Аналитика

На фоне всплеска напряженности в отношениях между США и Ираном, визит Владимира Путина в Турцию на прошлой неделе почти не получил резонанса в мировых СМИ, но для внимательных наблюдателей он был отчетливым знаком растущего влияния России на Ближнем Востоке.

После неожиданной остановки в Дамаске, Путин посетил Стамбул, где принял участие в церемонии открытия 930-километрового газопровода «Турецкий поток», по которому российский газ транспортируется от береговых объектов близ Анапы по дну Черного моря до турецкого населенного пункта Кыйыкей к западу от Стамбула, в обход Украины.

За день до инаугурации «Турецкого потока», пропускная мощность которого составляет 31,5 миллиарда кубометров в год, Израиль, Греция и Кипр подписали соглашение о строительстве собственного трубопровода для транспортировки газа, добываемого в Восточном Средиземноморье, в Грецию и другие страны Европы. В отличие от «Турецкого потока» или российско-германского проекта «Северный поток», которые являются объектами американских санкций, планируемый газопровод EastMed явно пользуется одобрением Вашингтона. Поэтому для Росси было очень важно в этот момент четко заявить о своих интересах в Восточном Средиземноморье.

Владимир Путин и турецкий президент Реджеп Тайип Эрдоган воспользовались возможностью лично обсудить проблемы, связанные с обстановкой в Сирии и Ливии, где они фактически находятся по разные стороны конфликта.

Необходимость этой дискуссии была совершенно очевидной: Путин с самого начала поддерживает Башара аль-Асада, а Эрдоган – сирийскую оппозицию. Президенты двух стран договорились о новом перемирии в Идлибе, начиная с воскресенья 12 января. Наступление сирийских правительственных войск при поддержке российской авиации, привело к тому, что около 300 тысяч перемещенных лиц направились на север в сторону Турции, которая уже приняла 3,6 миллиона сирийских беженцев и не в состоянии создать условия для новой волны.

Несмотря на прекращение огня, гуманитарная ситуация в провинции Идлиб может еще более ухудшиться, поскольку на прошлой неделе Россия и Китай наложили вето в Совете Безопасности ООН на решение о расширении трансграничной миссии ООН по оказанию помощи беженцам на северо-востоке Сирии. Некое подобие компромисса было найдено в результате сокращения количества пограничных переходов с четырех до двух, а продолжительности миссии – до шести месяцев. Это означает, что около миллиона человек на северо-востоке Сирии могут быть отрезаны от гуманитарной помощи уже начиная со следующей недели.

Эрдоган и Путин также договорились о прекращении огня в Ливии, где Анкара посылает вооружения и войска на помощь поддерживаемому ООН правительству Файеза аль-Сараджа в Триполи, в то время как Россия выступает на стороне его восточного соперника, лидера Ливийской национальной армии фельдмаршала Халифы Хафтара.

Визит Путина в Дамаск и Стамбул подчеркнул растущее политическое, экономическое и военное влияние России в регионе. Несмотря на явные разногласия в отношении региональных конфликтов, Москва продает Анкаре не только российский природный газ, но и системы противоракетной обороны С-400, что крайне негативно отражается на развитии отношений между Турцией и Соединенными Штатами, а также их союзниками по НАТО. Эта сделка дорого обошлась экономике Турции: она была исключена из программы по производству американских истребителей F-35, для которой турецкие компании поставляли более 900 компонентов, а кроме того военно-воздушные силы Турции больше не будут получать этот новый самолет.

Россия использует все возможные маршруты, будь то Балтика или Черное море, чтобы экспортировать свой газ в обход Украины. Южное направление имеет особое значение для юго-восточной Европы, поскольку, когда Россия и Украина ссорились из-за неплатежей, и это приводило к прекращению поставок газа, балканские города, такие как Сараево, буквально замерзали. Москва также активно сотрудничает с другими странами, чтобы сбалансировать ситуацию на мировых рынках нефти, возглавляя 10 независимых производителей, не входящих в ОПЕК, в рамках соглашения ОПЕК+.

Другими словами, Россия появилась в качестве ключевого игрока на многих фронтах ближневосточной политики неожиданно для всех, «как черт из табакерки», и в ходе этого процесса приобрела военно-морскую базу в порту Тартус и авиабазу в Хмеймим.

Источник: mixednews.ru

Поделитесь материалом в социальных сетях.

 

 

Читайте также

Также вы можете выбрать удобную форму участия и поддержки нашего проекта по ссылке ниже

Участие в проекте "Закон Времени"