Аналитика

В то время как Саудовская Аравия корректирует свой "социальный контракт" с народом, реальная власть переходит от религиозных фанатиков, долгое время формировавших политический курс королевства, в руки нового вида радикализма - гипернационализма. 

И хотя саудовские гипернационалисты не стремятся к насильственному глобальному халифату, как предыдущие экстремисты (такие как Усама бен Ладен), они, тем не менее, представляют реальную угрозу не только репутации королевства, но и арабским соседям Эр-Рияда, а также отношениям королевства с Западом.

Наследный принц Мухаммед бен Салман и его гипернационалистические заместители, в первую очередь Сауд аль-Кахтани, проводят широкомасштабную кампанию по трансформации жизни в стране с религиозно-племенных принципов к националистическим, пишет The National Interest.

По своей сути саудовский социальный контракт давно устарел. Система социального обеспечения граждан королевства от колыбели до могилы становится все более непосильной для властей (в казне уже больше нет такого количества денег). Однако снижение финансовой поддержки неминуемо ведет к снижению лояльности граждан, чего не может допустить монархия. И здесь на помощь приходит агрессивный национализм, который нацелен на укрепление связи между правителями и управляемыми.

Саудовский национализм - относительно новый феномен. Лишь в 2005 г. король Абдалла бен Абдель Азиз официально провозгласил Национальный день королевства, который сегодня стал главным общественно-политическим событием года. Саудовские короли в прошлом связывали национализм с антимонархическим, панарабским национализмом, который поддерживал египетский президент Гамаль Абдель Насер, в связи с чем они стремились ограничить его распространение. В настоящее время королевство поддерживает этот тренд.

Активисты националистического движения (в основном молодые мужчины) "патрулируют" социальные сети, в том числе на иностранных языках. Они пытаются сформировать новый имидж королевства и установить новые "красные линии", которые Эр-Рияд не должен нарушать при формировании своей внутренней и внешней политики. В 2018 г. во многом благодаря гипернационалистам возник острый кризис в отношениях между Канадой и Саудовской Аравией. Они также приветствуют задержание активистов, борющихся за права женщин, поддерживают массовые казни политических диссидентов и оправдывают убийство таких критиков монархии, как Джамал Хашогги. 

По мере ослабления авторитета религиозного истеблишмента гипернационалисты фактически начинают формировать общественное мнение. 

Гипернационалисты все чаще становятся важным инструментом в руках государства, в том числе в его борьбе с "Исламским государством", основным региональным соперником - Ираном, а также формировании общественной поддержки рискованных военных авантюр Эр-Рияда (как, например, интервенции в Йемен).

Но гипернационалисты также несут королевству, которое пытается привлечь иностранные инвестиции, репутационные и политические риски. Многие наблюдатели винят аль-Кахтани в неудачной операции по ликвидации Хашогги в Стамбуле, из-за чего резко ухудшились отношения между Саудовской Аравией и США. 

По мере того как западные союзники все больше будут говорить о положении дел в области прав человека и военных преступлениях Саудовской Аравии в Йемене, давление со стороны союзников по изменению поведения Эр-Рияда будет наталкиваться на националистические требования сохранить суверенитет королевства. Даже близкие союзники Эр-Рияда очень скоро обнаружат, что чем больше гипернационализм распространяется в Саудовской Аравии, тем более закрытым и непредсказуемым становится королевство.

Источник: vestifinance

Страны Персидского залива нарастили долги до рекорда

Объем долга, выпущенного правительствами и корпорациями в Персидском заливе во II квартале 2019 г., достиг рекордных $40 млрд за 3 месяца до июня. В I квартале долг составлял $32 млрд согласно новому отчету Национального банка Кувейта (НБК).

Две трети долга ($26,8 млрд), выпущенного в течение квартала, принадлежали Саудовской Аравии, а 82% от общей суммы были выпущены государственными органами.

"Сюда входят гигантские $12 млрд Saudi Aramco, рассчитывающей на развитие отношений с международными инвесторами в преддверии IPO, которое состоится в 2021 г., в свете планов по покупке доли в SABIC. Рост выпуска долга финансовых компаний региона проходил на фоне роста слияний и поглощений, особенно в ОАЭ и Саудовской Аравии", ─ добавляет НБК.

НБК ожидает, что в течение оставшейся части года страны Персидского залива продолжат выпускать большие объемы долга. Это обусловлено низкими глобальными и местными займами, а также тем, что среди инвесторов сохраняется высокий спрос на облигации региональных эмитентов. Скорее всего, объемы выпуска долга сохранятся на прежнем уровне, поскольку региональные органы власти увеличивают бюджеты, несмотря на низкие цены на нефть.

Согласно прогнозу Управления энергетической информации США Brent в этом году составит в среднем $64 за баррель. Учитывая все это, Бахрейн, Оман, Саудовская Аравия и ОАЭ столкнутся с дефицитом, основываясь на оценках МВФ о безубыточных ценах на нефть, опубликованных в апреле.

По данным НБК, доходность среднесрочного суверенного долга, выпущенного Саудовской Аравией, Кувейтом и Абу-Дабу, снизилась на 65, 61 и 60 б. п. соответственно.

Во всем мире снизилась доходность облигаций. Инвесторы искали активы-убежища, поскольку доходность 10-летних казначейских облигаций США упала на 41 б. п. в течение квартала до 2%.

Мировая доходность облигаций в последние недели упала еще больше, поскольку усилились опасения инвесторов по поводу состояния мировой экономики и негативных последствий американо-китайской торговой войны.

"Бегство в безопасные активы резко сократило доходность правительства развитых стран с 2018 г. 1 августа доходность 10-летних казначейских облигаций США достигла многолетнего минимума после первого снижения ставки ФРС с 2008 г. Кривая доходности Германии упала на отрицательную территорию, госдолг с отрицательной доходностью в мире составляет $15,6 трлн", - сказал Стефан Монье, директор по инвестициям швейцарского банка Lombard Odier.

А госдолг стран Персидского залива по-прежнему обеспечивает хорошую доходность: 2,23% для государственных облигаций Абу-Даби, их срок действия истекает в 2027 г., 5,45% для государственных облигаций оманского правительства с таким же сроком. 

НБК отмечает, что спрос инвесторов на региональные облигации поддерживается тем, что они скоро будут включены в индекс облигаций стран с формирующейся рыночной экономикой JP Morgan.

"Учитывая, что в управлении находятся активы на $300 млрд и вес стран Персидского залива в индексе EMBI составляет 11,3%, приток средств в регион должен составить $30 млрд", - отмечается в сообщении.
 
Источник: vestifinance

Поделитесь материалом в социальных сетях.

 

 

Читайте также

Также вы можете выбрать удобную форму участия и поддержки нашего проекта по ссылке ниже

Участие в проекте "Закон Времени"