Аналитика

После 15 месяцев войны число россиян, поддерживающих вторжение на Украину, сократилось, но не очень сильно. Однако если год назад многие ожидали быстрой и легкой победы, то теперь их поддержка основана на необходимости победить и на страхе поражения.

Согласно недавнему опросу ExtremeScan, общественная поддержка войны упала за год на 13%, с 64% в марте и апреле 2022 года до 51% в апреле 2023 года. Это существенное снижение, но явно недостаточное, чтобы заставить Путина содрогнуться.

Разобраться в происходящем помогают другие исследования. Так, опрос Russian Field показал, что всего 27 % респондентов одобряют дальнейшую военную эскалацию, тогда как 34 процента хотели бы мирных переговоров. Немного сбивает с толку тот факт, что 33% выбрали оба варианта одновременно. Впрочем, тенденции достаточно ясны – поддержка войны постепенно сокращается, и разногласия усиливаются. Что еще более важно, изменились представления людей о войне.

Интервью, проведенные Лабораторией публичной социологии весной 2022 года и осенью того же года, после «частичной мобилизации», проливают свет на эти изменения. Весной 2022 многие люди верили, что большая война была неизбежна. Для них Россия была не агрессором, а жертвой. Она вынуждена была напасть на Украину в целях самообороны. Другие утверждали, что сам факт принятия Путиным такого решения говорит о том, что для этого были веские причины.

К осени люди стали воспринимать войну как реальность, с которой ничего нельзя поделать. С этой точки зрения война ничем не отличается от любого стихийного бедствия: приходится смириться и ждать, пока она закончится.

В каком-то смысле тот факт, что Россия уже воюет не только с Украиной, но и с половиной мира, стал оправданием войны и необходимости победить. Весной 2022 года некоторые люди говорили, что они против войны, но надеются на победу России. К осени появилось новое явление: люди заявляют, что они против войны, но надеются, что Россия победит.

Они полагают, что если Россия потерпит поражение на поле боя, за этим последует другая война, возможно, ядерная, наряду с экономическим крахом, гражданской войной и полной международной изоляцией. Некоторые говорят: «Война – это очень плохо, но проигранная война еще хуже».

Чем дольше продолжается конфликт, тем труднее россиянам избежать ловушки. Теперь им предстоит выбирать, с кем они: со своей страной или с враждебным миром. Патриоты они или предатели? Ответ кажется очевидным. Как сказала одна женщина в интервью: «Все плохие. Но есть наши плохие и чужие плохие. Я предпочитаю оставаться на стороне своих плохих».

Растерянность, непонимание причин и целей войны в совокупности приводят к неожиданному результату: стремлению обрести твердую почву под ногами. Твердая почва – это моя страна, права она или нет.

Именно поэтому мобилизация, несмотря на ожидания, не вызвала всплеска негодования и отпора. Как ни парадоксально, можно быть против войны, но за свою страну, или против мобилизации, но за свою армию. Молодая женщина объясняет: «Если бы меня мобилизовали, я, наверное, пошла бы. Я не пыталась бы сбежать, уехать из страны и т.д. Я в целом против мобилизации, но если это необходимо, я могла бы работать медсестрой или поваром, или мыть посуду… Я выполню свой гражданский долг. Не воевать против украинцев, а помогать нашим солдатам».

Итак, год войны сделал россиян более недовольными, но и более патриотичными, хотя этот патриотизм и является вынужденным. Сам конфликт, его повседневное присутствие в жизни людей, создает аргументы для того, чтобы люди одновременно ненавидели его и поддерживали. Страх перед поражением заставляет даже противников конфликта надеяться на победу.

Источник: mixednews.ru

Поделитесь материалом в социальных сетях.

 

 

Обеспечение проекта

Потребность: 55 000 руб./мес.
Собрано на 14.07: 3 252 руб.
Поддержали проект: чел.

посмотреть историю
помочь проекту

Читайте также