Аналитика

Министр сельского хозяйства СССР И.А. Бенедиктов, проработавший в этой должности с 1938 по 1958 годы, то есть и при И.В. Сталине, и при Н.С. Хрущёве, в своём “неопубликованном интервью” [1] привёл краткую и убедительную общую характеристику различия в подходах двух лидеров СССР к проблемам сельского хозяйства:

«История с агрогородами лишний раз подчеркивает разницу в подходах Сталина и Хрущёва к проблемам сельского хозяйства. Сталин, реалист до мозга костей, в гораздо большей степени считался с его спецификой, действовал продуманно, основательно, не спеша, с учетом долгосрочных последствий тех или иных акций. Хрущёв же, напротив, стремился к быстрым и эффектным результатам, торопился, спешил, теряя реальное представление о достигнутом уровне развития, впадая в совершенно непростительный, преступный утопизм».

Мы постараемся здесь рассмотреть этот вопрос, опираясь на реальные документы, чтобы исключить субъективизм в оценках исторических личностей.

Разные подходы к проведению аграрной политики между И.В. Сталиным и Н.С. Хрущёвым впервые проявились в печати в марте-апреле 1951 года. Всё началось со статьи Н.С. Хрущёва, тогда первого секретаря Московской партийной организации, а несколькими годами до того первого секретаря Украинской партийной организации, в газете «Правда», от 4 марта 1951 года, №63, с многообещающим заголовком: «О строительстве и благоустройстве в колхозах» [2].

Что предлагал автор статьи? Не будем останавливаться на общих фразах о подъёме культуры на селе, ликвидации противоположности города и деревни, обратимся к конкретике.

Ни много ни мало Никита Сергеевич предложил в ходе аккуратно и постепенно проводящегося в стране укрупнения колхозов организовать «сселение мелких деревень, строительство новых сёл и посёлков». Что ж, дело вроде бы хорошее. Но какими силами это всё провернуть, откуда взять материальные и людские ресурсы? За счёт государства? Вовсе нет. Никита Сергеевич предлагал:

«В крупных артелях есть возможность организовать строительные бригады, создать предприятия по производству строительных материалов - кирпича, черепицы и других, пригласить специалистов и развернуть строительство культурно-бытовых зданий, производственных построек, а также в широких масштабах вести строительство жилых домов для колхозников. Крупные колхозы могут и должны взять ответственность за строительство домов колхозников».

В подтверждение правоты своих слов автор ссылался на опыт организации строительных бригад в отдельных колхозах на Украине и в Московской области. Но большая часть статьи содержала благие пожелания в манере гоголевского Манилова – а хорошо бы…

Ответ И.В. Сталина, а точнее, специальной комиссии, созванной по его инициативе, был скорым и однозначным. Он прозвучал в Закрытом письме ЦК ВКП(б) от 2 апреля 1951 года «о задачах колхозного строительства в связи с укрупнением мелких колхозов», которое было разослано во все партийные организации вплоть до райкомов [3].

Содержание письма подтверждало линию партии на укрупнение колхозов, дающего очевидные преимущества в использовании сложной агротехники и, следовательно, гарантирующего повышение урожайности сельскохозяйственных культур, повышение поголовья и продуктивности скота, в результате чего «будут накоплены достаточные государственные продовольственные и сырьевые резервы, все наши колхозы станут зажиточными и колхозники заживут богато».

В то же время в письме было выражено беспокойство тем, что «некоторые руководящие работники допускают, особенно в связи с проводимыми мероприятиями по укрупнению мелких колхозов, серьезные ошибки и извращения линии партии в колхозном строительстве». В чём же конкретно заключались, по мнению ЦК ВКП(б), ошибки и извращения?

Во-первых, - «в подмене главной, а именно производственной задачи в сельском хозяйстве задачей немедленного переустройства быта колхозников, что должно отвлечь основные силы и средства колхозов от решения важнейших производственных задач». При том что: «Бытовые задачи имеют, несомненно, важное значение, но являются все же производными, подчиненными, а не главными. Забвение или умаление главных, производственных задач может повести всю нашу практическую работу в деревне по неправильному пути, затруднить дальнейший подъем колхозов и причинить тем самым серьезный вред колхозному строю».

Во-вторых, в том, что «часть наших партийных и советских работников в связи с укрупнением мелких колхозов ошибочно предлагает форсированно осуществить массовое сселение деревень в крупные колхозные поселки, пустить все старые колхозные постройки и дома колхозников на слом и, не считаясь с последствиями торопливого сселения деревень и сел, создать на новых местах крупные «колхозные поселки», «колхозные города», «агрогорода», рассматривая это как важнейшую задачу организационно-хозяйственного укрепления колхозов». К чему это может привести, говорится далее: «Такая постановка вопроса… неизбежно привела бы к замедлению темпов расширенного воспроизводства в колхозах, к отвлечению сил и средств колхозов и Советского государства от решения основных задач дальнейшего подъема сельского хозяйства».

В-третьих, отмечается «неправильная позиция некоторых работников насчет сокращения приусадебных земель колхозников». Последнее идёт вразрез не только с уставом сельскохозяйственной артели, но этим «нарушается позиция марксизма-ленинизма, требующая сочетания личных интересов колхозника с общественными интересами артели. Именно поэтому, наряду с общественным хозяйством, существует в артели небольшое подсобное хозяйство колхозного двора для удовлетворения некоторых личных нужд колхозника, поскольку эти нужды не могут быть еще в полной мере удовлетворены за счет артельного хозяйства». В связи с этим делается вывод о том, что «нужно считать совершенно неправильным предложение о сокращении размера приусадебного участка колхозного двора в колхозном поселке до 10 или 15 сотых гектара и вынесении остальной части (от 10 до 90 сотых, прим. авт.) приусадебного участка за пределы поселка. Предлагать выделение двух земельных участков для колхозного двора – значит создать у колхозника неправильное впечатление о том, что у него собираются отобрать приусадебный участок. Ясно, что это может лишь принести вред всему колхозному делу».

В письме прямо указано, что именно эти ошибки содержатся в статье Н.С. Хрущёва, значит, и письмо было адресовано главным образом ему.

Далее в письме определены задачи партийных организаций по устранению отмеченных недостатков и обращено внимание на то, что необходимо решать в первую очередь. Во главу угла поставлена задача: За счёт капитальных вложений средств и труда колхозников обеспечить «развитие общественного хозяйства – строительство животноводческих помещений, сооружение оросительных и осушительных каналов, водоемов, раскорчевка земель от кустарников, насаждение полезащитных лесных полос, строительство хозяйственных построек, колхозных электростанций и т.п.».

Указано также, «что объединение мелких колхозов не означает обязательного создания в каждом колхозе единого населенного пункта путем сселения деревень. Новое культурно-бытовое строительство должно вестись в артелях в соответствии с теми ресурсами, которыми располагает общественное колхозное хозяйство». При этом «надо решительно пресекать попытки сокращения размера приусадебного участка колхозного двора и вынесения части приусадебного участка за пределы населенного пункта, как недопустимые и вредные».

Большое внимание в письме уделено подготовке квалифицированных кадров для села. Отмечена недопустимость кампанейщины и форсирования при решении задачи укрупнения колхозов - при всей её необходимости. И, конечно же, не забыт один из главных факторов подъёма сельскохозяйственного производства - «улучшение работы МТС, с высокопроизводительным использованием техники».

Анализ двух документов показывает прожектёрство Н.С. Хрущёва и логичную, последовательную линию И.В. Сталина. Одно только предложение создать при колхозах предприятия по производству кирпича и черепицы напоминает чем-то не менее авантюристичную попытку китайских коммунистов в 60-х годах ХХ века форсировать производство металла в стране путём возведения в каждой деревне своей небольшой домны. Известно, что этот проект потерпел фиаско.

Уже 6 марта 1951 года, через два дня после опубликования своей статьи, видимо, после устного замечания из ЦК, Н.С. Хрущёв пишет покаянное письмо, которое заканчивает словами: «Прошу Вас, товарищ Сталин, помочь мне исправить допущенную мною грубую ошибку и тем самым, насколько это возможно, уменьшить ущерб, который я нанес партии своим неправильным выступлением».

Казалось бы разногласия устранены. Но исторический спор на этом не закончился. Серьёзное осмысление Сталиным проблем совершенствования сельскохозяйственного производства нашло дальнейшее развитие в 1952 году в работе «Экономические проблемы социализма в СССР» [4].

В этой работе И.В. Сталин впервые дал научное определение социализма:

«Существенные черты и требования основного экономического закона социализма можно было бы сформулировать примерно таким образом: обеспечение максимального удовлетворения постоянно растущих материальных и культурных потребностей всего общества путем непрерывного роста и совершенствования социалистического производства на базе высшей техники».

Из этого определения следует, что рост и совершенствование социалистического производства должен быть локомотивом, т.е. первостепенной задачей, решение которой должно служить основой для обеспечения удовлетворения материальных и культурных потребностей общества. И следует так же, что строить «агрогорода» можно и необходимо, но только при достижении высокого уровня сельскохозяйственного производства. Об этом у Н.С. Хрущёва нет ни слова, как-будто высокий уровень производства образуется сам собой, стоит лишь сселить колхозников в агрогорода и создать им городские бытовые условия.

Ссылаясь далее на Конституцию СССР, И.В. Сталин напоминает, что собой должно представлять приусадебное хозяйство колхозника:

“Каждый колхозный двор… имеет в личной собственности подсобное хозяйство на приусадебном участке, жилой дом, продуктивный скот, птицу и мелкий сельскохозяйственный инвентарь”.

Размер приусадебного участка колхозника регламентировался примерным уставом сельскохозяйственной артели 1935 года [5] и для разных регионов он мог устанавливаться от 25 сотых гектара до 50 сотых гектара. В отдельных районах допускалось иметь приусадебный участок в размере 1 Га (100 сотых гектара). Допустимое количество скота и птицы также сильно зависело от региона, но был обязательный минимум: корова и две тёлки, 10 голов коз и овец, свиноматка с выводком, птица без ограничения. В ряде районов этот минимум был значительно больше.

Указанные данные говорят о том, что даже в минимальном варианте хозяйство колхозника было достаточно большим и хлопотным и требовало приложения больших усилий по его содержанию. И недаром в Конституции конкретно говорится о том, что каждый колхозный двор имеет подсобное хозяйство на приусадебном участке. Т.е. всё хозяйство колхозника должно быть сосредоточено в одном месте, и ему, как и членам его семьи, нет необходимости тратить время и силы на передвижения от дома и обратно на отдельно расположенный участок земли. Так что предложение Н.С. Хрущёва о разделении приусадебного участка на два или несколько фрагментов только бы усложнило труд колхозников и привело неизбежно к снижению его эффективности.

В этой своей последней работе И.В. Сталин многократно обращается к проблемам сельскохозяйственного производства. Критикуя своих оппонентов, он пишет, что в корне неверно утверждение ряда товарищей о том, что «законы экономического развития при социализме “создаются”, “преобразуются” руководящими органами общества». Наоборот, утверждает Сталин, что «закономерности экономического развития существуют объективно, вне нас, независимо от воли и сознания людей». Вместе с этим сказано, и это важно: «Конечно, люди могут открыть эти объективные закономерности, познать их и, опираясь на них, использовать их в интересах общества. Но они не могут ни “создавать” их, ни “преобразовать”». И далее: «Ликвидировав же науку (экономическую, прим. авт.), мы лишили бы себя возможности предвидеть ход событий в экономической жизни страны, то есть мы лишили бы себя возможности наладить хотя бы самое элементарное экономическое руководство. В конечном счете мы оказались бы во власти произвола “экономических” авантюристов, готовых “уничтожить” законы экономического развития и “создать” новые законы без понимания и учета объективных закономерностей».

Вот таким авантюризмом можно с полной уверенностью считать прожекты Н.С. Хрущёва, касающиеся вопроса организации строительного производства непосредственно в колхозах и продажи в собственность колхозам МТС. Подтверждение этому находим здесь же в следующем, обоснованном Сталиным, аргументе:

«Допустим на минутку, что мы приняли предложение товарищей и стали продавать в собственность колхозам основные орудия производства, машинно-тракторные станции. Что из этого получилось бы? Из этого получилось бы, во-первых, что колхозы стали бы собственниками основных орудий производства, то есть они попали бы в исключительное положение, какого не имеет в нашей стране ни одно предприятие, ибо, как известно, даже национализированные предприятия не являются у нас собственниками орудий производства. Чем можно обосновать это исключительное положение колхозов, какими соображениями прогресса, продвижения вперед? Можно ли сказать, что такое положение способствовало бы повышению колхозной собственности до уровня общенародной собственности, что оно ускорило бы переход нашего общества от социализма к коммунизму? Не вернее ли будет сказать, что такое положение могло бы лишь отдалить колхозную собственность. Из этого получилось бы, во-вторых, расширение сферы действия товарного обращения, ибо колоссальное количество орудий сельскохозяйственного производства попало бы в орбиту товарного обращения. Как думают товарищи, может ли способствовать расширение сферы товарного обращения нашему продвижению к коммунизму? Не вернее ли будет сказать, что оно может лишь затормозить наше продвижение к коммунизму?».

Итак, мы видим, что предложения Н.С.Хрущёва о создании промышленных производств в колхозах для поднятия на их основе агрогородов были не просто ошибочны, они противоречили объективным экономическим законам социализма и вели страну не к коммунизму, а к капиталистическому товарному производству, т.е. к капитализму, что и нашло подтверждение на практике, когда Н.С.Хрущёв и его последователи после смерти И.В. Сталина, начали действовать вопреки объективным законам.

Факты и доказательства ошибочности курса Н.С.Хрущёва на посту Первого секретаря ЦК КПСС можно найти в неопубликованном докладе Президиума ЦК КПСС, который был направлен в ЦК со следующей препроводительной запиской: «Посылаю текст материала, подготовленного для доклада на Пленуме ЦК КПСС 14 октября с.г. Прошу приобщить его к материалам Пленума. Д. Полянский 21 октября 1964 г.». Текст опубликован в журнале Вестник архива Президента Российской федерации в 1998 году [6].

В докладе говорилось о том, что в области экономической политики неправильный курс привёл к снижению темпов роста экономического развития более чем в 2 раза. Данные Института экономики Академии наук СССР, подтверждающие этот факт, приведены в табл.1.

Таблица 1

Как видно из табл.1, за время руководства Н.С. Хрущёва темпы снизились более чем в 2 раза. При этом в первые три года, 1953-1956 гг., они даже выросли, так как в этот период ещё не было радикальных реформ, и страна шла курсом, установленным Сталиным.

Посмотрим, что происходило в сельском хозяйстве, там положение оказалось ещё хуже. В докладе прямо говорилось, что «еще больше ошибок, и очень серьезных, допущено по воле, а точнее, по прихоти тов. Хрущева в сельском хозяйстве». Вот что об этом написано далее в докладе:

«В прошлом году в стране возникли серьезные трудности даже с хлебом. В связи с этим тов. Хрущев предлагал даже ввести карточную систему. И это через 20 лет после войны. Мы вынуждены были выделить 860 тонн золота, чтобы купить зерно у капиталистов. Если бы сельское хозяйство действительно находилось в цветущем состоянии, то как мог один неурожай в течение «великого десятилетия» выбить нас из колеи, посадить страну на скудный паек, лишить ее оборонных запасов хлеба, заставить Советский Союз, всегда продававший зерно, покупать его на золото? А дело в том, что положение в колхозах и совхозах очень далеко от того, что говорит о них тов. Хрущев».

Как видим, в 1963 году страна оказалась на грани голода и карточной системы. Но и особо показательна динамика темпов роста агросектора:

«Реальная картина такова: по семилетнему плану среднегодовые темпы прироста продукции сельского хозяйства в 1959—1963 гг. должны были составить 8 процентов. В действительности же они составляли за первые четыре года 1,7 процента, а 1963 год был завершен с минусовыми показателями. Объем валовой продукции оказался по стоимости ниже показателей 1958 года. За 5 лет себестоимость сельскохозяйственной продукции в совхозах надо было снизить на 21 %, а фактически она повысилась на 24 %».

Не правда ли – напоминает чем-то постсоветскую экономику?

Что же произошло, из-за чего так резко снизились темпы роста? Именно 31 марта 1958 года правительством Хрущёва было принято решение о продаже сельскохозяйственной техники колхозам, вопреки, как мы помним, предупреждению Сталина о недопустимости такого шага с позиций основного экономического закона социализма. Но и это не всё. И.В. Сталин предупреждал о недопустимости форсированного укрупнения колхозов. А что происходило на самом деле? Об этом говорит «Выписка из протокола №148 заседания Президиума ЦК КПСС от 1 апреля 1958 г. Об отмене Закрытого письма ЦК ВКП(б) от 2 апреля 1951 г. «О задачах колхозного строительства в связи с укрупнением мелких колхозов».

Как результат этого непродуманного решения началось форсирование укрупнения колхозов. Если с 1950 по 1955 гг. количество колхозов сократилось с 121,4 тыс. до 85,7 тыс., т.е. в 1,41 раза, то в 1965 году колхозов осталось 36,3 тыс. – в 2,5 раза меньше относительно 1955-го года, и это не только по причине укрупнения, но и преобразования в совхозы. Совхозы, конечно, более прогрессивный вид предприятия, но производительность труда в них была ниже. Об этом говорилось и в докладе Президиума ЦК:

«Неоднократно тов. Хрущев заявлял, что сельскохозяйственная продукция совхозов обходится государству чуть ли не вдвое дешевле, чем колхозная, и страшно возмутился, когда ему сказали, что в действительности колхозная продукция для государства дешевле совхозной примерно на 45 процентов. И это всем понятно: государство не несет расходов по производству колхозной продукции, как это оно делает в совхозах. Но такой простой истины тов. Хрущев, очевидно, не понимает. Вместе с тем следует подчеркнуть, что совхозная система ведения хозяйства является наиболее прогрессивной, и наша партия будет и впредь развивать совхозное производство».

Но и в колхозах производительность труда стала падать из-за нарушения принципа материальной заинтересованности колхозников. Из доклада видно, что, если в 1940 году в среднем на каждый колхозный двор было выдано 8,2 ц. зерна, в 1953 г. – 7,2 ц., в 1959 г. – 7,1 ц., то в 1961 г. – уже 5,8 ц., а в 1963 г. и того меньше – всего 3,7 ц.

Приведенные факты, а также: прекращение работ по Сталинскому плану преобразования природы, авантюрный проект освоения целины вместо развития производства на освоенных территориях, сокращение приусадебных участков, нарушение принципа материальной заинтересованности в качестве труда колхозников при переходе на денежную оплату труда, неоправданное повышение закупочных цен - всё это полностью доказывает отход Н.С. Хрущёва от открытых сталинской наукой экономических законов социализма. Волюнтаризм в экономике и привёл в конечном счёте к застою сельскохозяйственного производства, что в значительной степени обусловило разбалансировку единого народнохозяйственного комплекса, приблизило крах социализма в СССР и развал страны.

Совместный проект СК-Минск и редакции журнала "Беском"

Б. Куприянов, К. Поляков

Цитированные источники:

1.В. Литов, член Союза журналистов СССР, к.э.н., интервью И.А. Бенедиктов: О Сталине и Хрущёве, 1980-81 гг.,(http://library.maoism.ru/benediktov.htm).

2.Газета Правда , №63, 4 марта 1951 г.Н.С. Хрущёв «О строительстве и благоустройстве в колхозах», (https://vk.com/doc17610873_561967463?hash=c3e54ec88810374076&dl=299582283e20498f7f).

3.Закрытое письмо ЦК ВКП (б) от 2 апреля 1951 года «О задачах колхозного строительства в связи с укрупнением мелких колхозов», (https://stalinism.ru/sobranie-sochineniy/tom-xviii/zakrytoe-pismo-tsk-vkp-b-o-zadachakh-kolkhoznogo-stroitelstva-v-svyazi-s-ukrupneniem-melkikh-kolkhozov-2-aprelya-1951-goda.html)

4.Сталин И.В., сочинения, том 16, М.: Издательство «Писатель», 1997, (http://grachev62.narod.ru/stalin/t16/cont_16.htm).

5.Примерный устав сельскохозяйственной артели, принятый Вторым Всесоюзным Съездом колхозников-ударников, утвержденный постановлением СНК СССР и ЦК ВКП(б) 17 февраля 1935 года, (https://pravo.by/pravovaya-informatsiya/pomniki-gistoryi-prava-belarusi/gaspadarchae-prava-belarusi/gaspadarchae-prava-savetski-peryyad/primernyy-ustav-selskokhozyaystvennoy-arteli-prinyatyy-vtorym-vsesoyuznym-sezdom-kolkhoznikov-udarni/).

6.Доклад Президиума ЦК КПСС на октябрьском Пленуме ЦК КПСС (вариант)*. Вестник архива Президента российской федерации, 2, 1998 г., стр. 102, (https://imwerden.de/pdf/istochnik_1998_2__ocr.pdf).

Источник: beskomm.livejournal.com

Поделитесь материалом в социальных сетях.

 

 

Читайте также

Также вы можете выбрать удобную форму участия и поддержки нашего проекта по ссылке ниже

Участие в проекте "Закон Времени"