Аналитика

Уже несколько дней как Россия преодолела психологическую планку смертности от коронавируса в 800 человек. Сегодня поставлен новый антирекорд - 815 скончавшихся. Эта цифра тем более необъяснима, что, похоже, сама волна COVID-19 в целом идёт на убыль. 22277 заболевшим поставлен диагноз в этот день в России, более или менее стабильна и Москва - 2529 человек с положительным ПЦР.

Печальные выводы из российской пандемии

И при этом стремящаяся к 4% (количество ежедневно заболевших в соотношении к числу скончавшихся) смертность. Так что же происходит и можно ли как-то сопоставить эту картину с тем, что мы видим в других странах?

С одной стороны - нам говорят, что вокруг гораздо более опасный и смертельный дельта-штамм. Который все никак не угомонится. Но, с другой стороны, эта модификация COVID-19 преобладает не только у нас. Тем не менее, средняя еженедельная численность умерших в Германии - 14-15 человек в день, в Великобритании, где сейчас очередной подъем заболеваемости - 89 человек умирает в сутки, и даже в США, где заражаются в пять раз чаще, чем в России, ежедневно умирает в два раза меньше - около 450.

Так что творится со смертностью в России? И чья здесь вина?

«Причины гибели коронавирусных больных объяснимы, - анонимно рассказал «МК» один из врачей. - Если не брать Москву, где медицинское обслуживание на очень высоком уровне, в других городах люди фактически предоставлены сами себе: выживут - не выживут. Кое-где протоколы лечения не менялись, продолжают лечить по старинке, как год назад, в ряде городов больницы переполнены, иногда туда везут больных в более или менее нормальном состоянии, а затем они утяжеляются на глазах».

Подчас умирают по чьей-то глупости или халатности. Вспомним хотя бы недавнюю трагедию во Владикавказе. Из-за прорыва трубы под землёй вышла из строя система подачи кислорода в отделении реанимации, где находился 71 пациент. Из них 13 человек были подключены к аппаратам искусственной вентиляции лёгких.

Резервные баллоны с кислородом подключали 2-3 минуты. В течение получаса после выхода из строя основной линии умерли 11 из 13 человек. Все они до гибели находились в крайне тяжёлом состоянии. Самому пожилому пациенту было 85 лет, самому молодому - 48 лет.

На момент ЧП в больнице находилось 29 резервных баллонов с кислородом. Но во время трагедии медики почему-то смогли использовать лишь шесть из них.

«К сожалению, у нас потери», - заявил врио главы Северной Осетии Сергей Меняйло, комментируя трагедию. Потери, которые, наверное, можно было бы избежать.

Анализируя все случаи летальности в России, врачи приходят к выводу: треть пациентов умирает в первые 72 часа пребывания в стационаре, остальные - в более поздние сроки, в среднем - через 2,5 недели.

«Картина одна и та же: госпитализация, КТ, парацетамол, куча противомалярийного, антибиотики (минимум два), гормоны, Клексан, КТ, улучшение самочувствия, еще КТ (выписка близко), резкое повышение температуры, падение сатурации, ИВЛ (если еще жив), сепсис, острая сердечная/почечная недостаточность, смерть", - печально констатирует медик Кирилл Зверев, сын известного вирусолога Виталия Зверева.

И если причинами ранней смертности чаще всего становятся гипоксия и тромбоэмболии, то поздней - септические осложнения. Иными словами, большинство пациентов с коронавирусом умирает от сепсиса, устойчивого к антибиотикам. То есть от внутрибольничной инфекции.

С которой, по идее, умели бороться ещё со времён Советского Союза: женщины в возрасте наверняка вспомнят регулярные мойки в роддомах, когда эти учреждения специально закрывались на несколько недель для этих целей.

Почему же об этом способе борьбе с внутрибольничной инфекцией напрочь забыли сегодня?

Ещё в ноябре прошлого года в своём интервью главный врач Коммунарки Денис Проценко раскрыл шокирующую статистику: с начала пандемии через его больницу прошло более 30 тысяч пациентов, госпитальная летальность составила 8,5%. И это при том, что смертность от SARS-CoV-2 в мире не превышает в среднем 2%. Причина та же - стафилококки, стрептококки и их более редкие и опасные «собратья». А помещение на ИВЛ - это ещё и грибок.

Но разве в самый страшный пик «второй волны» в ноябре-ноябрем стафилококков не было? А умирали, между тем, в два раза меньше.

К сожалению, сейчас многие стали говорят о тяжёлом психологическом состоянии самих больничных пациентов, особенно когда они отправлены в реанимацию. И что именно их душевный настрой не способствует скорейшему выздоровлению. Например, дочь актера Юрия Огульника, Светлана Богданова, так описывает состояние своего отца в последние дни его жизни.

«Были запрещены телефонные переговоры. Папе не разрешали самому подниматься в туалет, хотя силы у него были. Общаться с родными тоже не разрешали. Папа просто лежал… Я думаю, его это угнетало. За неделю до смерти он выпросил телефон и сказал, что время тянется бесконечно»

В реанимациях некоторых российских больниц по правилам круглые сутки горит свет. Сами больные, особенно пожилые, нередко бывают накачены седативными средствами, настолько сильными, что многие с трудом осознают себя. С одной стороны, это хорошо, так как в этом случае больной тих и спокоен, ничего не требует и не мешает себя лечить, но с другой - насколько это оправдано, запрещать людям абсолютно все, а особенно общаться с близкими хотя бы по телефону?

Важно проследить и возраст умерших от коронавируса. По нашей информации, это люди чаще всего пожилые, с пониженным иммунитетом. Такое же, кстати, в прошлом году было и в итальянском Бергамо, где умирали сплошь старики.

У нас же бывает ещё и так, что семьи разделяются, например, мужа отправляли в госпиталь, где он скончался, а жена ехать туда отказалась - и выжила. Почему? Таких исследований нет. Но недаром говорят, что дома и стены помогают.

Так, может быть, стоит пересмотреть врачебные протоколы направления в больницу, и это тоже поможет спасти дополнительные человеческие жизни?

А вот независимый аналитик Александр Драган на своей странице в соцсети полагает, что цифры региональной смертности даже занижены.

По его мнению, показатели смертности всю эпидемию демонстрируют всевозможные статистические аномалии. В каких-то субъектах Федерации занижение идёт систематическое, в каких-то цифры занижаются только по необходимости. Кое-где и вообще о своей смертности предпочитают не распространяться.

«Таких регионов-молчунов — треть, - резюмирует Драган. - 26 из 85: о числе умерших от ковида в этих областях мы узнаём только от федерального оперштаба». По его мнению, количество умерших за день в России давно перевалило за две тысячи.

Между тем, как говорят, на мир надвигается ещё более страшный и смертельный штамм «йота». Как его встретят у нас, если мы и с «дельтой»-то едва справляемся?

Источник: mk.ru

Поделитесь материалом в социальных сетях.

 

 

Читайте также

Также вы можете выбрать удобную форму участия и поддержки нашего проекта по ссылке ниже

Участие в проекте "Закон Времени"