Аналитика

Причиной изменения климата, возможно, являются не столько выбросы СО2, сколько мощные землетрясения. А раз так, то теорию глобального потепления, на которой основаны протоколы и соглашения по климату, переход к "зеленой энергетике" и новой экономике, необходимо критически переосмыслить.

Такой вывод следует из работы группы российских ученых, которая опубликована в журнале Geosciences. О сути исследования "Российской газете" рассказал научный руководитель геологического направления Института океанологии им. П.П. Ширшова РАН, академик Леопольд Лобковский.

Леопольд Исаевич, честно говоря, сам факт появления такой статьи выглядит вызовом. Ведь теория глобального потепления объявлена почти аксиомой. Найден его виновник - выбросы углекислого газа. Более чем 100 стран согласились их сокращать, а "зеленая энергетика" стала путеводной целью человечества. И вот вы с коллегами идете против общепринятого мнения. Рискуете авторитетом. Тут нужны самые железные аргументы.

Леопольд Лобковский: Подчеркиваю, мы не одиноки. Да, сторонникам глобального потепления удалось убедить мировое сообщество и правительства многих стран, что причиной изменения климата являются антропогенные выбросы углекислого газа. Если не сократим, то последствия будут катастрофическими - затопление мегаполисов, засухи, неурожаи, голод, эпидемии и т.д. Выход единственный - "зеленая экономика", квоты на выбросы и далее по списку. А фактически это переход человечества к новому миропорядку, где несколько стран будут устанавливать свои правила игры, ссылаясь на климат. 

Но уверяю вас, в научной среде о причинах потепления нет единодушия. Высказываются сомнения по поводу причин изменения климата. И такие голоса звучат все чаще. Например, недавно появился манифест международного независимого фонда Global Climate Intelligence Group "Чрезвычайной климатической ситуации не существует", который подписали более 1200 ученых и экспертов со всего мира.

Они считают, что климатические модели, на которых основаны протоколы по климату, имеют слишком много недостатков, а потому не могут быть базой для кардинальных экономических и политических решений. И если выводы климатических моделей ошибочны, то это может очень дорого обойтись человечеству. 

Но самое главное, что оппоненты не просто высказывают сомнения, а предлагают альтернативные версии причин глобального изменения климата. Причем это не антропогенные, а природные факторы. Многие из этих теорий и гипотез будут в ближайшее время опубликованы в специальном выпуске журнала Geosciences.

Итак, ваша группа предложила свою версию. В чем ее суть?

Леопольд Лобковский: Мы обратили внимание на такой факт. С начала прошлого века средняя температура на всей планете стабильно, но, подчеркиваю, очень медленно росла. А затем вдруг за короткий промежуток времени, на рубеже 70-80-х годов, в Арктике неожиданно резко началась фаза быстрого роста температуры.

Аналогичная картина, но в 90-х годах наблюдалась в Антарктике, где вдруг начался рост температуры и стали интенсивно разрушаться ледники. И с тех пор средняя температура в двух противоположных зонах планеты растет намного больше, чем во всех остальных ее регионах.

Наши оппоненты не отвечают на, казалось бы, очевидный вопрос: если в Арктике и Антарктике нет никакой промышленности и выбросов СО2, то почему там рост температуры самый большой?

По поводу этого пока непонятного феномена высказываются самые разные версии.

Леопольд Лобковский: Да, но они, прямо скажем, малоубедительны. А главное, не отвечают на, казалось бы, очевидный вопрос: если там нет вообще никакой промышленности и нет выбросов, то почему рост температуры самый большой? Так вот, мы ответ нашли: в изменениях климата главная вина лежит не на человеке, куда более значительный вклад сделала природа. Точнее, сильнейшие землетрясения.

Когда-то причиной длительных периодов похолодания на планете были извержения мощных вулканов. Огромные тучи из пепла закрыли Землю от солнечного излучения, и наступил холод. Но как подземные толчки могли поднять температуру на планете? Версия, прямо скажем, очень неожиданная.

Леопольд Лобковский: Если объяснять совсем просто, то картина такая. Мы обратили внимание на несколько мощных землетрясений, которые в интервале между 1957 и 1965 годами произошли в районе Алеутской дуги. Они породили специфические деформационные волны, которые распространяются в упругой литосфере, подстилаемой высоковязким слоем Земли. Причем движутся в горизонтальном направлении.

Здесь надо напомнить, что в мерзлых породах Арктического шельфа, на глубинах от десятков до сотен метров ниже дна океана, сосредоточены большие запасы так называемых реликтовых газогидратов, содержащих метановый газ, законсервированный в микропорах льда. Так вот, деформационные волны, распространяясь в литосфере, разрушают микропоры газогидратов и освобождают огромные количества метана. Попав в атмосферу, этот газ вызвал резкий рост потепления. Важно отметить, что хотя метана в атмосфере меньше, чем СО2, но он намного агрессивней. Задерживает в 40-50 раз больше уходящего от Земли тепла, чем углекислый газ.

Но между землетрясениями на Алеутской дуге и скачкообразным ростом температуры в Арктике прошло около 20 лет. Эффект от землетрясений, кажется, несколько запоздал...

Леопольд Лобковский: Все верно. Но деформационные волны движутся со скоростью около 100 км в год. И чтобы преодолеть расстояние примерно в 2000 км между Алеутской дугой и Арктикой, как раз требуется около 20 лет.

И все же есть сомнения. Во-первых, волны затухают, и что останется от их мощи за 20 лет, пока они доберутся до цели? Во-вторых, землетрясения на планете бывают довольно часто. Почему вы делаете акцент именно на Алеутской дуге и росте температуры в Арктике? А другие подземные толчки разве не влияют на климат?

Леопольд Лобковский: Здесь есть принципиальный момент. Чтобы пройти в оболочке Земли огромные расстояния и иметь силы освободить метан из гидратов, нужны очень мощные землетрясения. Магнитудой более 8.5. Именно три таких и ударили тогда в районе Алеутской дуги. Ничего подобного с тех пор здесь больше не наблюдалось. Вообще, толчки такой мощности - очень редкое явление. 

А самое мощное в нашей истории землетрясение магнитудой 9.5 произошло в 1960 году в Чили. Его эффект для климата был аналогичным алеутскому, но только через 35 лет после удара. Дело в том, что расстояние от эпицентра до этого континента оказалось больше, чем в Арктике. Достигнув в середине 90-х годов Антарктики, деформационные волны начали разрушать ледники, под которыми открылись гидраты с метаном.

Кстати, в разрушении ледников сторонники теории глобального потепления тоже обвиняют антропогенные выбросы. Но какие там могут выбросы. Скорее работают деформационные тектонические волны. Они начинают разваливать ледники снизу, которые сползают в океан, освобождая метан.

Итак ваша модель объясняет непонятный до сих пор феномен - почему полярные регионы нагреваются существенно быстрее, чем остальные районы планеты. Но остается главный вопрос: вы реабилитируете СО2? Если да, то как быть с "зеленой энергетикой", климатическими протоколами и соглашениями?

Леопольд Лобковский: Понимаете, вся "зеленая повестка" стоит на одном фундаменте - выбросы СО2. Надо сделать все возможное и даже невозможное, чтобы их сократить. Этот тезис возведен почти в абсолют. Мы показываем, что есть совсем другой вариант, который может существенно менять климат. И его нужно учитывать. Как? Это вопрос к научному сообществу и политикам. Хочу подчеркнуть, что наша модель предсказывает дальнейшее ускорение разрушения ледников и потепление климата в Антарктиде в ближайшем будущем из-за беспрецедентного роста частоты сильнейших землетрясений в южной части Тихого океана в конце ХХ и начале XXI веков.

Кстати

Проходящий на этой неделе Всемирный экономический форум в Давосе рассмотрит наиболее насущные глобальные проблемы. Главным риском на перспективу до 2033 г. эксперты считают изменения климата. С ним связаны риски разрушения экосистем, стихийных бедствий, развития зеленой экономики, противоречий между продовольственной безопасностью и сохранением экосистем.

Между тем

Планы по сокращению выбросов остались на бумаге

На завершившейся в Египте в конце года конференции по климату рассматривались три главных вопроса: увеличение финансирования, адаптация к изменениям климата и подтверждение странами масштабов сокращения выбросов. Из этих задач выполнена только третья, но и то лишь на декларативном уровне. Самое главное, что развивающиеся страны так и не получили обещанные 100 миллиардов долларов. В результате доверие к обещаниям и требованиям развитых стран в значительной степени оказалось подорвано. Поэтому планы по сокращения выбросов, чтобы удержать рост потепления в пределах предусмотренных Парижским соглашением 1,5 С, остаются декларацией. Без должного финансирования развивающиеся страны выполнить свои обязательства объективно не могут. Практически все формулировки в принятых документах о необходимости дальнейшего усиления поставленных целей и увеличения амбиций сопровождаются словами "с учетом различных национальных условий", что, по сути, делает их необязательными для исполнения.

Источник: rg.ru

Поделитесь материалом в социальных сетях.

 

 

Обеспечение проекта

Потребность: 55 000 руб./мес.
Собрано на 15.04: 5 852 руб.
Поддержали проект: 14 чел.

посмотреть историю
помочь проекту

Читайте также