Аналитика

Медный рудник Лос-Бронсес в 65 км от чилийского города Сантьяго

Многие страны мира — от Германии до Китая — бросают все усилия на развитие возобновляемой энергетики. Рост в данном секторе поражает воображение, хотя, судя по масштабам текущего энергетического кризиса, этого все еще недостаточно. Однако у этой отрасли есть и долгосрочная проблема — колоссальный рост объемов потребляемых металлов. Для увеличения производства меди, лития, алюминия и других полезных ископаемых потребуются триллионные инвестиции. Но и этого может оказаться мало: еще потребуется преодолеть сопротивление озабоченных экологической обстановкой местных жителей и активистов, а также левопопулистских правительств, стремящихся извлечь максимум налоговой выручки из процветающей индустрии. Подробности — в материале «Известий».

Нейтральность с металлическим привкусом 

Согласно предварительной оценке Международного энергетического агентства, суммарная мощность генерации из возобновляемых источников по итогам 2021 года вырастет на рекордные 290 гигаватт, а выработка — на 8%. Это очень солидный показатель с учетом того, что в отличие от других источников в случае с ВИЭ не было эффекта низкой базы в 2020 году, — несмотря на пандемийный кризис, отрасль и тогда продемонстрировала подъем. И все же даже таких успехов слишком мало. Если в ближайшие десятилетия рост будет происходить такими же темпами, то углеродная нейтральность хоть к 2050-му, хоть даже к 2070 году останется утопией.

Выход один — еще больше наращивать мощности и объемы генерации. Однако для этого нужны не только деньги, но и материалы, в первую очередь металлы — как широко распространенные, так и редкие. Между тем их потребление стремительно растет. Так, спрос на алюминий, жизненно необходимый для ветряных турбин, вырастет в текущем году почти на 3%. В среднем в текущем десятилетии его мировое потребление будет увеличиваться, согласно прогнозу Fitch, на 2,7% ежегодно и достигнет без малого 80 млн т. Цены на алюминий в данный момент упали по сравнению с многолетними максимумами, достигнутыми в октябре 2021 года (свыше $3 тыс. за 1 т), но по-прежнему в полтора раза выше средних показателей за последние 10 лет. 

Ловить рыбку в соленой воде 

Еще интереснее ситуация с литием. До недавних пор этот самый легкий металл имел довольно ограниченную сферу использования. Ситуация изменилась в 1990-е, когда рынок завоевали литий-ионные батарейки. Тогда практически ничтожный спрос на литий как компонент аккумуляторов вырос на несколько порядков, составив более трети от общемирового объема потребления. Спрос на батареи разогнала революция гаджетов, а в последнее десятилетие и электромобилей, ставших одним из столпов современной «зеленой» повестки. К концу 2020-х годов доля батарей для электромобилей в общем спросе на литий должна составить не менее 75%, притом что и в других сферах его применение будет расти. За первые 20 лет века потребление лития уже выросло более чем в 8 раз.

Ажиотажный спрос на литий вкупе с затруднениями с добычей из-за пандемии уже привел к колоссальному росту цен в 2021 году. Карбонат лития подорожал на 400% до $32,6 тыс. за 1 т, а гидроксид лития — на 250%, до $31,9 тыс. При этом в 2022 году, согласно S&P Global Market Intelligence, ожидается небольшой дефицит лития — примерно 5 тыс. т карбонатного эквивалента (при производстве 636 тыс. т, на 20% больше, чем годом ранее, спрос составит 641 тыс. т).

Такая прибыльность данного бизнеса вынуждает развивать новые и новые месторождения. Лития на Земле в избытке (25-й по распространенности элемент), но 99% этого материала растворено в морской воде или рассеяно в земной коре. Известных месторождений сравнительно немного, а общие извлекаемые резервы оцениваются в 14 млн т карбонатного эквивалента. Нужны как новые открытия, так и освоение уже имеющихся. 

Одно из таких месторождений расположено в Западной Сербии, поблизости от города Лозница, в долине реки Ядар. Англо-австралийская компания Rio Tinto вознамерилась вложить $2,4 млрд в строительство шахты по добыче карбоната лития. Данный проект в перспективе может стать одним из крупнейших в мире: годовое производство к выходу шахт на проектную мощность должно превысить 58 тыс. т. Все суммарные инвестиции могут составить до €10 млрд — почти 22% сербского ВВП. Кроме того, добыча лития повысила бы в целом интерес к Сербии со стороны Евросоюза и конкретно Германии, намеревающихся стать в числе крупнейших производителей электрокаров. Производство на месторождении должно обеспечить литием батареи примерно миллиона автомобилей.

Однако пока будущее проекта является туманным. Против него восстало не только местное население, но и буквально вся Сербия. Rio Tinto, рекламирующая себя в Сербии слоганом «Вместе мы спасем планету» на самом деле имеет довольно неоднозначную репутацию в плане борьбы за экологию и вообще всего, что подразумевается под аббревиатурой ESG. К примеру, в Австралии компания отличилась тем, что взорвала пещеру, обладавшую колоссальной археологической ценностью (там более 40 тыс. лет назад находилось поселение далеких предков австралийских аборигенов). В Папуа — Новой Гвинее Rio Tinto выбросила в местную реку до 1 млрд т отработанной породы.

Все эти случаи не добавили доверия к компании в Сербии. Хотя ее представители утверждают, что добыча будет вестись закрытым способом на глубине 500 м, должной популярности у сербов проект все еще не получил: значительная часть жителей балканской страны опасается, что его реализация разрушит всю долину Ядара, одну из сельскохозяйственных житниц Сербии. 

Чувствительный вопрос 

Вообще говоря, добыча лития гораздо чаще осуществляется открытым способом — с поверхности солончаков в высокогорье и пустынях, где не ведется никакой другой хозяйственной деятельности, а биомы скудны. Это вызывает куда меньше протестов со стороны экологических организаций и местных активистов — обычно, но не всегда. Так, в Чили индейские общины в сентябре 2021 года призвали приостановить добычу на месторождении в пустыне Атакама — самом сухом месте на планете. Компания SQM, занятая разработкой месторождения, получила уведомление регуляторов о недопустимо большом заборе соляного рассола, из которого выделяют карбонат лития, но до сих пор не предприняла никаких шагов в этом направлении.

И, судя по всему, вероятность того, что активистов услышат, повышается. На декабрьских выборах в стране победил левый популист Габриэль Борич, сторонник более жесткого экологического регулирования. Его планы распространяются на весь добывающий сектор, обеспечивающий львиную долю экспорта страны. В частности, он уже заявил, что намерен помешать открытию месторождения меди Доминга, проекта, в который уже вложено около $2,5 млрд: его работа может нанести ущерб фауне побережья.

Медь для возобновляемой энергетики — еще один ключевой металл. На каждый мегаватт мощности солнечных батарей, к примеру, требуется около 5 т меди, в 5–6 раз больше, чем для производства электроэнергии из традиционных источников. Спрос на этот металл резко вырос именно в последние два года на фоне принятия планов ускорения перехода на возобновляемые ресурсы. Цены отреагировали немедленно: они не опускаются ниже $4 за 1 фунт на протяжении многих месяцев и уже обновили несколько рекордов. При этом Чили добывает около трети мировой меди, и любые потрясения, связанные с индустрией в стране, быстро скажутся на всем мировом рынке. 

Даже если добыча в Чили не будет ограничена драконовскими регулирующими мерами, остается еще повышение налогов, которые Борич анонсировал как одну из мер для выравнивания социально-экономического положения разных слоев населения в республике. К слову, еще до его победы в парламенте страны оказался закон, предусматривающий выплату роялти в размере 3% с оборота всех добывающих компаний, что может дополнительно поднять цены.

Это лишь крошечная часть примеров того, как политическая ESG-повестка может навредить добыче стратегически важных металлов и, соответственно, всей индустрии возобновляемой энергетики. По мере строительства новых шахт, горно-обогатительных комбинатов и перерабатывающих заводов объем таких претензий будет расти — на фоне и так опережающего предложение спроса. По иронии, именно экологические опасения могут воспрепятствовать альтернативной энергетике, которая заявляется как решение всемирной экологической проблемы, вытеснить традиционные источники с главной позиции в глобальном энергобалансе.

Источник: iz.ru

Поделитесь материалом в социальных сетях.

 

 

Обеспечение проекта

Потребность: 55 000 руб./мес.
Собрано на 09.08: 6 862 руб.
Поддержали проект: 21 чел.

посмотреть историю
помочь проекту

Читайте также