Новости

Здесь он обрел свое истинное место. Тут Дзержинский среди своих. И на пьедестале, с которого его никогда не скинут. А прямо за спиной здание, где работают продолжатели им начатого. Можно сказать, трудятся под сенью Дзержинского.

Монумент, что как две капли воды напоминает еще тот, бронзовый, созданный знаменитым скульптором Евгением Вучетичем и стоявший с 1958 года на Лубянке. Над его воссозданием работал при помощи сканирования и других самых современных технологий 39-летний скульптор Владимир Иванов. Получилось! Памятник несколько меньше. Высота бронзовой статуи в шинели 10 метров 25 сантиметров (оригинал Вучетича на полтора метра выше), высота постамента - 1 метр.

Дзержинский, как и тогда на Лубянке, смотрит на северо-запад. Главный противник, как и в его времена по-прежнему там. Опасность исходит оттуда.

И неслучайно 20 декабря 1920 года Феликс Эдмундович подписал приказ №169 об учреждении Иностранного отдела ВЧК, в просторечии ИНО, призванного бороться против внешних угроз. Об этом говорил, открывая памятник, директор СВР Сергей Евгеньевич Нарышкин, отдавая дань Дзержинскому, создавшему одну из самых сильных спецслужб мира. 

Для нас, сегодняшних, для истории - он основатель ВЧК. Железный, непримиримый, порой беспощадный. Но только к тем, кого считал врагами. В письмах жене и сестре Феликс Эдмундович признавал и объяснял: "Я выдвинут на пост передовой линии огня, и моя воля бороться и смотреть открытыми глазами на всю опасность грозного положения и самому быть беспощадным… Для многих нет имении страшнее моего…".

Но помним ли, знаем ли о другом Дзержинском? О "железном Феликсе", ужаснувшимся порождением Гражданской войны - пятимиллионной армии несчастных беспризорных. Для них были уготованы три дороги без выбора - голод, тюрьма, смерть. Через семь лет после его сверхчеловеческой работы беспризорных осталось 200 тысяч. 

Россия, великая держава железных дорог, после войны осталось без транспорта. Восстанавливать начисто разрушенное поручили ему. И вскоре закупленные неведомыми путями паровозы побежали по вновь проложенным рельсам. Работа транспорта была восстановлена на 80 процентов.

11 лет в тюрьмах, ссылках могли сломить любого. Председатель ВЧК тяжело болел: туберкулез, сердце. Но заботился о здоровье других. Ну, до спорта ли было ему, да и всей стране, выбивавшейся из нищеты? Но ведь одно из первых спортивных обществ - "Динамо", возникло именно по замыслу Дзержинского.

Он горел, выбиваясь их сил, это видели все - друзья, враги и как всегда молчаливое большинство. Он же признавался: "А я собою недоволен. Вижу и чувствую, что мог бы дать больше, чем даю".

В его биографии, вдоль и поперек изученной, осталось немало тайн, именно тайн, а не темных пятен. Как во время пика Гражданской войны решился он отправиться в Швейцарию, где жили его жена с сыном Ясиком? А так: с бритой головой, без всякой бороды. На дворянине древнего польского рода франтоватый костюм сидел не хуже его знаменитой шинели. Поездка по личным делам? Или то, что мы называем сегодня нелегальной разведкой? Быть может, выполнение важнейшего задания Ленина, который и дал разрешение на поездку?

Он умер в 48 лет, совершив столько, сколько не сделать и за 100. Последними словами Дзержинского, которого врачи пытались уложить в постель в его квартире, были: "Не надо, я сам". И он упал замертво.

Источник: rg.ru

Поделитесь материалом в социальных сетях.

 

 

Обеспечение проекта

Потребность: 55 000 руб./мес.
Собрано на 20.06: 5 330 руб.
Поддержали проект: 11 чел.

посмотреть историю
помочь проекту

Читайте также