Аналитика

Меня попросили подробнее рассказать об историке спецслужб А.И. Колпакиди после моего письма к нему, в котором я его назвал мошенником, а не историком. И эта просьбу я не могу без внимания оставить. Хотя, я уже раньше приводил примеры того, насколько «глубоко» Александр Иванович знает тему, в которой он работает, но это были, так сказать, эпизоды. Согласен, что осветить нужно ширше и глубже, как выражался М.С.Горбачев. Ну, если вы хотите садизма, то его у меня есть, вы его получите.

Я возьму одну из его последних книг: «Ликвидаторы КГБ». Описывать всё творчество этого человека греческой национальности - даже садисту невыносимо тяжело будет наблюдать, как над жертвой глумятся. Начну прямо с аннотации к этой книге, вышедшей в издательстве «Эксмо». Да, издательство «Алгоритм», в котором Колпакиди трудится главным редактором, тесно аффилировано с «Эксмо». Это важно. А пока аннотация:

«Литерные», или «расчетные» дела. Так на сленге советских разведчиков назывались спецмероприятия по негласной ликвидации врагов государства — как на территории нашей страны, так и за рубежом. Разумеется, подобные операции практикуются всеми спецслужбами мира и являются их самой большой, самой охраняемой тайной. Однако безусловное первенство в такого рода делах принадлежало именно советской разведке. Тайные ликвидации проводились с первых дней существования СССР и проводятся до сих пор. Среди жертв — лидеры белой эмиграции, буржуазные националисты всех мастей, нацистские гауляйтеры, главари бандформирований и террористы, неугодные зарубежные государственные и политические деятели, предатели и перебежчики из своих рядов. Троцкий и Петлюра, Кутепов и Миллер, Дутов и Анненков, Нин и Кубе, Тютюник и Бандера, Ян Масарик и Амин — этот список можно продолжать еще на много страниц: счет врагов, ликвидированных советскими органами госбезопасности, идет на сотни, если не на тысячи. Данная книга — лучшее на сегодняшний день, самое полное, точное и достоверное исследование по самой закрытой и табуированной теме, подробный рассказ об основных «литерных» операциях отечественных спецслужб, настоящая энциклопедия ликвидаторов КГБ. Гриф секретности снят!»

Настоящий ЖЫР! Левый историк, один из основателей Клуба левых историков и обществоведов, сочинил труд, в котором советским спецслужбам приписаны ликвидации неугодных зарубежных государственных и политических деятелей. Причем, в списке идут и Кубе, гитлеровский гауляйтер, и Амин, президент Афганистана, как жертвы одной и той же спецслужбы. Историк спецслужб не только смешал в одну кучу НКВД и КГБ, что само по себе уже вызывает к нему вопросы, но «неугодные государственный и политические деятели» - это же прямое обвинение советских спецслужб в преступной, террористической деятельности. Левым историком, который сам проклинает всех антисоветчиков. Слушайте, а может он просто дурак? У вас не возникает такого подозрения? Если возникает, то вы будете где-то правы. Дурак, конечно. Но хитрый.   

И, конечно, прямо первое предложение аннотации к его книге, прочитанное человеком, который имел хоть какое-то отношение к спецслужбам, отобьет у этого человека читать данную белиберду дальше. Лучше уж шпионские романы. Там хоть что-то есть про спецслужбы, у такого, как Колпакиди, про них ничего нет, только фантазии баклана: «Литерные», или «расчетные» дела. Так на сленге советских разведчиков назывались спецмероприятия по негласной ликвидации врагов государства — как на территории нашей страны, так и за рубежом».

Может кто из разведчиков, хорошо приняв на грудь, прикалываясь и сказал господину Колпакиди, работающему левым историком (хорошее выражение – работающему левым. Это один из моих читателей назвал так подобную публику), такое про литерные дела. Но этот разведчик явно прикалывался, глядя на нашего известного историка спецслужб.

Во-первых, ДЕЛО – это не спецмероприятие. У спецслужб нет даже в обиходе такого слова – спецмероприятие. Специальные операции есть. А спецмероприятия – это только у историков спецслужб. ДЕЛО – всего лишь папка, куда подшиваются разные бумаги. В разные дела подшиваются разные бумаги, документы. Спецслужбы, т.е. органы, занимающиеся оперативно-розыскной деятельностью, ведут дела, т.е., систематизируют получаемую ими информацию по разным папкам и потом оценивают эту информацию, принимают по ней решения. В ныне действующем Федеральном Законе «Об оперативно-розыскной деятельности» указано, что органы, ее ведущие, имеют право заводить дела оперативного учета. Это такие дела, такие папки, в которые подшиваются документы о разрабатываемых спецслужбами конкретных лицах на предмет их причастности к преступной деятельности. Раньше, в ВЧК, ОГПУ, НКВД дела оперативного учета назывались иначе – агентурными делами. Почему они так назывались? Потому что, в те годы основным методом передачи информации между людьми был – изо рта в ухо.

Телефоны даже не в каждом сельсовете стояли. О той технике, которая сейчас нас окружает, и которая служит людям для передачи информации, тогда только в фантастических романах писали. И если рот, из которого исходит информация находится достаточно далеко от уха, то звуковые волны, несущие эту информацию, могут улавливаться третьим лицом. Если это третье лицо является агентом спецслужб, то оно передаст информацию своему куратору. Когда люди жили почти без всякой техники, с помощью которой передавалась информация, основная информация о преступных намерениях всяких несознательных граждан поступала в спецслужбы от агентов. Поэтому дела, в которые подшивались бумажки с этой информацией, назывались агентурными делами.  Но с развитием научно-технического прогресса спецслужбы получили возможность снимать информацию не только с «уха», к информации агентов прибавилась информация, полученная в результате разных технических мероприятий, поэтому на смену «агентурным делам» пришли «дела оперативного учета». В 60-е годы прошлого века. В книге «Миф о Большом терроре. Наглая антисталинская провокация» я посмеялся над тем, как фальсификаторы «соловецкого расстрела» вляпали в «архивные документы» 30-х годов фразу – дело оперативного учета. Прокатились на машине времени, идиоты.

Еще историки спецслужб, такие, как Колпакиди, не знают, что документы с секретной информацией являются сами секретными, а хранить эти документы, не приобщенные ни к какому делу, инструкцией по секретному делопроизводству (она, кстати, единая для всех спецслужб и органов, ведущих секретное делопроизводство) категорически запрещено. Отдельный документ на отдельном листе бумаги может сквозняком унести в открытую форточку, а вот целую папку с документами – вряд ли. Это требование – для предотвращения утраты секретных документов. Если комиссия, проводящая периодическую сверку секретных документов у сотрудников спецслужб, обнаружит в сейфе у какого-нибудь опера не подшитый ни в одно дело документ, то оперу на первый раз влепят «строгач», если не исправится – лишат допуска к секретным сведениям и автоматически уволят. Без допуска к секретным сведениям опер работать не может так же, как и плотник без топора и пилы.

А если оперативник получает информацию о каких-нибудь гражданах, но дело оперативного учета на этих граждан еще не заведено и не факт, что вообще может быть заведено, потому что информация может не получить никакого дальнейшего подтверждения, то куда девать оперативнику бумажку с той информацией? Да, информация в спецслужбах становится информацией только тогда, когда она оформлена в виде документа на бумаге. Это в кино оперативник заходит в кабинет к начальнику и говорит, что у него есть информация о том, что какие-то нехорошие граждане собираются совершить что-то плохое, и начальник сразу приказывает бежать в сторону этих граждан мешать им делать плохие дела. В реальной жизни такого нет. В реальной жизни оперативник начальнику несет бумагу, на которой написано про планы нехороших граждан. Нет, бывают, конечно, начальники такие, как в кино. Но недолго. До первого прокурора.

Так куда девать оперативнику, будь он хоть даже разведчиком, бумажку с информацией, если для этой бумажки пока нет дела оперативного учета (агентурного дела, как было раньше), а хранить ее неподшитой нельзя? Вот для таких бумажек существуют отдельные папки, которые испокон веку называются ЛИТЕРНЫМИ делами. Всего лишь.

Литерные дела тоже разные бывают, чтобы как-то систематизировать по ним оперативную информацию. Заводятся они на объект или направление. Например, если в зоне обслуживания оперативного органа – войсковой контрразведки, находятся несколько воинских частей, то заводятся литерные дела по каждому объекту, войсковой части. И информация по каждой части подшивается в соответствующее литерное дело. Или если оперативные орган занимается выявлением и пресечением преступлений по нескольким направлениям – внешнеэкономическая деятельность, мошенничество, преступления в сфере интеллектуальной собственности и т.д., то литерные дела заводятся по этим направлениям.

Ничего секретного в том, что я написал, нет. Стоило только известному историку спецслужб обратиться за консультацией к любому сотруднику любой спецслужбы, и ему объяснили бы, что такое литерное дело и почему оно – не спецмероприятие.

«Так на сленге советских разведчиков назывались спецмероприятия по негласной ликвидации врагов государства…»!!!! Природа и высший вселенский разум! Исправьте свою ошибку, родите этого историка спецслужб обратно!

Надеюсь, вы получили представление о компетенции историка спецслужб. Баклан, которые даже не знает, какие дела ведутся в спецслужбах, пишет их историю. Я же не со зла ему написал лично, чтобы он попросился в МВД хотя бы на должности участкового поработать немного. Для его же пользы, как историка спецслужб.

Еще я Александру Ивановичу написал, что я все его книги прочитал. У меня такой подход – если критикуешь, то знай за что. Поэтому я – знаю. Я знаю, что книга «Колпакиди А. И. Ликвидаторы КГБ. — М.: Яуза; Эксмо, 2009. — 768 с. — (Энциклопедия спецслужб). — ISBN 978-5-699-33667-8» является простой компиляцией из нескольких других, в частности: «Колпакиди А. И., Прохоров Д. П. КГБ: Приказано ликвидировать. — М.: Яуза; Эксмо, 2004. — ISBN 5-87849-151-6», «Колпакиди А. И., Прохоров Д. П. Внешняя разведка России. — СПб.; М.: Нева: Олма-Пресс, 2001. — ISBN 5-7654-1408-7. — ISBN 5-224-02406-4».

Обратили внимание, что здесь у Колпакиди есть соавтор – Д.П.Прохоров? Теперь я прямо из википедии приведу библиографию нашего известного историка спецслужб:


«Колпакиди А. И., Прохоров Д. П. КГБ. Спецоперации советской разведки. — М.: Олимп: Астрель: АСТ, 2000.
Колпакиди А. И., Прохоров Д. П. Империя ГРУ. Кн. 1, 2. — М.: Олма-Пресс, 2000. — ISBN 5-224-00600-7. — ISBN 5-22400766-6.
Колпакиди А. П., Прудникова Е. А. Двойной заговор. Сталин и Гитлер: несостоявшиеся путчи. — М.: Олма-Пресс, 2000. — ISBN 2-224-00715-1.
Колпакиди А. И., Прохоров Д. П. Внешняя разведка России. — СПб.; М.: Нева: Олма-Пресс, 2001. — ISBN 5-7654-1408-7. — ISBN 5-224-02406-4.
Колпакиди А. И., Прохоров Д. П. Дело Ханссена. «Кроты» в США. — М.: Олма-Пресс, 2002. — ISBN 5-224-03255-5.
Бочкарёв В. В., Колпакиди А. И. Суперфрау из ГРУ. — М.: Олма-Пресс Образование, 2002. — ISBN 5-94849-085-8.
Колпакиди А. И., Лемехов О. И. Главный противник. ЦРУ против России. — М.: Вече, 2002. — ISBN 5-94538-007-5.
Колпакиди А. И., Серяков М. Л. Щит и меч. Руководители органов государственной безопасности Московской Руси, Российской империи, Советского Союза и Российской Федерации. Энциклопедический справочник. — СПб.; М.: Нева: Олма-Пресс Образование, 2002. — 736 с. — ISBN 5-7654-1497-4. — ISBN 5-94849-024-6.
Колпакиди А. И. Энциклопедия секретных служб России. — М.: АСТ: Астрель: Транзиткнига, 2003. — ISBN 5-17-018975-3. — ISBN 5-271-07368-8. — ISBN 5-9578-0086-4.
Колпакиди А. И. Энциклопедия военной разведки России. — М.: АСТ; Астрель; ВЗОИ, 2003. — ISBN 5-17-020707-7 ; 5-271-08931-2 ; 5-9602-0105-4.
Колпакиди А. И., Прохоров Д. П. КГБ: Приказано ликвидировать. — М.: Яуза; Эксмо, 2004. — ISBN 5-87849-151-6.
Колпакиди А. И. Ликвидаторы КГБ. Спецоперации советских спецслужб 1941—2004. — М.: Яуза: Эксмо, 2004. — ISBN 5-699-06699-3.
Прудникова Е. А., Колпакиди А. И. Двойной заговор. Тайны сталинских репрессий. — М.: Олма Медиа Групп, 2008. — 640 с. — ISBN 978-5-373-00352-0.
Колпакиди А., Север А. М. Спецназ ГРУ. — М.: Эксмо, 2008. — ISBN 978-5-699-28983-7.
Дегтярёв К., Колпакиди А. И. Внешняя разведка СССР. — М.: Эксмо, 2009. — 736 с. — ISBN 978-5-699-34180-1.
Колпакиди А. И. Ликвидаторы КГБ. — М.: Яуза; Эксмо, 2009. — 768 с. — (Энциклопедия спецслужб). — ISBN 978-5-699-33667-8.
Колпакиди А. И., Север А. М. ГРУ. — М.: Яуза; Эксмо, 2009. — 720 с. — (Энциклопедия спецслужб). — ISBN 978-5-699-30920-7.
Дегтярёв К., Колпакиди А. И. СМЕРШ. — М.: Яуза; Эксмо, 2009. — 4000 экз. — ISBN 978-5-699-36775-7.
Колпакиди А. И., Север А. М. Спецслужбы Российской Империи. — М.: Эксмо, 2010. — 768 с. — ISBN 978-5-699-43615-6.
Колпакиди А. И., Север А. М. Разведка в Великой Отечественной войне. — М.: Эксмо; Яуза, 2010. — 736 с. — (Энциклопедия спецслужб). — ISBN 978-5-699-40836-8.
Колпакиди А. И. ГРУ в Великой Отечественной войне. — М.: Яуза; Эксмо, 2010. — 608 с. — (ГРУ). — 3000 экз. — ISBN 978-5-699-41251-8.
Колпакиди А. И., Потапов Г. В. Николай II. Святой или кровавый? — М.: Алгоритм, 2017. — 512 с. — ISBN 978-5-906947-80-2.

Вы, наверно, начали подозревать, что картина маслом получается такая: приносит в издательство какой-нибудь Потапов или Прохоров рукопись про спецслужбы, а там редактор Колпакиди ему говорит, что в издательстве денег нет, финансовые проблемы, с неизвестным автором – коммерческий риск, поэтому издадим, но на средства автора? Либо, нужно известного историка спецслужб взять в соавторы, тогда риска нет, его книги продаются и издательство на свои средства книгу сделает. Да, лучше фамилию редактора, случайно оказавшегося известным историком спецслужб, поставить первой – тогда продаваться книга лучше будет.

Как назло, еще совпало, что почти все издательства, в которых вышли книги,  входят в группу издательства «Эксмо», а «Алгоритм», в котором работает главным редактором Колпакиди, с «Эксмо» аффилировано. И эта информация вполне спокойно находится в интернете.

А потом уже из изданных книг путем простой компиляции можно и свою сделать. И никакого обвинения в плагиате, ведь автор скомпилированного труда – один из авторов того, из чего делалось.

Ах, какие нехорошие подозрения в отношении известного историка спецслужб, работающего еще и левым историком, возникают, правда?

Но вы, наверно, подумали, что это и есть обещанный мною ЖЫР? Нет, не спешите. Это только предисловие, так сказать. Вступление…

Источник: p-balaev.livejournal.com

Я не удержусь, чтобы не процитировать самое начало книги Колпакиди «Ликвидаторы КГБ». Это того стоит:

«В наш, вопреки прогнозам Фрэнсиса Фукуямы, бурный век, начавшийся взрывами 11 сентября 2001 года, понятия «террор» и «терроризм» прочно вошли в лексикон не только всех мировых СМИ, не только в лексикон публицистов и, по меткому определению Руслана Имрановича, дурачков, называющих себя политологами, но и в бытовую речь рядовых граждан практически всех государств мира. Однако зачастую между этими терминами не делают различия, что совершенно неверно. Впрочем, не следует винить в этом журналистов, поскольку еще сто лет назад в энциклопедиях давалось следующее определение террора:

«Террор (франц. Terreur, ужас), господство ужаса во время французской революции (от мая 1793 до 27 июля 1794); лица, стоявшие в то время во главе правления, называются террористами. «Белым террором» называют, вследствие белого знамени Бурбонов, кровавую реакцию после 1815».

Однако, как уже говорилось, ставить знак равенства между террором и терроризмом нельзя. Дело в том, что террор — это политика репрессий со стороны правящих кругов (элит) против оппозиции для сохранения своего господства, проводимая с помощью силовых структур государства, а терроризм — это насилие, совершаемое представителями оппозиционных правительству группировок (антиэлит) с целью вызвать панику среди населения, ослабить государственные институты и осуществить политические, религиозные или социально-экономические изменения в обществе. При этом орудием террора являются репрессии (явные и тайные), оружием терроризма — террористический акт. Необходимо также помнить, что история терроризма в его современном понимании начинается в XIX веке, в то время как история террора насчитывает более двух тысячелетий». 

Вы поняли, да? Граждане, знайте, что ставить знак равенства нельзя еще между идиотом и идиотизмом. Идиот – это вообще не синоним идиотизма, если вы не знали. Идиотизм – это то, чем занимается идиот. Кто-нибудь сможет это Колпакиди объяснить? Впрочем, думаю, вы сами знаете, что объяснять идиоту, что он занимается идиотизмом занятие совершенно бессмысленное. На то он и идиот, даже если на историка искусств учился.

Во вступлении в своей книге этот теоретик террора и терроризма пространно, начиная с Древней Спарты, рассуждает о терроре и терроризме, постепенно подводя читателя к истории нашей Гражданской войны, через события русских революций, явно указывая на то, что «привыкли руки к топорам», что советские спецслужбы по привычке продолжили заниматься террором, направленным на политических противников, мешающих строительству социализма в стране Советов.

Ну и чего тут такова, если и все другие государства и их спецслужбы именно этим всегда и занимались. Мы что ли хужее? Да ничем мы не хужее, мы даже больше могём в этом плане. Поэтому своих врагов мочили, мочим и будем мочить в любом сортире. «Нам нет преград на суше и на море…». А если кто спецслужбы страны Советов обвиняет в терроризме – на себя сначала посмотрите в зеркало. Сами такие!

Ну, вы поняли, нет никакой разницы между спецслужбами империалистических государств, являющихся орудиями в руках правящих классов, ведущих экспансионистскую политику, устраняющих тех политических деятелей, которые мешают вести эту политику, и… а мы что, всяких чемберленов терпеть должны?

Есть только один нюанс во всем этом. Спецслужбы Советского государства всегда отрицали свою причастность к политическим убийствам за рубежом, в которых их обвиняли. Советское руководство зачастую прямо и открыто заявляло, что те политические убийства, в которых его обвиняли, совершенны руками как раз зарубежных спецслужб. Обвинения в свой адрес советское руководство всегда называло клеветой, пока не настали иные времена… Впрочем, не будем спешить, а начнем прямо с некоторых «ликвидаций», которые Колпакиди приписал советской разведке и посмотрим, как он это сделал.

Самый ЖЫР начинается с Китая. Ликвидация Президента Китайской республики 1912-1928 годов Чжан Цзолиня. Чтобы не быть обвиненным в передергивании, я буду стараться приводить максимально полные цитаты из книги Колпакиди:

«…о переговорах Чжан Цзолиня с японцами вскоре стало известно резиденту ИНО ОГПУ в Харбине Науму Эйтингону, который немедленно сообщил о них в Москву. В Кремле могли увидеть в этих переговорах прямую угрозу дальневосточным границам СССР и вновь принять решение ликвидировать Чжан Цзолиня. Все последующее изложение версии советского участия в гибели Чжана основано на свидетельстве знаменитого чекиста Павла Судоплатова, озвученном пресловутым генералом Д. Волкогоновым. Мы подчеркиваем, что это всего лишь версия, пусть и подкрепленная некоторыми косвенными фактами. Итак, проведение этой операции было поручено Эйтингону и, вероятно, Салныню, который с 1927 года руководил нелегальной резидентурой в Шанхае. Привлечение Салныня к операции обуславливалось тем, что у него в Маньчжурии имелась многочисленная агентура как среди русских эмигрантов, так и китайцев, что позволяло провести ликвидацию таким образом, что все подозрения падали бы на японцев.

В ночь на 4 июня 1928 года спецпоезд Чжан Цзолиня отправился из Пекина в Мукден. Когда состав подошел к пригородам Мукдена, под вагон-салоном Чжан Цзолиня раздался мощный взрыв, в результате которого он был смертельно ранен в грудь и через несколько часов скончался в мукденском госпитале. Кроме него во время взрыва погибло еще 17 человек, в том числе и генерал У Цзяншен. В Мукдене на похоронах маршала присутствовали его сын генерал Чжан Сю-элян, глава делегации японского правительства генерал барон Хаяси, командующий японской армией в Маньчжурии генерал Хондзе, военный советник покойного японский генерал Нанао, его адъютант полковник Кэндзи Доихара (двое последних в ночь на 4 июля провожали Чжан Цзолиня на пекинском вокзале). Председатель правления японской акционерной компании Южно-Маньчжурской железной дороги Сюмэй Окава на похоронах не присутствовал вследствие нервного потрясения.

Поскольку мина была заложена в виадуке на стыке Пекин-Мукденской и Южно-Маньчжурской железных дорог, который охранялся не китайскими, а японскими солдатами, все посчитали, что покушение было организовано японцами, которые, дескать, были недовольны контактами Чжан Цзолиня с Вашингтоном через ставшего его советником американца Свайнхэда, опасаясь потерять контроль над Маньчжурией. Называлось даже имя японского офицера, который привел в действие электрический детонатор — майор Томия. Впрочем, сами японцы обвинили в убийстве маршала гоминьдановских партизан».

Я специально выделил слова о версии, пусть и подкрепленной косвенными фактами. Какие же косвенные факты нашел наш историк спецслужб, работающий левым?

Приготовились? Держитесь за стулья двумя руками. Факт № 1. Нет. Это оставим на десерт. Сначала факт № 2:
«Что же до убийства Чжан Цзолиня, то, как уже указывалось выше, в начале 90-х годов генерал Д. Волкогонов, имевший доступ к самым закрытым советским архивам, говоря об организаторе убийства Льва Троцкого Н. Эйтингоне, признал, «что в его биографии есть эпизоды, связанные с «делом Чжан Цзолиня».

Ни встать, ни сесть. Прославленный уже давным давно как наглое брехло Д.Волкогонов, оказывается что-то видел в секретных архивах, только увиденное никому не показал, но рассказал, что видел. И Колпакиди ему верит. Волкогонову – ярому антикоммунисту и антисталинисту. Господин Колпакиди, вы уверены, что после этого у кого-то еще будут причины считать вас не левым, а позорным провокатором, работающим левым? Ни хрена себе, каким фактами наши историки оперируют, согласитесь?!

Ну и факт № 2:       

«Долгое время версия о ликвидации Чжан Цзолиня японцами никем не оспаривалась. Более того, в 1946–1948 годах на Международном военном трибунале над японскими военными преступниками в Токио эта версия даже получила подтверждение в показаниях свидетелей. Так, свидетель адмирал Кэйсукэ Окада (бывший военно-морской и военный министр, в 1934–1936 годах — премьер-министр) показал, что руководители штаба японской армии в Маньчжурии во главе с генералом Хондзе, недовольные Чжан Цзолинем, стремились к скорейшей оккупации Маньчжурии. Группа офицеров штаба, по словам адмирала, организовала взрыв поезда, причем для свободы действий якобы «изолировала» генерала Хондзе. Также, по показаниям адмирала, премьер Танака, военный министр генерал Сиракава и сам Окада, крайне недовольные гибелью маршала, настаивали на расследовании убийства, но из-за оппозиции со стороны руководства генштаба вопрос был закрыт.

Другой свидетель, генерал Рюкити Танака, в годы войны возглавлявший бюро военной службы и дисциплины военного министерства, говоря об убийстве Чжан Цзолиня, утверждал:

«Убийство Чжан Цзолиня планировалось старшим штабным офицером Квантунской армии полковником Кавамото… Целью являлось избавиться от Чжан Цзолиня и установить новое государство, отдельное от нанкинского правительства (Чан Кайши. —Прим. авт.)во главе с Чжан Сюэляном… В результате 4 июня 1928 года поезд, шедший из Пекина, был взорван… В этом покушении, в котором использовался динамит, участвовали часть офицеров и неофицерский состав из двадцатого саперного полка, прибывшего в Мукден из Кореи, и среди них капитан Одзаки».

Однако уже в конце сороковых годов прошлого века японцы категорически отказались от своей причастности к убийству Чжан Цзолиня, утверждая, что для ликвидации маршала у них не было веских причин. Более того, выяснилось, что генерал Рюкити Танака, находясь в советском плену, был завербован в качестве осведомителя МГБ СССР, а на Токийском процессе давал показания, продиктованные советской стороной, за что был переведен из обвиняемых в свидетели. Делалось это следующим образом:

«Приступая к следствию, сотрудник (Госбезопасности. —Прим. авт.)определял, кто из группы обвиняемых должен стать основным разоблачителем, при этом учитывались психические и моральные качества человека. Зачастую таковым становился агент (секретный сотрудник, осведомитель). В течение определенного времени заготовлялся так называемый «ключевой протокол допроса», в котором разоблачитель признавал свою руководящую роль в группе, называл ее участников и преступные цели, ставившиеся ею… Готовый документ тщательно корректировался руководящим составом Управления НКВД так, чтобы «комар носа не подточил». Лишь после этого он считался окончательным, и разоблачитель подписывал его. Черновые записи, сделанные на предыдущих допросах, следователь уничтожал»[53].

Таким разоблачителем на Токийском процессе и был Рюкити Танака».

Усидели? Получилось? Оказывается, даже Международным военным трибуналом над японскими преступниками была установлена причастность японских военных преступников к убийству Чжан Цзолиня.  Но Александр наш Иванович Колпакиди утверждает, что Рюкити Танака, который об этом свидетельствовал, был завербован нашей Госбезопасностью и давал показания под диктовку наших чекистов, будучи их агентом. «Таким разоблачителем на Токийском процессе и был Рюкити Танака»

Подтверждает это Колпакиди цитатой, в конце которой стоит цифра 53, указывающая на номер ссылки с источником цитаты. Идем и смотрим, что там за источник: «Молодяков В. Подсудимые и победители (Заметки и размышления историка о Токийском процессе). Токио, 1996, с. 61–62».    

А вы, может быть, уже подумали, что источник – рассекреченное дело агента МГБ Рюкити Танака? Нет, а откуда еще можно было узнать, как вербовали Танаку, как его готовили, инструктировали? Если он был агентом, то это могло быть только в его деле агента. В других местах такие документы и сведения не складывают. Но, как видим, информация о том, что Танака был завербован и МГБ его использовала как агента на Международном трибунале в качестве свидетеля, взята из какой-то книги какого-то историка. А что это за В.Молодяков? Может он в Википедии есть? Глянем:

«Василий Элинархович Молодяков (род. 3 июня 1968 года в Москве) — российский и японский историк, политолог и коллекционер… С 1995 года живёт и работает в Токио. Докторант отделения международных отношений Токийского университета (1996—2000 годы). Приглашённый сотрудник Института общественных наук при Токийском университете (2000—2001 годы). Представитель ежегодника «Япония» (Ассоциации японоведов России) в Японии (с 2001 года). Старший научный сотрудник (2003—2008), приглашённый профессор (2008—2012), профессор (с 2012 года) Института японской культуры Университета Такусёку (Токио). Ведущий научный сотрудник Института востоковедения РАН (с 2010 года). Специальный приглашённый исследователь университета Хосэй (2008—2013)».

Атас! Палево! Оказывается, знаток спецслужб А.И.Колпакиди, основываясь на сочинении японского историка российского происхождения, утверждает, что свидетель на Международном трибунале над японскими военными преступниками в Токио Рюкити Танака, был завербован МГБ, сотрудники МГБ подготовили для него свидетельские показания и заставили их озвучить на суде над японскими военными преступниками, что ставит под «маленькое» сомнение сам приговор японским милитаристам.

Зачем такое сочинил про наши спецслужбы гражданин Японии В.Молодяков понятно последнему идиоту: если пересмотреть обвинение японским милитаристам в вынашивании агрессивных планов против СССР, то насчет территорий, присоединенных к СССР по итогам войны с Японией возникнет весьма щекотливый вопрос. Поэтому японский историк российского происхождения В.Молодяков живет и работает в Японии весь в шоколаде.

А вот мотивы А.И.Колпакиди… Александр Иванович, ты когда был завербован японской разведкой, падла? За сколько йен Курилы продал?..

Источник: p-balaev.livejournal.com

При чтении текста «Ликвидаторы КГБ» почти на каждой странице возникает желание узнать домашний адрес автора и вызвать к нему карету «Скорой помощи» с психо-неврологической бригадой. Невозможно отделаться, что автор болен шизофренией в тяжелой, терминальной стадии и представляет опасность для окружающих. Судите сами:

«Жертвами «ликвидаторов» с Лубянки были не только троцкисты, но и представители оппозиции, которых сложно записать в единомышленников Льва Троцкого. В качестве примера можно назвать Михаила Гурина («Морозовского»). Этот западно-белорусский коммунист, известный также как Гуринович, Василевич, Ян, Стах, родился в 1893 году. Примкнув в совсем юном возрасте к эсерам, в 1908 году он был первый раз арестован, затем работал учителем в Пскове, откуда в 1913 году был выслан в Вологодскую губернию. Во время Первой мировой войны служил в русской армии, получил офицерский чин. В 1918 году в Полтаве вступил в большевистскую партию, в 1920 году работал в Москве в белорусском комиссариате наркомата по делам национальностей РСФСР, а в следующем году вернулся на родину. В Минске он работал в ЦК КП(б) Белоруссии, с 1922 года редактировал газету «Советская Белоруссия».

В начале 1924 года Гурин был направлен на подпольную работу в оккупированную Польшей Западную Белоруссию. В феврале того же года в Вильно он вошел в состав ЦК компартии Западной Белоруссии (КПЗБ), которая, как и компартия Западной Украины, была частью компартии Польши, и возглавил центральную редакцию ЦК. Уже в ноябре того же года Гурин возглавил так называемую «сецессию», ставшую фракцией внутри КПЗБ. О своих взглядах оппозиция заявила на 2-й конференции КПЗБ в Вильно 30 ноября. «Сецессионисты» выступили против всяких организационных связей КПЗБ с компартией Польши, добиваясь подчинения непосредственно исполкому Коминтерна. Гурин и его сторонники (его поддержали секретарь Виленского окружного комитета партии А. Томашевский-Старый, еще в 1922 году выступавший против объединения Виленской организации с КПП, секретарь Гродненского комитета Л. Родзевич-Сталевич и член ЦК КПЗБ А. Капуцкий-Хвостов, позднее отошедшие от Гурина) отрицали классовое расслоение среди крестьянстваЗападной Белоруссии, выступали против лозунга «диктатуры пролетариата», за союз с бывшими эсерами.

Наиболее опасным для партийной работы было отстаивание Гуриным и его группой идей продолжения партизанской борьбы против поляков, бесперспективность которой к тому времени уже проявилась, причем гуринцы успех восстания связывали не с общим развитием революционного движения в Польше, а с приходом Красной Армии, толкая, таким образом, Советский Союз к войне с Польшей. В конце декабря 1924 года, воспользовавшись отъездом руководства партии в Москву на 3-й съезд компартии Польши, Гурин и его группа провозгласили себя «временным ЦК» и захватили типографию и издания КПЗБ — «Большевик» и «Червоный стяг» («Красное знамя»), в которых и обнародовали свою программу.

Съезд польских коммунистов, ЦК компартии Белоруссии в Минске и исполком Коминтерна осудили фракционеров. Из Минска в Вильно и Гродно был направлен специальный представитель ЦК КП(б)Б под псевдонимом «П», настоящая фамилия которого до сих пор не установлена. Большинство сторонников Гурина, признав ошибки, вернулись в партийные ряды. Сам он, отказавшись вернуться в СССР, в сентябре 1925 года был арестован польской полицией, с которой начал активно сотрудничать. Так, он выступал свидетелем обвинения на судебных процессах над своими бывшими товарищами по партии, готовился выступить на очередном процессе с обвинениями в связях с советским полпредством в Варшаве против запади обелорусского демократического движения «Громада».

Закономерным итогом предательства стало удачное покушение на Гурина в Вильно. 16 марта 1928 года он был застрелен членом КПЗБ С. Клинцевичем. Подробности организации покушения и роли советских органов безопасности до сих пор неизвестны».

Попробуйте доказать мне, что это не признак психического заболевания: сначала сам же автор утверждает, что Гурин – жертва чекистов, но здесь – роль органов безопасности неизвестна. Как такое может совмещаться в мозгу здорового человека? Александр Иванович, у вас мания преследования, вы, укладываясь спать, под свою кровать не заглядываете – вдруг там ликвидатор из спецслужб прячется?

Или это навязчивая идея представить публике спецслужбы СССР настолько могущественными и ужасными, что они могут любого найти хоть под землей, убить или похитить… О! Похитить! Усыпив хлороформом! Есть такое в «Ликвидаторах КГБ» - похищение генерала Миллера в 1937 году. Как Колпакиди мог пропустить такой занимательный сюжет?! Да никак он не мог его пропустить, если еще учитывать, что советские газеты по горячим следам писали об этом «похищении»: «Фашистские газеты объявили: «генерал Миллер похищен представителем Советского Союза Скоблиным. Его погрузили на советский пароход и повезли в Ленинград». Действительно, как могут обойтись жители Ленинграда без генерала Миллера? Второе, удешевленное, издание дела Кутепова состряпано».

Оказывается, всё началось с похищения Кутепова еще. 26 января 1930 году руководитель РОВС генерал Кутепов неожиданно для всех исчез. Понятно, что исчезнуть просто так руководитель главной антисоветской организации не мог. Наверняка кговавые большевики похитили. Кто еще? Правда, кговавые большевики заявили и об этом в газетах напечатали, что честный и бескорыстный борец с большевизмом Кутепов просто слямзил кассу РОВСа и с ней убежал. Наверно, не просто так заявили, какие-то основания для этого у кговавых большевиков имелись. Только копать в этом направлении – искать Кутепова и кассу при нем, никто, понятное дело, не стал. Это ж какой скандал был бы!!! Вся поцриотичекая деятельность антисоветской белой эмиграции – коту под хвост. Самому французскому правительству, которое приютило у себя всю эту шваль, это было крайне невыгодным. Зато выгодно было свалить всё на агентов ОГПУ. Зачем Советскому правительству нужно было похищать Кутепова, что вело к существенным осложнением с Францией дипломатического порядка – вопрос отдельный. Как бы то ни было, но скандала особенного не получилось. Побурлило и стихло. Пока, как написал в «Ликвидаторах КГБ» господин Колпакиди, сами чекисты нечаянно не признались: «…только в 1965 году было сделано неожиданное и, скорее всего, случайное признание. 22 сентября газета «Красная звезда» опубликовала заметку генерал-полковника авиации в запасе Н. Шиманова, в которой говорилось: «…комиссар государственной безопасности 2-го ранга (на самом деле 3-го ранга —Прим. авт.)Сергей Васильевич Пузицкий… участвовал не только в поимке бандита Савинкова и в разгроме контрреволюционной организации «Трест», но и блестяще провел операцию по аресту Кутепова и ряда других белогвардейских организаторов и вдохновителей иностранной интервенции и Гражданской войны».

Вы уже подумали, что господин Колпакиди пошел в архив бывшей библиотеки имени Ленина и там изучал подшивку «Красной звезды» за 1965 год? Какие же вы наивные! То, что написал Колпакиди в «Ликвидаторах КГБ» о заметке в «Красной Звезде» он слово в слово ранее написал в предисловии к книге Б.В.Прянишникова «Незримая паутина», изданной издательством Эксмо в 2004 году: «…только в 1965 году было сделано неожиданное и, скорее всего, случайное признание. 22 сентября газета «Красная звезда» опубликовала заметку генерал-полковника авиации в запасе Н. Шиманова, в которой говорилось: «…комиссар государственной безопасности 2-го ранга (на самом деле 3-го ранга. — Авт.) Сергей Васильевич Пузицкий… участвовал не только в поимке бандита Савинкова и в разгроме контрреволюционной организации „Трест“, но и блестяще провел операцию по аресту Кутепова и ряда других белогвардейских организаторов и вдохновителей иностранной интервенции и Гражданской войны».

Вы начали думать, что еще когда он писал предисловие, ходил в библиотеку читать «Красную Звезду»? Щас! Разбежался он! Читаем книгу Прянишкикова и в главе, посвященной похищению Кутепова: «Катастрофически малыми были итоги официального расследования. Такими они оставались долгие-долгие годы. Лишь 22 сентября 1965 года московская газета «Красная звезда» впервые чуть-чуть приоткрыла завесу над тайной похищения. Генерал-полковник авиации запаса Н. Шиманов писал: «…комиссар 2 ранга государственной безопасности Сергей Васильевич Пузицкий… участвовал не только в поимке бандита Савинкова и в разгроме контрреволюционной монархической организации „Трест“, но и блестяще провел операцию по аресту Кутепова и ряда других белогвардейских организаторов и вдохновителей иностранной интервенции и Гражданской войны».

Вы видите, что даже многоточия стоят все на одних и тех же местах во всех трёх цитатах? О чем это говорит? Да о том, что Колпакиди, исследователь спецслужб, даже не удосужился проверить источник, просто перепечатывает из книги другого автора цитаты, не указывая откуда он это взял. И это тело еще само себя называет историком!

И оно еще основало КЛИО – клуб левых историков и обществоведов. И оно же себя еще коммунистом называет! А кто же такой Прянишников, к чьей книге Колпакиди написал предисловие? Оказывается, это эмигрантская тварь, которая еще у Врангеля с нашими воевала, потом сдрыснула за границу, во время ВОВ вступила в Комитет освобождения народов России, власовскую организацию, после войны убежала в США, основала известный антисоветский журнал «Посев». Тварь, на которой клейма негде ставить. Но только не для коммунизда Колпакиди это тварь, читаем предисловие, которое он написал к книге Прянишникова, содержащую самую наглую клевету на советские спецслужбы (а что вы еще от власовца ждали?): «Публикуемая книга является уникальной во многих отношениях. Во-первых, благодаря бесценному материалу по истории русской белой эмиграции и борьбе органов ОГПУ-НКВД с ней. Во-вторых, благодаря поразительной, до сих пор, ничем не достигнутой глубине анализа происходящих в 20–30-е годы прошлого века в Европе событий, и, конечно, главное, благодаря яркой личности самого автора, непосредственного участника описываемых событий, вне всякого сомнения, являющегося одной из крупнейших фигур русского антикоммунистического сопротивления… Свои разоблачения он основывал как на результатах собственных исследований в роли своеобразного „частного детектива“, так и на многочисленных архивных документах, которые были либо переданы в его распоряжение непосредственными участниками событий, либо выявлены им в богатейших коллекциях различных архивов. В том числе в архиве Гуверовского института Станфордского университета (США). Естественно, что книги Бориса Прянишникова, основанные на свидетельствах с „той стороны“, при несомненной убедительности общей картины событий, несвободны от некоторых ошибок и неточностей».

«… при несомненной убедительности общей картины событий…» - теперь вы мне скажите, что господин Колпакиди не занимается продвижением на российском книжном рынке самой литературы самого откровенного антисоветского клеветнического содержания. Получится у вас этого кобеля отбелить? Это так оно занимается коммунистической пропагандой, как само называет свою деятельность?

Ладно, а может хотя бы власовская мразь Прянишников в США видел газету «Красная Звезда» с информацией о Кутепове? Не будьте наивными! Еще одна цитата:

«22-го сентября 1965 года московская «Красная звезда» напечатала письмо о «Мертвой зыби», присланное ей генерал-полковником запаса советской авиации Н. Шимановым. В нем этот несомненный бывший чекист написал: «…комиссар государственной безопасности 2-го ранга Сергей Васильевич Пузицкий был участником гражданской войны, твердым большевиком-ленинцем, воспитанником Ф. Э. Дзержинского. Он участвовал не только в поимке бандита Савинкова и в разгроме контр-революционной монархической организации «Трест», но и блестяще провел операцию по аресту Кутепова и ряда других белогвардейских организаторов и вдохновителей иностранной военной интервенции и гражданской войны». Так, через тридцать пять лет после исчезновения Кутепова, большевики не только сознались в своем преступлении, но и назвали имя похитителя».
(С.Л.Войцеховский. Трест. Воспоминания и документы. Изд. Заря. Канада 1974).

Ох, сколько много уже читателей газеты «Красная Звезда», правда? Вот еще и Войцеховский, такая же эмигрантская гитлеровская подстилка, как и Прянишников. Но вы не спешите бежать пока в библиотеку искать старые подшивки «Красной Звезды». Я вас еще одной цитатой порадую:

«В конце концов такая причастность была признана почти случайно в 1965 году в некрологе, опубликованном КГБ по поводу смерти организатора похищения: «Комиссар Государственной Безопасности Сергей Васильевич Пузицкий принимал участие в Гражданской войне, был преданным большевиком-ленинцем и учеником Ф.Э. Дзержинского. Он не только участвовал в захвате бандита Савинкова и уничтожении „Треста“, но и выполнил блестящую операцию по аресту Кутепова и ряда белогвардейских организаторов и вдохновителей военного вторжения во время Гражданской войны. С.В. Пузицкий был дважды награжден орденом Красного Знамени и получал чекистские награды».       

Это из книги известного перебежчика О.Гордиевского «КГБ (История внешнеполитических операций от Ленина до Горбачёва)». Теперь нужно уже не газету «Красная Звезда» искать с письмом Шиманова, который вообще никогда никакого отношения к органам не имел, кстати, а некролог КГБ.

А лучше вообще никуда ничего искать не ходить, а поскрести красненького снаружи господина Колпакиди, тиражирующего антисоветскую эмигрантскую клевету. Кажется, под красненьким там даже не белое, а коричневенькое…

Источник: https://p-balaev.livejournal.com/1489821.html

Теперь о похищении Миллера. Колпакиди утверждает, что «… в 1937 году в Москве посчитали, что РОВС следует взять под полный контроль, поставив во главе его своего агента. Для этого было решено похитить генерала Миллера, после чего на пост председателя мог претендовать его ближайший соратник генерал Скоблин».

Сам Александр Иванович признавался, что стал учиться на искусствоведа потому, что его интересовало современное искусство. Всякие авангардизмы. Да, если долго смотреть на произведения этого самого искусства, то спятить можно почти гарантированно. Кажется, с Колпакиди, который назвал меня сумасшедшим, именно это и произошло. Только это не я всякими пикассо бредил. И вряд ли кто из руководства НКВД в 1937 году повредился умом, разглядывая картины, на которых глаза нарисованы на ягодицах.

То, что в НКВД хотели поставить на место Миллера в РОВСе своего агента Скоблина – это можно понять. Но какой безумец придумал, что для этого нужно провести рискованнейшую операцию по похищению самого Миллера? Может было проще в темном переулке дать этому генералу кирпичом по голове и все дела?

Вот на хрена нужно было похищенного везти в Ленинград на пароходе? Чтобы из него вытянуть информацию о РОВС? Так Скоблин, его ближайший соратник, был, как утверждает Колпакиди, агентом НКВД. Что нового о РОВС, чего в НКВД от Скоблина не знали, мог сообщить генерал Миллер?

Чтобы судить? А, да! Тайным секретным судом, как на «тройках НКВД» по секретному приказу № 00447. Какой смысл в этом суде, если приговор могли узнать только сам подсудимый и его судьи? Александр Иванович, вы не знаете, что преступников судят вообще-то для того, главным образом, чтобы граждане узнали – карающий меч правосудия настигнет обязательно? А как обнародовать приговор Миллеру, если власть должна была скрывать сам факт, что он в СССР находится? Как объявить, что он понес заслуженную кару за свою деятельность по суду? Да никак. Если нужно было просто покарать генерала за антисоветскую деятельность, без суда, то, опять же – кирпичом по затылку в переулке. Просто и эффективно.

Но всё было запланировано и сделано, как будто НКВД руководили пациенты психушки или искусствоведы-авангардисты. Не в реальности, конечно, а в мозгах этих искусствоведов-историков. В результате Миллера в РОВСе не стало, но там не стало и агента НКВД Скоблина, на которого пало подозрение в похищении и он был вынужден скрыться.

Результат спецоперации: СССР получил обвинение в похищении, со всем причитающимся к этому дерьмом, а НКВД лишился важнейшего источника в РОВСе. Сам же Колпакиди пишет: «Скоблин сумел избежать ареста, но его побег поставил крест на замыслах Москвы сделать своего агента председателем РОВС. С этой точки зрения подключение Скоблина к похищению Миллера следует расценивать как непростительную ошибку, приведшую к непоправимым последствиям».

За такие фортели, конечно, ромбики с петлиц и должности – фьють! И с органов гнать этих придурков! Как бы не так! Снова читаем книгу Колпакиди: «За проведенную операцию по похищению Миллера («Деда»), а также за проводившуюся параллельно операцию по ликвидации перебежчика Рейсса («Раймонда») ее участники согласно указу ЦИК СССР от 13 ноября 1937 года были награждены орденами «за самоотверженное и успешное выполнение специальных заданий Правительства СССР».

Я… худею! Вы, наверно, уважаемые читатели, тоже. Не худеет только известный историк спецслужб А.И.Колпакиди. В СССР была такая система награждений – чем больше награждаемый наносил Родине непоправимых последствий, тем выше награда ему полагалась?

Ну и еще из книги Александра Ивановича: «…личность самого Миллера на момент его похищения вызывает лишь недоумение. Оставшиеся в архивах документы рисуют образ уже не способного к активным действиям человека, безнадежно старого и, возможно, даже ослабевшего умом. Читатель сам может об этом судить по его письмам из тюрьмы, приведенным в приложении».

Да, заслуженные награды получили организаторы и исполнители похищения: привезли в СССР слабоумного старика, лишились агента в руководстве РОВС, еще одного важного агента, певицу Плевицкую (как энти ыстореги спецслужб утверждат) за это похищение французы на 20 лет в тюрьму закрыли, и дерьма на СССР вылилось ушатами – настоящий самоотверженный подвиг. Можно было и Героев дать.

Но как же письма генерала Миллера а архивах?! Ведь вот доказательство – похищен и на Лубянке находился, там их писал!

Я не знаток детективной литературы, кто в армии служил, тот в цирке не смеётся, кто служил в органах, тот детективы не особенно любит (и сочинения историков спецслужб), поэтому, кто первый из пишущих в этом жанре придумал усыплять жертв похищений с помощью хлороформа или эфира, не знаю. Может быть, даже наш классик Алексей Николаевич Толстой в романе «Гиперболоид инженера Гарина». В детективах это выглядит красиво: жертве на лицо платочек, политый хлороформом, жертва вдохнула раз-два и обмякла, заснула сном младенца.

Ну, или как в кинокомедии Гайдая «Операция Ы и другие приключения Шурика». Кажется, те, кто писали сценарий к этой кинокомедии, письма генерала Миллера и сочинили. Я из последнего его письма, которое у Колпакиди в приложении к книге, письмо Миллера Ежову:

«… я был схвачен злоумышленниками в предместье Парижа, где я проживал как политический эмигрант по французскому документу, под покровительством французских законов и попечением Нансеновского Оффиса при Лиге Наций, членом коей состоит С.С.С.Р. Я ни одного дня не был гражданином С.С.С.Р. и никогда моя нога не ступала на территорию С.С.С.Р. Будучи тотчас связан — рот, глаза, руки и ноги — и захлороформирован, я в бессознательном состоянии был отвезен на советский пароход, где очнулся лишь 44 часа спустя — на полпути между Францией и Ленинградом». 

Господин Колпакиди, вы с кем-нибудь из своих дружков, Платошкиным или Спицыным, например, попробуйте усыпление хлороформом, как персонажи комедии Гайдая Трус, Балбес и Бывалый. Я понимаю, что вы историк спецслужб, т.е. сочинитель обычной детективной макулатуры, и знания свои о спецслужбах черпаете из детективной литературы, поэтому считаете себя человеком компетентным, но все же, покажите это письмо анестезиологу любой больницы, т.е., человеку, который знает, как действует хлороформ и как им можно усыпить человека.

Я вам подскажу – никак. Если это не на операционном столе происходит. Нет, теоретически, можно. Если прижать к носу и рту вату с хлороформом минут на 5, не меньше, да еще и постоянно на эту вату нужно хлороформ подливать. И то не факт. Жертва в возбужденном состоянии находиться будет, поэтому усыпляется хлороформом или эфиром почти никак. Это любой анестезиолог вам скажет. Но даже если вы таким способом усыпили жертву, то она уже больше никогда не проснется, тем более, если это старик, как генерал Миллер. Хлороформ – очень токсичное вещество. Наркоз им далеко не все молодые и здоровые люди благополучно переносят, даже если он проводится аккуратно, под постоянным контролем состояния пациента – пульс, давление и т.п., во время операционного вмешательства. Даже если бы Миллера таким способом и усыпили, то, как только вату с его лица убрали бы, он бы через несколько минут и очнулся бы, а не через 44 часа.

Нет, не очнулся бы, конечно. Труп проснуться не может. Похитители генерала, попытавшись усыпить его хлороформом, его гарантированно, с гарантией 300%, убили бы. Отравили бы хлороформом насмерть. Без вариантов.

Так что вы, забудьте про мой совет попробовать такое усыпление со своими корешами, а то еще потравите друг друга, а я виноватым останусь.

Не знаю, кто сочинял эти «архивные» документы, которыми вы пользуетесь, но очень похоже, что сочинители откровенно стебались, над вами, историками спецслужб, представляя ваши вдохновенные глупые рожи, осенённые «светом истины» от этого стебалова. Как стебался над вами старик Судоплатов – операция «Утка». Кря-кря! Газетная! Кря-кря – со страниц всех ваших трудов о спецслужбах. Псевдоним Троцкого, которого планировали убить газетной уткой – «Старик».

Усраться! Простите, но – усраться и не встать! «Старик»! Известнейшая дореволюционная партийная кличка Владимира Ильича Ленина! Вы можете себе представить лицо товарища Сталина, который увидел бы план операции «Утка» по ликвидации «Старика»?! Я лично, даже не представляю, что Иосиф Виссарионович и в каких выражениях говорил бы товарищу Берии насчет того, что его чекисты присвоили Троцкому псевдоним Ленина.

Извините, господин Колпакиди, но вы что, дебил, умственно недоразвитый, если всему этому верите и это тиражируете своими книгами?

Я могу понять, зачем господину Примакову в 1996 году понадобилось всё это дерьмо включить в те 6 томов истории СВР, которые при нем были сочинены. Он сам в предисловии написал – мрачные страницы (или темные, не помню точно). Мажь дерьмом все, что было при Сталине! И кайся за преступления Сталина и его спецслужб! А то зарубежные партнеры скажут – не признали преступления коммунизма-фашизма, вы нам не партнеры. Поэтому похищения и убийства, совершенные фашистами, о чем прямо и недвусмысленно заявляло Советское правительство, как с Миллером, повесили на Сталина, положив в основу этой клеветы сочинения эмигрантской власовской падали.

Да и Катынь признали за Сталиным, надеясь, что поляки примут искреннее раскаяние. Ну как, помогло? И с Катынью не помогло. И со спецслужбами. Думали, что если за Троцкого, Коновальца, Миллера, Ромжу… мы согласимся, что это Сталин, то зарубежные партнеры подумают – они теперь другие. Не как при Сталине. Как Примаков написал в предисловии к 6-ти томнику СВР – у нас теперь в разведке нет идеологии.

Ага! Так получите Петрова и Васечкина с «Новичком»! Уже, кажется, кое-что доходить до нынешней власти начало, которая сама открыто заявила, что «Мемориал» прикрыт за то, что он какой-то не такой образ страны создавал. Дойдет и до историков спецслужб. И до тебя тоже, искусствоведа. Ты особо не расслабляйся.

Но бог с ним, с Примаковым! Но ты же, Колпакиди, себя левым, коммунистом называешь! И при этом всю эмигрантскую антисталинскую клевету на Сталина и спецслужбы СССР повесил в своих книгах! Ты кто после этого?

Я тебе обещаю, что сделаю всё, что от меня зависит, чтобы твою физиономию коммунизда, настоящую твою физиономию, увидело как можно больше людей. Теперь у тебя не будет спокойной жизни. И эту статью я тебе на твою почту отправлю. Купи себе побольше антидепрессантов.

Источник: p-balaev.livejournal.com

Поделитесь материалом в социальных сетях.

 

 

Обеспечение проекта

Потребность: 55 000 руб./мес.
Собрано на 24.06: 68 282  руб.
Поддержали проект: 48 чел.

посмотреть историю
помочь проекту

Читайте также