Аналитика

Некоторое время назад в высшем военном руководстве возникла идея комплектации бригад специального назначения МО РФ на 100% личным составом на контрактной основе. На сегодняшний день каждая из бригад имеет линейный батальон, укомплектованный военнослужащими по призыву, а также отряд спецрадиосвязи, укомплектованный призывниками, за исключением должностей КО, ЗКГ, старшин рот и отдельных военнослужащих на солдатских должностях.

В рамках данной статьи попробуем разобраться, а настолько ли контрактная армия лучше и профессиональнее армии по призыву, как нам доказывают это через СМИ?

Для начала хотелось бы отметить, какие цели преследует срочная служба по призыву. Итак, срочная служба в Вооруженных силах РФ делает ударение на подготовку лиц мужского пола и создание резерва на случай мобилизации для защиты и сохранения целостности границ нашей страны как от внешних угроз, так и, как показывают события с 1990-х по 2010 гг., от внутренних, также грозящих государству нарушением его целостности путём дестабилизации обстановки в отдельных регионах.

В том случае, если бригады будут полностью контрактными, при возможных потерях они будут пополняться абсолютно не подготовленным личным составом – выходит, что так, что, в свою очередь, повлечёт неоправданные тяжёлые последствия, так как времени на подготовку новых контрактников может просто не быть или будет недостаточно, ведь по мнению военного ведомства на подготовку должно уходить год и более. Одно дело – напомнить бойцу некоторые моменты, другое – готовить с нуля или тем паче переучивать.

Пример из жизни: на контракт приходят два человека. Один проходил службу в подразделении связи ПВО, второй в войсках связи. Оба не умеют разбирать-собирать АК-74М, о других познаниях я молчу. А через пару-тройку недель подразделение убывает в командировку. Личный состав группы, прослуживший гораздо дольше, учит их разбирать-собирать вверенные им автоматы в свободное время между задачами. Одного ставят на самую низшую должность в группе, второй же становится старшим сапёром, невероятно, но факт. И подразделение убывает для выполнения поставленных задач. И таких людей, отнюдь – не один, не два, их большая масса.

С заявлениями, оправдывающими переход на контрактную основу, что в связи с развитием технологий вооружение и военная техника (ВВТ) становятся сложнее в освоении, и необходимо готовить личный состав годами для уверенной работы с данными образцами, невольно приходит мысль: «Нельзя ли, в таком случае, максимально упростить вооружение и технику с сохранением их характеристик?» Думаю, что вполне возможно. Как и в любом изделии, чем больше «капризных» деталей, тем меньше практичность и надёжность. Уверен, что за три-шесть месяцев можно обучить солдата чёткой работе с имеющимися ВВТ, т.к. срочники, подготовленные должным образом, с этим вполне хорошо справляются. По крайней мере, ранее, да и сейчас, что бы новое ни поступало на вооружение подразделений спецназа, солдаты осваивают это до достаточного уровня, в отведенные для обучения сроки.

К тому же возраст солдата-срочника, как правило, в подавляющем большинстве 18-20 лет, в отдельных случаях постарше, но не более 27 лет. Это как раз тот возрастной промежуток, когда проблем со здоровьем или нет, или они минимальны. Плюсом к этому – молодая горячая кровь, интерес ко всему новому, что касается проявления мужского «Я» – защитника, воина и т. д. Оружие, да и всё, что непосредственно относится к военной тематике, у мужика в крови, и пока оно ещё не угасло от каких-то бытовых проблем, нудных забот, необходимо этот потенциал направлять в нужное русло, а основное нужное русло – это как раз-таки служение Отечеству. У солдат-призывников, как бы странно это ни звучало, интерес к службе гораздо выше, чем у военнослужащих по контракту. И к знаниям первые тянутся с большим рвением, что частенько отсутствует у контрактников, т.к. контрактник воспринимает службу, как работу, а не как должное и обязанность.

Двигателем же контрактника, как правило является не интерес службы, как таковой. Место в вооруженных силах он рассматривает как повод заработка не больше, не меньше, при отсутствии рабочих мест на гражданке. Стабильная заработная плата, гораздо выше денежного довольствия срочника, другие бонусы в этом же эквиваленте. Знаете, как смешно выглядит личный состав контрактников-«профессионалов», которым после командировки не додали пару тысяч командировочных, или не пришла премия? Готовы перевернуть всё за такие промахи, написать куда угодно, пожаловаться кому угодно. Из-за рубля удавят, моргнуть не успеешь. Некоторые, не прослужив и десяти календарных лет, начинают уже прикидывать чуть ли не каждый день, какая у них будет пенсионная выплата. То есть интерес один и постоянный – это материальные блага. Не платят, не додают, все отказываются в той или иной мере выполнять свои обязанности. Да и возрастная категория такого контингента как правило около 30-ти или за 30-ть лет. Далее начинаются жалобы на здоровье со всеми вытекающими. Косят от учений, полевых выходов и всё, что с этим связано. Зато, если за какие-либо провинности их лишают нескольких процентов с ежемесячных денежных выплат, то уж очень они злятся и обижаются. Как говаривал один из моих вышестоящих командиров: «Вы всегда знаете, что вам должны, но забываете о своих обязанностях». В дополнение ко всему сказанному, люди уже с определенным жизненным опытом и сформированным видением сего мира. Нередко в демонстративной форме пытаются унизить командиров, в частности, которые младше по возрасту, игнорируют приказы, вступая в споры, хотя в познаниях своей военно-учётной специальности, прослужив год-полтора и более, зачастую находятся на уровень и более ниже тех же солдат срочников с опытом службы в полгода-год.

Ежели уменьшить денежное довольствие военнослужащим по контракту, допустим, до прожиточного минимума регионального уровня – 8-12 тыс. руб. в месяц, то ряды личного состава контрактников бригад будут таять на глазах. Факт дислокации частей в домашнем регионе или близ такового играет тоже существенную роль. Если же воинская часть по каким-либо причинам, находящаяся в крупном населённом пункте (городе), передислоцируется поодаль от населённого пункта, как и должно это быть, опять же, будет массовое увольнение контрактников с военной службы по собственному желанию, или попытки такового, что с военнослужащими по призыву исключено.

Также добавлю, что даже экономически выгоднее содержать призывную армию, не требующую больших выплат военнослужащим, в отличие от контрактной. Тем более, когда срочник оправдывает затраченные на своё обучение временной и материальный ресурсы.

Ниже приведу пример, кто же такой этот боец срочной службы по призыву.

В конце 1980-х годов руководство КГБ СССР обратилось к командованию Разведки военно-морского флота Советского Союза с просьбой провести учебные показные занятия по захвату морского судна «Комета», условно захваченного террористами в Чёрном море. Для этого из состава 17 ОБрСпН ЧФ был выделен личный состав в количестве 8 человек: 2 – офицера, 6 – солдат срочной службы. Роль террористов выполняли сотрудники спецподразделения «А» КГБ СССР, роль заложников исполняли другие сотрудники этого ведомства. Захват был осуществлён два раза (второй раз был на бис по просьбе присутствующего начальства Комитета). В обоих случаях на захват и нейтрализацию «террористов» ушло не более 7 секунд. Причём, до самого прибытия на место группа спецназа ЧФ не знала, что за задачу ей придётся выполнять, все были настроены на привлечение на роль террористов, но вышло наоборот. В связи с этим в группе не было средств радиосвязи (группа была не радиофицирована), также не было оружия, кроме пистолетов СПП-1. Штурм судна выполняли из воды.

Стоит ли упоминать, что на всех учениях, в локальных войнах задачи, стоящие перед спецназом, всегда выполнялись. А ведь выполняли их солдаты, призванные на службу, а не заключившие контракт. Тот же штурм дворца Тадж-Бек в Афганистане (операция «Шторм 333»), который проводили совместно КГБ СССР и 154-й ооСпН, знакомый общей массе под наименованием «Мусульманский батальон». И если уж состав групп «Гром» и «Зенит» был офицерский, то в 154-м отряде были срочники. Так эту операцию изучают во всех армиях и спецслужбах мира. Именно солдат-призывник прославлял спецназ и всю нашу армию на протяжении всей нашей истории. Правда, были времена, когда войско наше было рекрутским (аналог контрактной армии), что приводило в результате больших потерь к необходимости обращаться за военной помощью к другим государствам, т.к. просто-напросто не было возможным восполнить потери новыми готовыми к применению бойцами – призыв отсутствовал, соответственно, и подготовленного резерва не было. Поэтому и было принято решение в пользу призывной армии. А сейчас такое чувство, что нас возвращают на сотни лет назад. Да, были и сверхсрочники, но их было немного, и это тоже неспроста, т.к. военное руководство понимало, что необходимо иметь подготовленный резерв, который, в случае необходимости, можно призвать в ряды ВС, что и было проделано в период Афганской, Чеченской войн. А поддерживать оптимальный уровень боеготовности граждан, находящихся в запасе, вполне себе можно и должно за счёт регулярных военных сборов. С начавшимся в 80-ых годах бумом всевозможных спецназов различных ведомств, преимущественно офицерского состава, которые, между прочим, проходили сборы при частях специального назначения Вооруженных сил и Военно-морского флота. Свои базовые навыки они получали, привлекая в качестве преподавателей офицеров армейского и флотского спецназа, и учились у солдат, и сержантов данных подразделений, которые не являлись все поголовно сверхсрочниками. Так что, если присмотреться к этому вопросу с точки зрения истории, то и она нам показывает, что отказываться от призывной составляющей нам ни в коем случае нельзя. Слишком много, кто на нашу землю глаз положил издревле, а качественно подготовленных контрактников у нас не так-то и много.

Cтоит учитывать и тот факт, что в настоящее время, военнослужащий по призыву, проходящий службу в одном из подразделений специального назначения МО РФ, желающий связать свою дальнейшую деятельность с этой профессией имеет возможность заключить контракт с Министерством обороны в ходе, либо после окончания срочной службы в данных подразделениях, что безусловно является плюсом. Так же, как и то, что на контракт в бригады специального назначения целесообразно отбирать граждан из запаса, отслуживших ранее в частях и соединениях СпН МО РФ. Обусловлено это тем, что данные кандидаты уже имеют представление о предстоящей службе, тем более, что остаточный навык прошлой службы, как правило остаётся. Работать с таким личным составом командирам гораздо проще, нежели переучивать личный состав, пришедший на контрактную службу из других видов и родов войск. Укомплектованность подразделений постоянной боевой готовности – это один из критериев его оценки. Если в подразделении имеется вакантная должность, командир такого подразделения несёт дисциплинарную ответственность, в связи с этим отсутствует качественный отбор кандидатов, и приходится набирать на контракт кого ни попадя. С переходом же полностью бригад на контрактный штат, мы получаем следующую ситуацию.

В СпН МО РФ не остаётся призывников, соответственно, пополнение частей специального назначения будет проходить посредством военнослужащих других подразделений, что затрудняет работу командиров по их обучению, т.к. им придётся учить личный состав буквально с нуля, что гораздо проще сделать с человеком – чистым листом (призывником), чем с тем, у которого уже существует заложенный фундамент, отличный от работы подразделений специального назначения. Так как гораздо проще на чистом листе нарисовать картину ту, которую хочется - которая нужна в то время, как на лист с уже имеющимся рисунком нанести поверх неё другой достаточно проблематично – довольно долго гаммы старых красок просвечивают, и требуется время, чтобы каждый слой, нанесённый поверх, высох для наложения последующего с целью полного исключения просветов старой картины.

Можно, конечно, сетовать на то, что воспитание и обучение личного состава – это обязанность командира. Но в сложившейся ситуации, когда командирское звено завалено бумагой, что просвета не видать, такое не всегда возможно. Тогда у читателя справедливо возникает вопрос: «А как же командиры отделений?»

А командиры отделений сами часто выходцы из других подразделений, не имеющих ничего общего со спецназом, набранные по принципу: «Лишь бы был», и остаются такие на ненадлежащем уровне подготовленности довольно долгое время, а порой и навсегда. Вопросов нет – не все такие, но всех адекватных, что есть на пришедших извне, не хватит.

Даже если вдруг повезёт, и среди пришедших на контракт будут мало-мальски знающие люди с базовым общевойсковым навыком, то как быть со «срочниками контрактной службы» – это тот круг лиц, кто вместо срочной службы пошёл на 2 года контракта. Они не проходят ни учебку, ни курс молодого бойца. Конечно, военнослужащие по контракту имеют место быть в подразделениях, но не в таких масштабах, как планируется высшим руководством МО РФ. Вполне достаточно сделать контрактными должности командиров отделений с отбором кандидатов, имеющих опыт службы в частях специального назначения МО РФ.

Вдобавок ко всему, проблема мобилизации, если таковая потребуется, подготовленных граждан по тем или иным военно-учётным специальностям, будет иметь место не только в частях и соединениях специального назначения, но и во всей армии в целом, так как данные нововведения распространяются на все Вооруженные силы Российской Федерации.

МО РФ, ОБрСпН, Сергеев.Ф

Источник: cont.ws

От редакции "Закон Времени": Смотрите наш фильм по данной теме: Наука побеждать. Русская армия: выбор пути 

 

Поделитесь материалом в социальных сетях.

 

 

Читайте также

Также вы можете выбрать удобную форму участия и поддержки нашего проекта по ссылке ниже

Участие в проекте "Закон Времени"