Аналитика

Из Кабула раздались угрозы в адрес Душанбе. Причина — поддержка таджикскими властями антиталибского ополчения в Панджшере. Еще больше ситуация накалилась после того, как президент Эмомали Рахмон принял военный парад на границе с Афганистаном. «Талибан» (запрещенная в России террористическая организация) перебросил в приграничные районы боеспособные силы для «отражения потенциальных угроз». Приведет ли это обострение к военному конфликту, выясняли «Известия».

Не надо вмешиваться

«Мы хотим, чтобы Таджикистан не вмешивался в наши внутренние дела. Мы хотим иметь с ним хорошие отношения, но вмешательство одной страны во внутренние дела соседа не может служить чьим-либо интересам. На каждое действие найдется противодействие», — заявил назначенный талибами заместителем председателя временного афганского правительства Абдул Салам Ханафи.

Эти слова стали ответом на выступление президента Таджикистана Эмомали Рахмона. Выступая на 76-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН, он призвал провести в Афганистане выборы и создать инклюзивное правительство с участием всех этнических групп, включая афганских таджиков. Рахмон отметил, что «формирование любого правительства без учета интересов всех жителей страны может привести к катастрофическим последствиям».

Президент Таджикистана Эмомали Рахмон на 76-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН в Нью-Йорке

Помимо этого таджикский лидер предупредил об угрозе возрождения международного терроризма на афганской территории. По его словам, разные террористические группировки, включая «Аль-Каиду» (запрещенная в России террористическая организация) и «Исламское государство» (запрещенная в России террористическая организация), используют ситуацию в Афганистане для активного укрепления своих позиций.

«Сегодня на примере событий в провинции Панджшер Афганистана мы являемся свидетелями трагического нарушения международных прав человека. Жителям Панджшера отказано в доступе к продовольствию и другим предметам первой необходимости, а также к гуманитарной помощи», — заявил Рахмон. Мирные жители, по его словам, «сталкиваются с невиданным насилием». «Речь идет о массовых убийствах жителей», — сообщил он, добавив, что «эта ситуация организована извне и навязана афганскому народу». Кого именно Рахмон подразумевает под «внешними силами», он не пояснил.

Панджшер, населенный преимущественно таджиками, с 1975 года стремится к широкой автономии. В 1980-е он находился под контролем этнического таджика Ахмада Шаха Масуда, противостоявшего просоветскому правительству Афганистана, а после вывода советских войск — другим полевым командирам в афганской гражданской войне. В 1996 году талибы, захватившие почти весь Афганистан, так и не смогли взять Панджшер.

В этот раз провинция вновь стала очагом сопротивления талибам, последним регионом страны, который им не подчинялся. Сопротивление возглавил сын убитого 10 сентября 2001 года Масуда, Ахмад-младший. Он заявлял, что его главная цель — создание нового Афганистана, в котором все национальности имеют автономию и участвуют в управлении страной.

Лидеры сопротивления хотели создать ополчение из остатков афганской армии и местных жителей, не сдавшихся талибам. Рассчитывали они и на международную помощь. Но их никто не поддержал. 6 сентября этот регион пал.

Таджикистан в отличие от большинства соседей Афганистана по региону не признал новую власть в Кабуле. Эмомали Рахмон заявлял, что, несмотря на обещания создать инклюзивное правительство, талибы на самом деле строят исламский эмират. «Безразличие международного сообщества к ситуации в Афганистане может привести к затяжной гражданской войне», — предупреждал он.

В стране опасаются наплыва беженцев из Афганистана. В начале лета стране уже пришлось принять у себя несколько тысяч афганских военнослужащих и около тысячи мирных жителей. Беспокоит Душанбе и возможное увеличение потока наркотиков. В середине июля погранслужба Таджикистана обнаружила 3,5 кг героина у афганских беженцев.

Кроме того, таджикские власти опасаются усиления радикальных исламистов. Талибы пообещали не угрожать соседям, но при этом охранять таджикско-афганскую границу поручили группировке «Ансаруллах», которая запрещена в Таджикистане. Многие ее боевики находятся в международном розыске. Возглавляет эту организацию этнический таджик Махди Арсалон, который не раз говорил, что хочет построить в Таджикистане халифат по примеру Афганистана.

В этот раз в отместку за слова Рахмона талибы отправили десятки бойцов своего Спецназа в афганскую провинцию Тахар, граничащую с Таджикистаном, для «устранения потенциальных угроз».

Через два дня, 27 сентября, таджикский лидер принял в Горном Бадахшане, на границе с Афганистаном, парад военнослужащих, пограничников и сотрудников правоохранительных органов в честь тридцатилетия независимости страны. В мероприятии участвовали в общей сложности 2 тыс. офицеров и солдат, а также 50 единиц техники.

Осложняют и без того напряженную ситуацию сообщения о том, что Эмомали Рахмон в Душанбе принимал у себя лидеров панджшерского сопротивления — Ахмада Масуда-младшего и бывшего вице-президента афганского правительства Амрулло Салеха.

«Мелкие стычки возможны»

Таджикский лидер видит угрозу для Таджикистана со стороны талибов, рассказал «Известиям» директор Центра изучения современного Афганистана Омар Нессар. «Раньше считалось, что, если ситуация в Афганистане обострится, на севере будет сформировано сопротивление, состоящее в основном из непуштунов, главную роль в этом сопротивлении играли бы таджики. Но сейчас фактически сопротивления не осталось. Фактически все лидеры в политическом плане были нейтрализованы. Рахмон пытается оказать непуштунской части политическую поддержку. Это оказывает позитивное влияние на его имидж внутри страны и на региональном уровне. Наблюдается некоторое сближение Ирана и Таджикистана», — отмечает эксперт.

С одной стороны — исламисты и пуштунские националисты (антитаджикские), с другой — светский таджикский режим. Провокации неизбежны, считает главный научный сотрудник ИМИ МГИМО МИД России, профессор НИУ ВШЭ Андрей Казанцев. «Годами таджикские экстремисты уезжали в Афганистан воевать. «Ансаруллах» — выходцы из Таджикистана. Их расположили контролировать пограничные территории. Талибы включили эту группировку в свой состав, хотя обещали международным игрокам выгнать всех международных террористов», — отметил специалист в беседе с «Известиями».

По его словам, сами стороны не смогут справиться со сложившимся положением. «Но, возможно, найдутся международные игроки, которые помогут разрядить ситуацию. Талибы связаны с Пакистаном, а тот — с Китаем. Пекин — основной инвестор в Таджикистане, ему не нужна война между двумя сторонами. Россия четко дала гарантии безопасности Душанбе, и талибы об этом прекрасно знают, поэтому границу вряд ли пересекут», — подчеркнул политолог.

С ним согласен Нессар. «В горячую фазу этот конфликт все же не должен перейти, это в основном игра мускулами. Талибы прекрасно понимают, что вооруженный конфликт может вызвать реакцию ОДКБ. Таджикистан тоже осознает, что втягивать весь регион в вооруженное противостояние не стоит. Но мелкие стычки между сторонами все же возможны», — считает эксперт.

Источник: iz.ru

Поделитесь материалом в социальных сетях.

 

 

Обеспечение проекта

Минимально необходимо: 35 000 руб./мес.

Собрано на 01.12: 800 руб.
Поддержали проект: 3 чел.

посмотреть историю
помочь проекту

Читайте также