Аналитика

В последних стратегических планах Соединенных Штатов Россия и Китай названы стратегическими противниками и представлены как совместная угроза мощи и престижу Америки. Во время всех июньских мероприятий Байдена в Европе, включая саммит «Большой семерки» в Британии, саммит НАТО в Брюсселе и личную встречу с российским президентом Владимиром Путиным, китайско-российские отношения были одной из центральных тем дискуссий.

Большинство аналитиков уделяют основное внимание растущим экономическим связям Пекина и Москвы, общим идеологическим интересам и личным отношениям между Путиным и китайским лидером Си Цзиньпином. Более того, они дают советы о том, как разлучить эту счастливую евразийскую «пару». Однако, опрос, проведенный в 2021 году Chicago Council и Левада-центром, показал, что россияне и сами считают свои отношения с Китаем благоприятными.

На первый взгляд вполне логично, что Россия и Китай нашли общий язык. Их взгляды на международный порядок имеют много общего, и обе страны подчеркивают важность национального суверенитета и невмешательство во внутренние дела других стран. У них общие экономические интересы, причем Китай одновременно служит рынком для российских энергоносителей и источником иностранных инвестиций, в то время как западные санкции отрезали Россию от других источников.

Пекин и Москва охотно демонстрируют свою взаимную привязанность. Нынешней весной российский министр иностранных дел Сергей Лавров назвал китайско-российское сотрудничество «тесным и плодотворным почти во всех сферах», а также «важным фактором в международных отношениях». В свою очередь, его китайский коллега Ван И заявил, что эти отношения лучше, чем официальный альянс, поскольку две страны «всегда готовы поддержать друг друга». Путина и Си связывают тесные личные отношения, которые они также постоянно демонстрируют. Наконец, недавние совместные военные учения «Запад» были сосредоточены на повышении тактической совместимости вооруженных сил двух стран.

Однако, несмотря на все эти публичные проявления солидарности, эксперты часто ставят под сомнение китайско-российское сближение. Так, Айзек Стоун Фиш пишет в Washington Post, что «у Москвы больше причин бояться Пекина, чем Вашингтона», указывая на потерю влияния в Центральной Азии, растущее экономическое влияние Китая на Россию, а также потенциальные территориальные разногласия на Дальнем Востоке. Другие утверждают, что в то время как Путин и Си демонстрируют взаимопонимание, партнерство далеко не такое прочное, как может показаться. Как писал Гэбриэл Гэвин в The Diplomat, «несмотря на теплую риторику, реальность китайско-российской дипломатии в том, что она простирается на милю в ширину и лишь на дюйм в глубину».

Разумеется, у Си и Путина прочные личные отношения. Но растущие китайско-российские связи поддерживают не только два лидера. Как показали социологические опросы, проведенные Chicago Council  и Левада-центром, эти отношения подкрепляются все более глубоким уровнем поддержки в российском обществе.

В отличие от многих народов мира, большинство россиян (74 процента) благосклонно относятся к Китаю. Кроме того, 53 процента респондентов имеют положительное мнение о Си Цзиньпине. Для сравнения, к бывшему американскому президенту Трампу симпатии выказывали лишь 26 процентов россиян, а к нынешнему президенту Джо Байдену – 19 процентов. Среди лидеров, перечисленных в опросном листе, лишь Путин оказался более популярным у соотечественников, чем китайский лидер. Россияне также рассматривают Китай как мощную страну, которая находится на подъеме. Большинство (55 процентов) говорят, что Китай пользуется большим уважением в мире, чем десять лет назад, в то время как по поводу России такого мнения придерживается лишь 41 процент опрошенных.

Особенно важно, что большинство россиян (53 процента) убеждены, что тесные связи с Китаем укрепляют позиции России в мире. Лишь 9 процентов придерживаются противоположного мнения. Важно также отметить, что большинство респондентов не считают, что Россия становится все более зависимой от Китая: 54 процента полагают, что ситуация не меняется. Это не значит, что россиян вовсе не беспокоит этот вопрос: трое из десяти опрошенных действительно считают, что зависимость усиливается, и 19 процентов сказали, что их это беспокоит. Но на данный момент этой позиции придерживается меньшинство.

Итак, что результаты этого опроса говорят о будущем российско-китайских отношений? Во-первых, общественная поддержка порождает дополнительные сомнения относительно способности США изолировать Пекин, развивая дружеские отношения с Москвой. Бывший посол США в России Майкл Макфол утверждает, что эта тактика не сработает, учитывая тесные личные связи между Путиным и Си. К этому можно добавить еще одно обстоятельство: такой разворот противоречил бы взглядам большинства россиян на национальные интересы своей страны.

Кроме того, общественная поддержка предполагает потенциально более долгосрочное партнерство. Если бы китайско-российские отношения опирались в основном на прочные связи между лидерами, смена руководства в Москве или Пекине могла бы изменить стратегические отношения между двумя странами. Но поскольку партнерство является популярным в обществе, у будущих лидеров может появиться внутренний стимул поддерживать его, не говоря о других преимуществах.

Впрочем, важно не переоценивать постоянство взглядов общественности. Если россияне начнут воспринимать отношения с Китаем как опасную или унизительную зависимость, а не партнерство с набирающей силу державой, которая укрепляет позиции России в мире, политические тенденции внутри России также могут измениться.

Источник: mixednews.ru

Послу Китая закрыли доступ в здание парламента Великобритании

Спикеры палат лордов и общин запретили послу КНР Чжэнь Цзегуану появляться в здании британского парламента. Об этом 15 сентября сообщает The Guardian.

По данным издания, такое решение было принято в ответ на санкции, введенные Пекином. Уточняется, что у дипломата была назначена встреча с представителями британских партий, симпатизирующих Китаю.

Как говорится в статье, глава нижней палаты Линдси Хойл заявил, что ограничение доступа в здание парламента для Цзегуана будет действовать до тех пор, пока наложенные КНР санкции остаются в силе. В то же время его коллега в палате лордов Джон МакФелл отметил, что это не означает прекращение ранее запланированных совместных мероприятий с китайским послом, но их необходимо перенести в другие места.

Посольство Китая в Лондоне, в свою очередь, назвало действия английского парламента «подлыми и трусливыми». Диппредставительство также напомнило, что санкции против британских политиков — не что иное, как ответная мера, последовавшая за ограничениями против китайских чиновников по обвинениям в нарушении прав уйгуров.

Ранее, 23 марта этого года, стало известно, что США, ЕС, Великобритания и Канада ввели санкции в отношении китайских чиновников за нарушения прав человека в Синьцзяне. В ответ МИД КНР выразил протест британскому послу в Пекине Кэролайн Уилсон.

Власти Китая также ввели ответные санкции в отношении физических лиц и организаций США, Канады и Великобритании.

Уйгуры — тюркоязычный народ, населяющий северо-западный Синьцзян-Уйгурский автономный район. Пекин заявляет, что у этого народа сильны сепаратистские движения и религиозный экстремизм.

Источник: iz.ru

Поделитесь материалом в социальных сетях.

 

 

Обеспечение проекта

Минимально необходимо: 35 000 руб./мес.

Собрано на 16.01: 26 206 руб.
Поддержали проект: 48 чел.

посмотреть историю
помочь проекту

Читайте также