Аналитика

Старший вице-президент "Ростелекома" Кирилл Меньшов в эксклюзивном интервью "Российской газете" рассказал о том, когда будет представлено новое поколение отечественной мобильной системы "Аврора", для кого она выпускается и как будет развиваться в дальнейшем.

Кирилл Алексеевич, когда я увидел Аврору 5.0, то удивился, насколько она не похожа на предыдущие версии и в то же время насколько похожа на Android и iOS.

Кирилл Меньшов: Все так. Аврора имеет свою философию новшеств, элементов дизайна, паттернов, свою эволюцию развития. Операционная система также задает базис создания интерфейсов приложений - это большая и сложная работа, пользовательские исследования и проектирование. В Авроре 5 мы идем навстречу людям, привыкшим к iOS и Android, приближая пользовательские пути, прежде всего в жестовом управлении, при этом не отказываясь от инноваций. Мы поменяли парадигму, делая Аврору более привычной и дружелюбной, но не копируя при этом.

Это для того, чтобы миграция была менее травматичной?

Кирилл Меньшов: Да. Зачем людям учиться чему-то новому, если это, по сути, то же самое. Например, виджеты. Виджеты - это удобно. Мы с этим согласны, мы тоже движемся в этом направлении. Но в целом там есть большое количество изменений, которые невооруженным взглядом не видно. Пользователи заметят более удобный интерфейс, заметят более высокую скорость. Мы много работаем над тем, чтобы было проще выпускать приложения. Это пользователю тоже не очень видно, но с точки зрения разработчиков - это заметная история.

Как я понимаю, есть две ветки развития: сверхзащищенная для профессиональных пользователей и попроще - для тех, кому вся эта защита не очень нужна.

Кирилл Меньшов: Я бы поспорил с тем, что есть те, кому защита не нужна. Сейчас люди очень расстраиваются, если их персональные данные куда-то утекают, а деньги воруют из банковского приложения.

Для кого это все делается? Долгое время говорили о B2B и даже скорее B2G-рынках. Но не так давно первые устройства на "Авроре" поступили в широкую продажу. Концепция тоже поменялась?

Кирилл Меньшов: Мы рассматриваем для себя три вида пользователей. Первый - государственный служащий, у которого высокие требования к защите информации и шифрования. Второй - корпоративный, у которого чуть поменьше требований, но тоже довольно серьезные. Третий - обычные пользователи.

То, к чему мы сейчас активно идем, это концепция BYOTD (Bring your own trusted device, принеси свое личное доверенное устройство, - прим. ред). То есть, когда пользователь может купить гаджет на "Авроре" где-то в магазине, и, если он нужен для работы, принести его в компанию, и там его подключат к корпоративной системе управления. А дальше он уже будет работать в этом контуре.

Последнее - это маневр, чтобы обойти так называемую "норму положенности" в компаниях и ФОИВах? Из-за этого с переходом устройств на iOS на "Аврору" летом возникли затруднения.

Кирилл Меньшов: Да, многие организации не имеют права просто закупить гаджеты и раздать всем своим сотрудникам. Причем норма положенности касается не только госслужбы, в крупных компаниях то же самое. Но можно выписывать разовую премию, чтобы сотрудник сходил и купил. Или компенсировать затем покупку.

Гаджет затем прописывают в корпоративной системе, и дальше он поддерживается IT-службой, подключается корпоративный магазин приложений и т.д.

Кирилл Меньшов: Все на усмотрение компании или организации. Когда берется какое-то количество устройств на "Авроре", то затем можно бесплатно скачать с нашего сайта платформу управления, а дальше вы уже сами все настраиваете. Можете запретить пользоваться RuStore, можете запретить обновления из облака общего. А можете, наоборот все разрешить. Тогда пользователи могут сами из RuStore все скачивать, и по большему счету вам ничего делать не надо. Тогда этот телефон будет очень похож на iPhone или Android-смартфон.

На старте продаж я общался с представителями отрасли, и они говорили, что главный риск в том, что люди купят такой аппарат "потому что интересно", а дальше начнется волна негатива, потому что это все же не потребительское устройство, а корпоративное. Я сам, когда тестировал смартфон на "Авроре", столкнулся с тем, что без корпоративного магазина приложений - это, по сути, звонилка с калькулятором.

Кирилл Меньшов: Мы хотим, чтобы люди понимали, что они покупают, тогда не будет разочарования. Сейчас это устройства для государства и бизнеса, которым нужны безопасность и надежность. Но у нас есть план Б: настроить на платформе управления устройствами и жизненным циклом приложений "Аврора Центр" самые мягкие политики, которые только возможны. Соответственно, при подключении к ней будут работать магазины приложений, и можно будет скачать то, что нужно. Никто не будет конкретно управлять этими телефонами. Но пока мы не планируем это запускать, потому что нет экосистемы приложений, которая объективно нужна пользователю. При этом, если такие запросы будут приходить к нам массово, то такой вариант станет возможным.

Кто делает Аврору сегодня?

Кирилл Меньшов: Сейчас в команде "Открытой мобильной платформы" около 300 специалистов, большая часть которых - это единичные в своей области разработчики. Фактически нам на базе нашей дочерней компании удалось создать центр притяжения компетенций, которые позволяют нам не просто самостоятельно разрабатывать такой сложный продукт, как мобильную платформу, но и двигать всю отрасль мобильных технологий. У них есть свидетельства на изобретения и в области пользовательских интерфейсов и в области технологий, в том числе технологий безопасности.

Давайте об экосистеме. Начнем с магазина массовых приложений. Главная и сильная сторона взаимодействия "Авроры" с RuStore - это то, что, в отличие от Android и тем более iOS RuStore тут могут пустить в ядро системы. За счет этого можно обеспечить настоящую интеграцию, чтобы это работало примерно, как Google Play на Android. А пользователь получит полноценный смартфон, готовый к использованию.

Кирилл Меньшов: Уже в 2024 году RuStore будет предустанавливаться на все устройства с ОС "Аврора". Предустановка станет возможна с пятого поколения операционной системы. С этого же момента у разработчиков появится возможность самостоятельной публикации приложений.

Самое главное - надо было поддержать RuStore с точки зрения сертификатов на уровне операционной системы. Не просто на уровне прав, а именно с точки зрения сертификата безопасности, потому что у нас, все-таки, устройство в первую очередь корпоративное, у него большое количество специальных средств безопасности, которых нет в Android. И нам надо было в эти средства безопасности вписать RuStore. Это важная история, и она реализована.

Но интеграция RuStore это только часть дела. Есть еще то, что с вашей подачи стали называть Russian Mobile Services (RMS), по аналогии с Google Mobile Services (GMS). Это все то, что обеспечивает работу нашего гаджета в том виде, в котором мы сегодня привыкли это воспринимать. И это очень много денег, и примерно десяток лет работы, как это было у Google, Apple или Huawei. Если я не ошибаюсь, то когда в прессе возникли "300 млрд на Аврору", то речь шла примерно про это?

Кирилл Меньшов: Мне трудно оценить, что подразумевалось под этими цифрами. "Аврора" и RMS не могут столько стоить. Это безумные цифры. Давайте смотреть шире. Когда мы говорим про RMS, есть три области. Первая - это сервисы. В широком смысле они сегодня уже есть, просто они живут сами по себе. Карты у "Яндекса" или 2GIS, облако у "Яндекса" или VK, почта у них же. Точно так же, как они есть и у Apple и у Google. Второе - набор инфраструктурных сервисов, таких как магазин приложений или PUSH-уведомления. Это тоже есть. И третья часть - это глубокие инфраструктурные, аналитические вещи.

На рынке есть Android, наша "Аврора", много лет говорит о планах выхода в мобильность Kaspersky OS, и наша задача - обеспечить на уровне каждой операционной системы совместимость.По сути, мы хотим сделать то же самое, что ЦБ сделал в 2014 году с НСПК и картами "МИР". У вас продолжает работать Android, но при этом одновременно работает, условно говоря, "Аврора", как карта "МИР". Если что-то случается - все продолжает работать, как продолжили работать по протоколам НСПК банковские карты россиян, не важно - выданы они системой "МИР", Visa или MasterCard.

В нашем случае - у вас есть аппараты, которыми вы пользуетесь, пока они не умрут, а все ваши данные живут спокойно в облаке RMS. Но они вам доступны и с российских телефонов на "Авроре". И вы спокойно следующий телефон покупаете - с "Авророй" - все ваши данные там есть, все закладки, приложения, данные приложений, главное, есть. Ничего не пропало.

И именно по этой причине, как я понимаю, возникла идея того, что вы назвали Aurora Foundation? Если я правильно понимаю, и если проводить напрашивающуюся параллель с Linux Foundation, то это некая некоммерческая структура, которая имеет какое-то количество больших партнеров. Они используют этот продукт в коммерческих целях и донатят этой структуре, что позволяет ей существовать и развивать экосистему продукта и его ядро.

Кирилл Меньшов: Как то, к чему мы хотим прийти, - да, очень похоже. Но очевидно, что мы с этого не сможем начать в силу того, что сейчас в этой корпоративной экосистеме нет большого бизнеса для наших гигантов, таких как "Яндекс" и VK. У них очень простая логика, которую легко понять. Они говорят: "Слушайте, мы работаем с массовым потребителем, мы пишем только качественные приложения. Чтобы их написать, надо потратить довольно много времени. Соответственно, мы готовы прийти к вам только при наличии хотя бы 5 млн пользователей. Денег нам не надо, мы все сами сделаем". Но понятно, что от этой точки мы довольно далеко.

Насколько далеко?

Кирилл Меньшов: Сначала надо было создать операционную систему для того, чтобы она вообще была. Ее мы создали в 2016 году и с тех пор активно развиваем на всех уровнях от интеграции с "железом" и инструментов разработки до системных сервисов и пользовательского интерфейса. В этом году мы представим Аврору 5.0. И если взять устройство на AOSP и сравнить его с Авророй 5.0, то сложно найти какое-то свойство, которым Аврора не обладает.

Кстати, а когда Аврору 5.0 представят официально и ее смогут увидеть все желающие?

Кирилл Меньшов: Сейчас можно уже официально объявить - мы представим Аврору 5.0 8 декабря на Rostelecom Tech Day. В настоящее время дорабатываем последние нюансы.

Так, Аврора есть. Дальше магазин приложений?

Кирилл Меньшов: Да, но это же не просто магазин. У разработчиков должен быть определенный цикл, их надо проверять на наличие уязвимостей и откровенных вирусов, у них должна быть монетизация, аналитика. Это все целая экосистема. У нас есть RuStore, который строят несколько лет, и в котором уже практически все есть.

Ну и наконец устройства. Парк устройств сейчас большой, скоро выходит новое, которое прямо классно выглядит. Чуть-чуть не хватает крутых современных смартфонов, но они тоже в конце следующего года появятся. И это тоже решили.

А дальше начинается перекидывание ответственности. Когда тестируешь устройство - оно тормозит. Идешь к вендору. Он отвечает "Ну, ты же понимаешь, что устройство - это не только железо, это еще и софт. Иди к разработчикам софта и разбирайся с ними, почему оно тормозит". Приходишь к разработчику софта, а он говорит: "Слушай, у них железо глючное".

Кирилл Меньшов: Это надо заканчивать, конечно.

Это должен быть закрытый пул поддерживаемых устройств или какая-то сертификация?

Кирилл Меньшов: Нет, на самом деле, это как раз Aurora Foundation. Действительно, требуется гораздо более тесная связь разработчиков с пользователями и, соответственно, с производителями устройств. И вторая задача - еще важнее - кроссплатформенные фреймворки разработки. Утопично считать, что все перепишут свои приложения под "Аврору". Но если мы создадим действительно качественные кроссплатформенные фреймворки, которые позволят разработчикам приложений писать сразу под несколько мобильных операционок, причем на одном уровне комфорта, что под Android, что под "Аврору", то все получится.

А работа с сообществом? Это важная часть Linux Foundation. И еще репозиторий.

Кирилл Меньшов: В принципе библиотеки могут просто скачиваться. Другой вопрос - мы хотим сделать некое комьюнити, и на первом этапе, конечно, мы не ожидаем, что участники будут донатить в развитие этих библиотек. Для нас важно сформировать настойчивый голос пользователя или разработчика. И вот для этого нужна такая площадка, как Foundation, в рамках которой мы четко понимаем, где у нас слабые места и идентифицируем их. Может быть, мы не сможем их сразу исправить, но мы должны точно их знать. И мы должны понять, как это будет исправлено.

И второе - это создание полноценной импортозамещенной среды разработки, потому что сейчас, когда говорим про открытый Android, мы все время забываем про то, что там есть Android Studio, Android SDK, и без них разрабатывать практически невозможно.

На самом деле, это очень большая и очень неблагодарная история, потому что это не видно, это не те потраченные деньги, которые можно показать.

Кирилл Меньшов: Знаете, когда мы говорим про цифровой суверенитет, мы же не говорим про что-то в горизонте года-полутора. В горизонте года-полутора, конечно, проще использовать iPhone. Он же работает? Работает. Но, когда мы смотрим в горизонт 30-го года и смотрим все геополитические риски, которые на этом горизонте находятся, и одновременно на тренды, которые внутри Google возникают последовательно от релиза к релизу, то мы понимаем, что в какой-то момент все равно придем в точку, в которой с ним работать будет сложно.

Так же, как сейчас трудно и почти невозможно работать с Apple. Это раздражает пользователей, которые вынуждены ловить какие-то тайно вкидываемые приложения, пока их не удалили. И сдерживает компании, которые не могут развивать свои сервисы. Они живут в ожидании того, что в какой-то момент операционка изменится так сильно, что старые приложения в принципе не запустятся, а новые они выложить не смогут.

Если говорить про рынок для устройств на "Авроре", как вы его оцениваете? Сколько это миллионов пользователей?

Кирилл Меньшов: Очень сложно их подсчитать, поскольку здесь вопрос фундаментальный, методологический. Как раз то, с чем мы с вами начали. Нормы положенности и прочее. Если мы говорим про настоящую корпоративную мобильность, то есть люди, которые пользуются телефоном в служебных целях и этот рынок очень большой. Он порядка 5-10 млн человек. Но считать можно по-разному.

Если взять чуть шире, с учетом малого бизнеса, самозанятых, те же курьеры или таксисты - они тоже используют телефон. У них свой телефон, но они используют его в корпоративных целях. Тогда у нас этот корпоративный рынок становится вообще нескольких десятков миллионов.

Если посчитать вообще всех, кто в принципе использует свои смартфон в работе, то цифра может улететь и в 40 - 50 млн. Но в этом нет смысла.

В реальности рынок людей, которые пользуются телефоном, который им кто-то купил, довольно маленький. Точно до миллиона устройств. Причем парк устройств обновляется постепенно. У него цикл - 3-5 лет. То есть в год продается где-то пятая часть рынка.

Есть еще один класс устройств, которые неправильно называют мобильными устройствами. Правильно сказать - терминалы. Например, рестораны покупают такие гаджеты. И официанты чаще всего принимают у вас заказ через телефон. Не чаще всего, а зачастую. Есть рынок таких устройств, но это не совсем мобильные устройства. Гаджет не покидает пределы заведения. Честно говоря, их посчитать тоже довольно затруднительно. Это примерно еще около миллиона.

Еще третий кусочек рынка - это кассовые терминалы, POS-системы, которые имеют достаточно навороченный функционал. Они совсем не мобильные. Они физически находятся на кассе.

Но все же это очень незначительный бизнес. Отсюда вопрос - зачем?

Кирилл Меньшов: Потому что мы уверены в себе, и это стратегический вопрос, что невозможно будет жить в американской экосистеме, равно как и в китайской в перспективе ближайших 10 лет. Потому что американская экосистема живет по американскому закону, китайская экосистема живет по китайскому закону. Поэтому мы считаем, что стратегически Россия неизбежно должна будет перейти в национальную мобильную экосистему. И она не может быть построена на Android. Просто не может. Но это не горизонт, условно говоря, этого или следующего года.

Поэтому что мы делаем? Мы последовательно шаг за шагом улучшаем свою экосистему, убираем очевидные препятствия для развития: отсутствие магазина, много разных препятствий мы убираем и развиваем ее с тем, чтобы в правильный момент она была готова, чтобы взять на себя основную нагрузку. А пока она будет корпоративной, такой полугосударственной операционкой. Такая философия.

Хорошая философия. Но как-то это так, не скажу, что скучно, но как-то приземленно. Все время ждешь какого-то полета мысли, фантазии, перспектив.

Кирилл Меньшов: Это хороший момент. Давайте так. Можно ли было придумать какую-то идею и с ней ходить на знамени? Наверно, да. Но мы практики и решаем практические задачи.

Источник: rg.ru

Поделитесь материалом в социальных сетях.

 

 

Обеспечение проекта

Потребность: 55 000 руб./мес.
Собрано на 28.02: 5 902 руб.
Поддержали проект: 16 чел.

посмотреть историю
помочь проекту

Читайте также