Аналитика

библиотека

Госдума на пленарном заседании одобрила законопроект, разработанный главой комитета по культуре Еленой Ямпольской. Он предполагает, что решение местных властей о реорганизации или ликвидации муниципального учреждения культуры будет возможно только после положительного заключения специально созданной комиссии по оценке последствий такой инициативы. Сможет ли это спасти села от вымирания — разбирались «Известия».

Жизнь или издевательство 

— Я была в одной удмуртской деревне относительно недалеко от Глазова, из которой уже уехала молодежь, остались одни пенсионеры, — рассказывает «Известиям» руководитель программы «Культура» Благотворительного фонда Елены и Геннадия Тимченко Елена Коновалова. — Тогда у местных властей встал вопрос — зачем им еще и клуб, который к тому же требует капитального ремонта. Сделали вывод, что в рамках укрупнения нужно этот клуб убрать. Но жители, которые там остались, оказались очень активными и сказали: нет, мы хотим жить своей жизнью, хотим, чтобы клуб был.

Жители небольшой деревни собрали деньги, нашли людей, которые помогли отремонтировать крышу клуба, привезли стройматериалы, краски. И клуб восстановили.

— Теперь это центр не просто жизни, а творческой и созидательной жизни, — говорит Коновалова. — Жители открыли там музей, кружки для детей, которые приезжают на лето в деревню. Устроили для себя место встречи, общения, обсуждения новых планов. Потом нашли старый памятник воинам-освободителям, восстановили и установили его. Стали восстанавливать кладбище. И жизнь пошла.

Жизнь в этой деревне, считает Коновалова, сохранилась благодаря этому дому культуры — осталась «сила, которая их сплачивает, придает им ощущение, что они многое могут».

Социолог, исследователь изолированных сельских территорий фонда «Хамовники» Артемий Позаненко рассказывает противоположную историю.

— В удаленном селе в Карелии незадолго до моего приезда окончательно закрыли рыболовецкий колхоз, — вспоминает он. — Пришли деньги на ремонт дома культуры, на закупку оборудования для него. Люди были возмущены: «Зачем нужны эти деньги? Мы сами можем организовать чаепитие без дома культуры, пусть вкладываются в более важные вещи, а это выглядит как издевательство». 

Согласно данным АИС «Статистическая отчетность отрасли» ГИВЦ Минкультуры России, которые приводятся в пояснительной записке к законопроекту, с 2009 по 2019 год количество учреждений культурно-досугового типа сократилось с 47 384 до 42 677 — почти на 11%. Число общедоступных библиотек с 2008 по 2019 год сократилось сразу на 22% — с 47 тыс. до 36 752.

Два фильтра

Законопроект Ямпольской предлагает дополнить ст. 41 Закона «Основы законодательства Российской Федерации о культуре» положением, которое распространяет действие уже существующей нормы закона «О библиотечном деле» на все муниципальные учреждения культуры, расположенные в сельском поселении.

— В законе «О библиотечном деле» есть статья 23, которая регулирует систему реорганизации и закрытия библиотек, и там есть требование, что сельскую библиотеку нельзя закрыть без решения сельского схода, — пояснил «Известиям» президент Российской библиотечной ассоциации (РБА) Михаил Афанасьев.

Для защиты муниципальных учреждений культуры от необдуманных решений местных властей о ликвидации или реорганизации, говорится в пояснительной записке, предлагается также «ввести особое условие» принятия решения и процедуру его принятия: закрыть дом культуры, библиотеку, муниципальный музей можно только «на основании положительного заключения специально созданной комиссии по оценке последствий такого решения».

— Мы хотим поставить два фильтра: мнение жителей, и решение комиссии, которая собирается в соответствии с порядком, установленным федеральным органом исполнительной власти, — пояснила «Известиям» Елена Ямпольская. — Только тогда, пройдя через эти два сита, можно будет принимать решения. 

Она отмечает, что ранее порядка как такового не было — глава муниципалитета единолично решал, нужен или нет муниципалитету дом культуры, библиотека или музей. Фильтры, которые предлагает этот законопроект, устанавливаются по аналогии с законом об образовании, по которому, по словам Ямпольской, школы давно защищены от подобного произвола. В Министерстве просвещения «Известия» заверили, что решения о ликвидации и реорганизации школ принимаются только после всестороннего изучения вопроса.

В Министерстве культуры также сообщили, что положительно оценивают законопроект Ямпольской.

Удобный повод

При этом в пояснительной записке отмечается, что с тех пор, как в законе о библиотечном деле появился по крайней мере пункт о необходимости учитывать мнение жителей, их сокращение сразу пошло на убыль. Это дает надежду, что и в отношении остальных учреждений культуры такая мера подействует.

— Этот порядок вроде бы действует, но когда есть желание закрыть библиотеку, то у администрации есть как минимум два способа обойти этот механизм, — замечает Афанасьев. — Один из них — это постепенно свернуть работу библиотеки. Был сельский филиал с сотрудником, но его берут и переводят на четверть ставки — и библиотека открыта один день в неделю.

После этого, говорит Афанасьев, количество людей, которые помнят о работающей в селе библиотеке, снижается — она почти всегда закрыта. Потом время ее работы снова сокращают, а затем говорят — жители всё равно не пользуются услугами библиотеки, не нужно возражать против ее закрытия.

— Второй способ: сельские библиотеки сейчас — это филиалы или отделы больших централизованных библиотечных систем, — продолжает президент РБА. — Для людей это самостоятельная библиотека, а бюрократически у нее есть главное отделение в районном центре. И реорганизация в этом случае звучит таким образом: у меня было 24 отдела, а будет 23. Именно поэтому, к сожалению, несмотря на существующие уже ограничения, я боюсь, что даже ограничения, которые вводятся этим новым замечательным законопроектом, риск закрытия библиотек не устраняют. 

Елена Ямпольская отмечает, что главы муниципалитетов называют самые разные причины закрытия ДК и других культурных учреждений: сокращение численности населения, аварийное состояние здания и т.д.

— Но государство вкладывает очень много сил и средств в культуру на местах, в том числе по нацпроектам, — говорит депутат. — Недавно президент в послании Федеральному собранию предложил еще 24 млрд выделить в течение трех лет муниципальным образованиям на модернизацию учреждений культуры. Получить деньги на ремонт можно. Но за всем этим надо следить — не надо доводить клуб в своем селе до аварийного состояния, чтобы потом было удобно его закрыть. Важно, чтобы за ликвидацией дома культуры не стоял умысел или нерадивость местных властей.

Ямпольская рассказывает: в мае прошлого года в разгар ограничений из-за пандемии она вместе с министром культуры Ольгой Любимовой вынуждена была в ручном режиме решать проблемы в городе Коврове Владимирской области, где местный глава в один день уволил почти всех руководителей своих муниципальных учреждений культуры.

— Он объяснил это тем, что дальше эти учреждения пойдут под оптимизацию, а где-то под ликвидацию, — рассказала она. — Половина учреждений были домами культуры, половина — детскими школами искусств. Мы взяли телефоны, и, думаю, в том числе наше активное участие привело к тому, что главы культурных учреждений были восстановлены на своих местах, а мэр Коврова вскоре подал в отставку. Но невозможно вручную спасать каждый дом культуры в стране. Должны быть простые и понятные фильтры.

Абсолютно политический вопрос

Ямпольская подчеркивает: в 44-й статье Конституции прописано право на приобщение человека к культуре, а приобщение это начинается именно в сельских домах культуры. Их сохранение — «абсолютно политический вопрос». 

— Нельзя оставлять людей без самоорганизации, без общения с единомышленниками, без творческой отдушины, — сказала она. — Человек на селе, ребенок которого может ходить в школу искусств, имеет одно самоощущение, он понимает, что государство его уважает и о нем помнит. А если у человека ребенок не может ни музыкой заниматься, ни книги брать в библиотеке, скорее всего, он постарается уехать.

Артемий Позаненко отмечает: на вымирание деревни влияет в первую очередь закрытие школы — это автоматически приводит к тому, что люди с детьми стараются покинуть этот населенный пункт. Поэтому школы нередко стараются держать до последнего ученика. Закрытие дома культуры, равно как и других учреждений, на это влияет, по его словам, в гораздо меньшей степени.

— Тут всё зависит от размера села, — сказал он «Известиям». — Оптимизировали всё: от домов культуры до местных администраций. И последствия укрупнений сельских муниципальных образований я исследовал несколько лет назад, смотрел, что меняется в селе при закрытии администрации. Выяснилось: если в небольшом селе закрывают администрацию, в которой работает пять человек, то это может запустить весь механизм вымирания — сразу же пять семей теряют источник дохода, уезжают из населенного пункта. Это весомый отток для небольшого населенного пункта, и это может привести к закрытию ФАПа, почты.

Дом культуры, считает Позаненко, нередко нужен гораздо меньше, чем всё остальное, и его жизнь зависит от активности руководителя. Но и активные люди на селе могут находиться необязательно в доме культуры или библиотеке.

Заместитель заведующего проектно-учебной лабораторией муниципального управления НИУ ВШЭ Юрий Плюснин, однако, считает, что именно библиотека и дом культуры являются системообразующими учреждениями для села, так как обеспечивают самоорганизацию сельских жителей.

— Можно закрыть школу, больницу, поликлинику, ФАП — и село выживет. Но ДК и библиотека — это очень важные учреждения, которые являются центром культурной, социальной жизни села, — сказал он «Известиям». — Вокруг них группируются литераторы, краеведы, музыканты и танцоры. Закрытие ДК и библиотеки уничтожает село полностью, под корень, так как разрушается системообразующий каркас. 

Он отметил, что вокруг таких учреждений концентрируются низовые общественные активности.

— Еще в 2009 году мы обнаружили интересную вещь: в малых населенных пунктах обычно 5–6 различных организаций гражданского общества, созданных государством, где участвует от 1 до 4% взрослого населения, и примерно 5–6 общественных организаций, которые созданы без участия государства, но в которых участвует до четверти всего взрослого населения, — говорит Плюснин. — Они самодеятельны, самоактивны и самодостаточны. Это ядра самоорганизации, и базируются они в библиотеках и домах культуры. Там же концентрируются все активные люди, которые занимаются краеведением, изучением родного края.

Афанасьев считает, что закрытие в населенном пункте библиотеки — это сигнал для жителей, что перспектив в этом селе больше нет и пора переезжать в другое место. Можно компенсировать отсутствие библиотеки интернетом, библиобусом, но никакие меры не помогут нейтрализовать этот символический знак.

Гуманитарный KPI

— На основе опыта нашей программы «Культурная мозаика малых городов и сел», которую мы ведем с 2014 года, мы можем говорить, что деревни, в которых с финансовой точки зрения становится нецелесообразно поддерживать культурные учреждения, сразу теряют дух, — говорит Елена Коновалова. — Это последний оплот в маленьких населенных пунктах. Когда люди там живут без площадки для сбора, для мысли и творчества, то деревня умирает навсегда.

Она отмечает, что с финансовой точки зрения сохранение ДК или клуба может быть невыгодно, тем более что гуманитарные ценности не вносятся в KPI (ключевые показатели эффективности).

— Там обычно учитывается численность населения, расстояние от населенных пунктов и другие формальные вещи, которые к жизни имеют достаточно отдаленное отношение, — говорит Коновалова. — Это статистические данные, которые подходят к людям именно как к единице. Но мы говорим о реальных людях, которые еще хранят историю, наши традиции. Лишение их культурных центров сразу обнуляет жизнь этих людей. 

Ямпольская отмечает, что случаи, когда культурное учреждение целесообразно закрыть, действительно бывают. Но для этого решения нужны критерии, и в первую очередь — желание жителей. Нужно также учитывать традиции села, есть ли там сложившиеся культурные промыслы, народные коллективы.

Афанасьев рассказал, что Библиотечная ассоциация в этом году приняла рекомендательный документ, в котором указывается, какой тип библиотеки должен иметь населенный пункт с определенными параметрами.

— Мы как профессиональное сообщество готовы взять на себя экспертные функции, — говорит он. — Не может такого быть, что вместо села уже пустыня, а мы не можем закрыть библиотеку. Мы готовы рассматривать ситуации и давать заключения, а не попадать в ситуацию, когда мы задним числом начинаем писать, что нарушаются права граждан.

Позаненко отмечает: в качестве критериев можно смотреть на посещаемость мероприятий, проводить опрос жителей, знать, проводятся ли в доме культуры мероприятия, которые не спущены сверху, а инициированы местными жителями.

Источник: iz.ru

Поделитесь материалом в социальных сетях.

 

 

Читайте также

Также вы можете выбрать удобную форму участия и поддержки нашего проекта по ссылке ниже

Участие в проекте "Закон Времени"