого, добытчики также обязаны выплачивать налог на весь потенциальный доход от месторождения. Эта сумма, в свою очередь, высчитывается на основе данных геологической разведки о количестве полезных ископаемых на участке.

Однако, как сообщил «Известиям» геолог, доктор геолого-минералогических наук Юрий Толпегин, получить лицензию на добычу ископаемых практически невозможно, что и приводит к распространению незаконной деятельности. Проблема усугубляется еще и тем, что незаконные работы никогда не заканчиваются необходимой рекультивацией.

— Любое выработанное пространство должно рекультивироваться. Сверху часть грунта обычно является пустой породой, и ее сдвигают в вырытое пространство, после чего поверхность выравнивается. Но у нас, к сожалению, такие добытчики почти никогда ее не проводят, — указывает он.


Одна из главных причин — отсутствие должного контроля, считает Елена Есина. По ее словам, во многих субъектах федерации не хватает инспекторов, поэтому они просто физически не могут отследить нарушения. Не существует пока и общей системы мониторинга, которая позволила бы отслеживать такие незаконные работы и вовремя их пресекать.

На момент публикации материла в Росприроднадзоре не смогли ответить на запрос «Известий», каким образом выявляются случаи незаконной добычи песка.

Песочный демпинг

Такая нелегальная деятельность вредит не только природе, но и добытчикам, выполняющим работу законно, отметила в разговоре с «Известиями» генеральный директор ООО «Дорстройсинтез» Ольга Абрамова.


Безусловно, это бьет по законному бизнесу и демпингует цены на рынке. Поскольку [нелегальные добытчики] не платят налоги, у них себестоимость ниже. Мы платим НДС и другие налоги по закону «О недрах» — то есть в общей сложности сразу идут отчисления 25,5% от прибыли. Но из-за их низких цен и нам приходится снижать свои. Себестоимость у нас намного выше, а прибыль незначительная, — рассказала Абрамова. — Тем более сейчас не очень-то много заказов. Строительство приостановилось, и у заводов, которые готовят смеси, бетон, поуменьшилось работы — значит, и у нас они меньше покупают.

Для защиты интересов легального бизнеса необходимо усиление государственного контроля в этой сфере, считает Абрамова.

Истоник: iz.ru

Поделитесь материалом в социальных сетях.

 

 

Читайте также

Также вы можете выбрать удобную форму участия и поддержки нашего проекта по ссылке ниже

Участие в проекте "Закон Времени"