Аналитика

Руководитель Россотрудничества Евгений Примаков поделился в своем телеграм-канале размышлениями на тему миграционной политики России. По мнению Примакова, законодательство нужно усовершенствовать таким образом, чтобы максимально облегчить репатриацию русских соотечественников, оказавшихся за пределами России после развала Советского Союза.

«Видимо, изобрету такой жанр, который будет называться #специально_не_для_RT. Это не чиновный текст, я ни с кем его не согласовывал, это мой личный взгляд на вопрос соотечественников, что лично я считаю необходимым делать. Нам нужно очень серьёзно поговорить о нашей диаспоре за рубежом. Как сказал Президент Владимир Путин, русские — самый разделённый народ в мире. Считали по-разному, получилось, что за границами России живут от 20 до 40 даже миллионов русскоязычных. Это очень хорошая иллюстрация того, насколько плохо нам известно о русских и русскоязычных в мире: даже посчитать их проблема», — пишет Примаков.

Далее он цитирует новую редакцию российской Конституции, где в ч. 3 ст. 69 указывается: «Российская Федерация оказывает поддержку соотечественникам, проживающим за рубежом, в осуществлении их прав, обеспечении защиты их интересов и сохранения общероссийской культурной идентичности».

При этом, как отмечает Евгений Примаков, русские и русскоязычные очень разные. «Есть потомки белой эмиграции, есть диссиденты советских времён, есть экономическая иммиграция конца 80-х — 90-х, есть global Russians новейшего времени, которые живут там, где комфортнее, и перемещаются по миру. А есть миллионы и миллионы тех, что не по своей воле сделался „соотечественниками“, даже не переезжая никуда, — на них обрушились новые границы, когда распалась единая страна, и они оказались за границами России в новых республиках. О том, как складывается их жизнь там: да очень по-разному, но всюду там стоит вопрос об их ассимиляции. Причём часто говорится об „интеграции“, но интеграция как результат политического решения чаще всего означает именно ассимиляцию. Многие сотни тысяч и миллионы предпочли репатриироваться в Россию. Во многих странах их к этому подталкивают — не стану называть эти страны, по тому, кто будет возмущён больше, сами угадаете. Сейчас, по мере возвращения России сил и возможностей, этот процесс где-то затих, где-то, наоборот, приобретает ещё более уродливые формы. И всюду наша работа по сохранению идентичности русских и русскоязычных, наших соотечественников, — бег наперегонки со временем. Вспомню „Алису в Стране чудес“: „Нужно бежать со всех ног, чтобы только оставаться на месте, а чтобы куда-то попасть, надо бежать как минимум вдвое быстрее“», — отмечает глава Россотрудничества.

По его мнению, любой русский, любой русскоязычный, любой, кто принадлежит к народам, органически живущим в России, имеющим в РФ свои территории, должен иметь автоматическое, неотъемлемое и мгновенно реализуемое право на репатриацию на историческую родину. «Существует государственная программа по переселению соотечественников. И есть общенациональное согласие в том, что соотечественники должны иметь возможность переселиться в Россию. У нас есть примеры гораздо более активной политики по репатриации, которую надо бы себе самим в пример ставить: тот же Израиль. Разумеется, госпрограмма по переселению наверняка будет дорабатываться. Наверняка постепенно справимся с бюрократией, когда семьи собирают бумаги месяцами и ждут ответа годами — для того, чтобы вернуться на Родину. И с завистью и непониманием смотрят на то, как быстро въезжают в Россию трудовые мигранты, потом быстро получая росгражданство. Я о принципе», — подчеркивает Примаков.

«Вот соотечественники, они живут в республике Где-то-там-стан, должны ли мы стимулировать их возвращение домой? Первый подход: нет, им и там должно хорошо житься, их права там должны быть удовлетворены, а с республикой Где-то-там-стан должна вестись работа, чтобы права русских и русскоязычных там не ущемлялись (язык, образование, бизнес, культура и так далее). Захотят переехать в Россию — вот есть программа, не очень поворотливая и гуманная, но уж какая есть, „допилим“ если что. Тогда у нас в республике Где-то-там-стан будут дружественные нам люди, которые будут крепить мир и сотрудничество. И если власти этой усредненной республики разумны и дальновидны, то они такую политику могут только приветствовать. Второй подход: облегчим всем репатриацию. Пусть все возвращаются домой в Россию и живут тут. Где-то-там-стан, который до этого как раз ассимиляцией и увлекался, очень такому подходу обычно становится недоволен, потому что таким манером неожиданно для себя лишается большого числа врачей, учителей и инженеров, которые раньше эту усредненную республику „угнетали“», — подмечает Примаков.

«И тут нет единого универсального рецепта. Потому что безусловное и быстрореализуемое право вернуться домой должно быть у всех. Но и право жить спокойно там, где пожелаешь, тоже должно быть у всех. Но мне кажется, что первое право — выше. И никак не отрицает поддержку и защиту нашей диаспоры за рубежом. Нам очень не хватает даже не очередной „госпрограммы“, а идеи (национальной ли — не знаю, но близко к тому) — пора домой», — считает руководитель Россотрудничества. Он предлагает принципы, которыми, с его точки зрения, Россия должна руководствоваться при взаимодействии с соотечественниками.

«#порадомой — когда госорганы обязаны отслеживать, сопровождать семьи, которые возвращаются домой, работать над максимальным упрощением всех возможных процедур, и изменением законов и регуляций, и штучно, вручную — когда это необходимо. Когда нестерпимо стыдно, если ты на рабочем месте «заволынил» документы семьи, — вокруг тебя уже на работе создаётся такой вакуум, что приходится уволиться.

#порадомой — когда наши медиа, что внутри страны, что в условном Где-то-там-стане из каждого утюга разъясняют правила возвращения, технологию, куда идти и что делать, и занимаются рекламой такой репатриации.

#порадомой — когда регионы вводят особые режимы — формально или «вручную» для выдачи ВНЖ и прочих документов для переселенцев, дают им приоритет и вводят местные льготы везде и всюду, где это только возможно.

#порадомой — когда наш бизнес, чувствуя свою ответственность за страну, за общество, принимает на работу переселенцев в приоритетном порядке, не потому, что пришла такая инструкция из Минтруда, а потому, что сказано это делать HR’у.

#порадомой — когда само общество благожелательно относится к переселенцам, поддерживает их, когда у возвращающихся домой людей появляется чувство дома, семьи, которая их снова принимает. Когда наши правозащитные организации не войной со своим государством и обществом занимаются, а всё тем же сопровождением репатриантов и их семей.

Короче, мне кажется, #порадомой», — заключает Примаков.

Источник: eadaily.com

Поделитесь материалом в социальных сетях.

 

 

Обеспечение проекта

Минимально необходимо: 35 000 руб./мес.

Собрано на 16.01: 26 206 руб.
Поддержали проект: 48 чел.

посмотреть историю
помочь проекту

Читайте также