Аналитика

Москва может стать площадкой для диалога между Индией и Китаем. В середине июня произошло самое серьезное за последние полвека обострение пограничного конфликта в Гималаях. Между военными двух ядерных стран с самым большим населением на планете произошел конфликт, в результате которого погибли несколько десятков человек. После этого главы минобороны встретились в России. Несмотря на взаимный обмен упреками и обвинениями, стороны от диалога не отказываются. В конце недели в российской столице встретятся министры иностранных дел этих стран. Как Москва поможет в урегулировании конфликта — в материале «Известий».

Московская встреча

В пятницу, 4 сентября, в Москве прошла двусторонняя встреча министров обороны Индии и Китая Раджнатха Сингха и Вэй Фэнхэ, продлившаяся около двух часов. Стороны впервые сели за стол переговоров после того, как между ними произошло самое серьезное обострение пограничного конфликта в Гималаях — впервые со времен столкновения на перевале Нату-Ла в 1967 году.

Еще накануне мало кто верил, что переговоры вообще состоятся, учитывая, что в ночь на 30 августа на «линии контроля» в Восточном Ладакхе произошло очередное обострение конфликта. Китай и Индия вновь обвинили друг друга в провокациях.

На следующий день после встречи министров стороны вновь принялись сыпать упреками в адрес друг друга и обвинять в эскалации конфликта. По итогам встречи минобороны Китая выпустило сообщение: «Ни один сантиметр территории Китая не может быть потерян, китайская армия полна решимости, способна и уверена в сохранении суверенитета и территориальной целостности страны».

Прорыва достичь не удалось. После встречи в российской столице напряженность в отношениях Пекина и Дели сохраняется. При этом не только в Восточном Ладакхе. 5 сентября в приграничном с Китаем индийском штате Аруначал-Прадеш произошел еще один инцидент — власти сообщили о похищении пяти мирных жителей штата китайскими военными. Однако, несмотря на довольно жесткую риторику с обеих сторон, ситуация в последнее время все-таки стала выравниваться, Индия и Китай показывают, что готовы продолжать диалог и искать выход из сложившейся ситуации.

Камни, палки, два ствола

В июне в долине Ладакх произошло самое серьезное за последние полвека столкновение: китайские и индийские пограничники сошлись врукопашную, били друг друга камнями и палками. Инцидент обострил и без того напряженные отношения двух ядерных держав.

Ответственность за произошедшее Дели и Пекин возложили друг на друга, однако обстоятельства случившегося не до конца ясны до сих пор. Командование индийских сухопутных сил сообщило о гибели 20 военных. В Китае о своих потерях не сообщают. В Пекине вообще старались не привлекать к произошедшему повышенного внимания. Однако, по данным индийского информационного агентства ANI, в стычке пострадали 43 китайца, включая погибших и тяжелораненых.

При этом всего за две недели до произошедшего Китай и Индия договорились отвести войска от границы. К тому же военные двух стран решили не применять огнестрельное оружие как раз для того, чтобы сохранить жизни солдат. Но этот конфликт вспыхнул поздно ночью, темнота лишь усугубила положение. В драке участвовало около 500 человек с обеих сторон.

Три года назад пограничники двух стран конфликтовали на плато Доклам, потом индийские и китайские военные забрасывали друг друга камнями у озера Пангонг-Цо в Ладакхе. А в мае пошли врукопашную у заставы в штате Сикким. Так что недавний инцидент в Ладакхе мало кого удивил.

Британское наследие

Проблема спорных территорий уходит корнями во времена Британской империи. Тогда провели две условные линии, разделившие Китай и Британскую Индию: «линию Макмагона» и «линию Арда-Джонсона». Индийцы признали границу, а Китай — нет. Китайцы заявляют, что из-за этого потеряли большие территории. В 1959 году они выразили свое возмущение в дипломатической ноте.

Через три года после этого на границе началась война. В результате конфликта индийская армия потерпела сокрушительное поражение, а китайцы заняли стратегически важный регион Аксайчин, что позволило им связать два своих самых нестабильных региона — Тибет и Синьцзян. Индийцы считают этот район частью своего региона Ладакх.

Границы, образовавшиеся после конфликта, стороны называют линией фактического контроля. Индия и Китай не раз пытались решить проблему спорной территории, но безуспешно. Линия так и не была демаркирована, так что каждая из сторон считает верным свое понимание этой условной границы. Сложность ситуации заключается еще и в том, что стороны не доверяют друг другу. Так что неудивительно, что именно здесь периодически происходят столкновения.

На этот раз события на границе всколыхнули индийскую общественность. У китайского консульства в Калькутте студенты из праворадикального крыла индуистской националистической организации Раштрия сваямсевак сангх (Союз добровольных слуг родины) сожгли портрет председателя КНР Си Цзиньпина. Десять демонстрантов задержали и в Дели: они были также возмущены действиями Пекина в Ладакхе.

Старший научный сотрудник Центра комплексных европейских и международных исследований НИУ ВШЭ Василий Кашин уверен, что ситуация для обеих сторон не очень хорошая. «В Индии есть силы, выступающие за то, чтобы наказать Китай. И в Китае растет национализм. Кроме того, в Индии уже принят ряд ответных мер: индусы выдавили китайцев из множества конкурсов и тендеров, расторгли ряд контрактов, ввели дополнительные ограничения на китайское программное обеспечение и оборудование», — пояснил политолог.

Китай действовал более сдержанно. Министр иностранных дел Китая Ван И пообщался по телефону с индийским коллегой Субраманиямом Джайшанкаром, заявив, что «обе стороны должны укрепить взаимодействие и координацию по вопросу урегулирования конфликта», а также совместно сохранить мир и спокойствие в пограничных районах. С китайской точки зрения, во всем виноваты индийцы, это их провокация, рассказала «Известиям» китаист Софья Мельничук. «Официальные заявления по таким вопросам обилием аргументов никогда не отличаются, они лаконичные. Но нужно обращать внимание на выбор фраз, ведь китайский язык очень богатый и подбор слов важен. В последнем заявлении спикера Западного военного округа НОАК много жестких высказываний: индийцы «бесцеремонно, грубо нарушили суверенитет Китая», «предательски нарушили обязательства», «на словах одно, на деле другое», причем выбрана фраза с подтекстом «как аукнется, так и откликнется». Китайская же сторона «категорически против» такого поведения», — обратила внимание политолог.

Сложное урегулирование

Китай и Индия пытались урегулировать этот конфликт. Вплотную к решению проблемы с индийской стороны приблизился премьер-министр Ваджпаи в 2000-х. Но он проиграл на выборах, и дело застопорилось. Проблема в том, что любое правительство, готовое пойти на компромисс в Ладакхе, рискует потерять популярность в глазах избирателей и уйти в отставку. При этом и Китай, и Индия заинтересованы в решении конфликта, поскольку им не нужна серьезная война. Нынешний индийский премьер Нарендра Моди заявляет, что намерен урегулировать пограничный вопрос как можно скорее.

Очередная встреча представителей Китая и Индии также планируется в Москве. В российской столице 9–10 сентября должны пройти переговоры министров иностранных дел ШОС, в которых должны принять участие главы МИД Индии и Китая Субраманиям Джайшанкар и Ван И.

Москва не навязывает своего посредничества и предлагает нейтральную площадку для двустороннего диалога, которая может устроить обе стороны, рассказал «Известиям» старший научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений РАН Алексей Куприянов. «Россия может предоставить Китаю и Индии площадку и помогать им пересекаться на этой площадке, потому что нашего посредничества в этом вопросе никто не ждет и не просит. Они сами разберутся. Нам нет смысла влезать туда. Это их личное дело. Американцы пытались влезть, но китайцы им объяснили, что их там не ждут», — отметил эксперт.

 

Для России довольно неприятна сложившаяся конфликтная ситуация между двумя ее стратегическими партнерами, отметил Куприянов. «Мы заинтересованы в том, чтобы они как можно быстрее нашли общий язык или по крайней мере чтобы у них на границе поскорее воцарилось спокойствие», — пояснил индолог.

С Куприяновым согласен старший научный сотрудник Центра комплексных европейских и международных исследований НИУ ВШЭ Василий Кашин. «О посредничестве России речи не идет. Ясно, что и Индия, и Китай — члены ШОС, у обеих стран хорошие отношения с Москвой, поэтому логично, что переговоры проходят на российской территории. Можно предположить, что российская дипломатия работает активно и с теми, и с другими», — пояснил политолог. Кашин добавил, что Вашингтон в данной ситуации находится в другом положении. «США находятся в другом положении. США в настоящий момент — открытый враг Китая. При этом американцы не скрывают своих намерений вовлечь Индию в сдерживание Китая. США заинтересованы в разрастании индийско-китайского конфликта. Это понимают обе стороны. Всё, что сейчас делают американцы, — пытаются на этой почве активизировать свое военное сотрудничество с индийцами», — рассказал специалист в разговоре с «Известиями». По мнению Кашина, сейчас главная задача для Индии и Китая — стабилизировать отношения. «В настоящее время важно снизить напряженность, а уже затем перейти к диалогу. Перспектив того, что пограничная проблема в Гималаях решится в недалеком будущем, пока нет, потому что она очень сложная», — уверен эксперт.

Источник: iz.ru

Поделитесь материалом в социальных сетях.

 

 

Читайте также

Также вы можете выбрать удобную форму участия и поддержки нашего проекта по ссылке ниже

Участие в проекте "Закон Времени"