Аналитика КОБ

 Мы неоднократно говорили о роли эмоций в жизни. Эмоции это некие обратные связи для человека, сигнализирующие о его праведности или неправедности. При этом только в человечном строе психики обеспечивается единство эмоционального и смыслового строя души, при котором индивид “сам собой” пребывает в русле Вседержительности. Вне человечного строя психики, если и возможно говорить о каком-то единстве эмоционального и смыслового строя души, то это “единство” — во-первых, не ладное по отношению к Объективной реальности, а во-вторых, в нём имеет место конфликт между сознанием и бессознательными уровнями психики, а также и внутренние конфликты в самом бессознательном (и, как следствие, это влечёт его участие во внутренне конфликтной коллективной психике — коллективном бессознательном; иначе говоря, влечёт замыкание психики индивида на несовместимые, враждующие друг с другом эгрегоры).

И о единстве эмоционального и смыслового строя души вне человечного строя психики по существу можно говорить весьма условно, поскольку не ладность этого “единства” проистекает из того, что эмоциональные проявления и рассудочно-интеллектуальные не соответствуют друг другу, если соотносить их с одной и той же объективной информацией, характеризующей жизненные обстоятельства или ситуацию, в которой оказался субъект.

Кроме того, разговоры на тему о том, что разным индивидам в жизни свойственны разные эмоциональные проявления в одних и тех же обстоятельствах, неуместно вести в отвлеченной от конкретных индивидов и конкретных обстоятельств форме: это было бы безплодным абстракционизмом, только препятствующим пониманию существа рассматриваемых явлений психической деятельности всякого индивида.

Поэтому конкретно: ребенок радуется лику матери, склонившейся над колыбелью; солнечному лучику; первым в его жизни цветами снежинкам; плачет, сталкиваясь со злом, обращенным даже не против него лично, хотя объективно ВСЯКОЕ ЗЛО — ПРОТИВ КАЖДОГО ЖИВУЩЕГО, и потому ребенок не ошибается, реагируя на него так; радуется и смеётся в ответ на добро. Он плохо относится к сказочному людоеду и прочим злодеям и хорошо отличает в сказках добро от зла. А в детских играх их участникам довольно трудно найти добровольцев для исполнения роли отъявленных злодеев, даже понарошку. И если им не удаётся найти добровольца или уговориться, то игра протекает при участии в ней воображаемого всеми злодея, физически отсутствующего среди участников игры. Это — выражение нормального единства эмоционального и смыслового строя души. И оно преобладает в поведении большинства людей в их детстве.

Но детишки всё же ещё не состоявшиеся люди. Им с раннего детства свойственно не только это, но и разного рода заявления о себе, как о «пупе Земли». Проистекают они из того, что индивид раннем детстве живёт не на основе своего разумения, а на основе врожденных программ поведения, только осваивая культурное наследие и собственный генетически заложенный в него потенциал развития по мере открытия и освоения тех или иных способностей в процессе его взросления. Во всяком высокоорганизованном биологическом виде всякий детёныш иерархически выше всякой самки, в том смысле, что её инстинктивные программы поведения ориентированы на обслуживание детёныша в первое время после рождения. И эта общая для биосферы закономерность может проявляться и в жизни человечества при определённых особенностях культуры: если в обществе господствует животный строй психики, то когда в семье детей мало (1 — 2), то их детство — в смысле нахождения под всеобъемлющей инстинктивной обусловленной опекой родителей — растягивается до вступления в пору телесной взрослости и начала самостоятельной жизни (а подчас и до ухода родителей из жизни, когда “дети” уже сами становятся стариками), поскольку их родителям не на кого больше обратить свои инстинктивные программы заботы, пусть даже и обретшие в цивилизации какие-то культурные оболочки.

И если это так, то наступает расплата за неумение и нежелание осмысленно воспитать человеческого детёныша Человеком. 

При этом многие, особенно "интеллигенция", любят порассуждать об идеалах добра и справедливости вообще. Но как только идеалы добра и справедливости в жизни общества приобретают определённость, выраженную в строгих лексических формах, они начинают вызывать ужас в душах “интеллигенции” и обывателей. С другой стороны, наблюдая без малейшего содрогания, как носителями агрессивного индивидуализма уничтожается природа и культура вследствие социального “прогресса”, непонятливые “интеллигенты” самодовольно пишут диссертации и остепеняются в масонстве и прочих орденских и мафиозных структурах. И мало кому из них хотя бы грустно, а ещё меньшее число задумывается о том, что делать, ибо в их понимании происходящие не-ЛАД-ности — “закон материалистической природы” (материалистический атеизм) или “неисповедимость путей Господних” (идеалистический атеизм) и т.п., но не результат — как их личной, так и коллективной — беззаботности, безсовестности, распущенности.

Властолюбцы же тем временем не успевают пожирать друг друга и множество прочих вокруг себя, и нет необходимости, как некогда в детстве, выискивать и уговаривать кого бы то ни было, чтобы он стал людоедом по отношению к целым народам уже не понарошку; и людоеды из поколения в поколение (например, кланы ростовщиков Ротшильдов, Рокфеллеров) изображают из себя благодетелей человечества.

И столетиями нет дееспособных народов и церквей, чтобы искоренить всё это зло, хотя население Земли к началу ХХ века превысило 1,5 млрд. и по статистике тех лет только 10 млн. было откровенных атеистов. К началу ХХI в. население Земли превысило 6 млрд., и каждый из этих индивидов обладает потенциалом человечного достоинства, растрачиваемым в суете так же, как и во времена “религиозного” мракобесия, хотя церкви уже и не довлеют над обществами в большинстве стран.

Но большинство из живущих ныне и в прошлом не сомневалось и не сомневается в своей персональной благонамеренности и добродетельности. То есть, пока всё это множество младенцев в череде поколений вырастало; пока они учились жить сами, глядя на жизнь взрослых, а в ХХ веке пристрастившись к кино, телевидению и интернету — фабрикам грёз; и пока взрослые учили их, объясняя жизнь словом, молчанием и делом - своим примером ("Родители! Следите за своим поведением! После выходных за завтраком все дети чокаются!" - печальная интернет-"шутка", над которой хохочут многие, не достойные называться родителями), соответственно своему разумению, у большинства из них — под воздействием культуры общества, унаследованной от старших поколений, — происходило разрушение того единства эмоционального и смыслового строя души, которым обладают большинство младенцев и детей младшего возраста. И так на протяжении всей истории глобальной цивилизации, вне зависимости от того, господствует в ней идеалистический атеизм или же материалистический атеизм.

И хоть разумение младенца не велико, но оно все же существует, и оно— большей частью в согласии с его эмоциями, а также и с окружающим миром. Разумение взрослого “больше”, чем разумение младенца, но единство эмоционального и смыслового строя души, соответствующее достоинству человека, — большинством не обретено, вследствие чего они воспринимают Мироздание враждебным себе лично и человечеству, а Бога забыли или воспринимают Его глухим к их зову, но не воспринимают себя — не обретших должного человеку единства эмоционального и смыслового строя их душ — враждебными к своим детям, другим людям, к самим себе, к Мирозданию и Богу — Творцу и Вседержителю.

Источник: vk.com

Поделитесь материалом в социальных сетях.

 

 

Обеспечение проекта

Минимально необходимо: 35 000 руб./мес.

Собрано на 23.01: 39 351 руб.
Поддержали проект: 63 чел.

посмотреть историю
помочь проекту

Читайте также