Главное меню
Разделы сайта
twitter
Подписка на E-mail
Новые материалы
Часто читаемые



Севастополь. Возвращение

Печать
Наши публикации - 3 приоритет (фактологический)
18.04.2014 22:12

Севастополь. ВозвращениеПоездка в город – герой Севастополь – это всегда событие. На удивление утро, вопреки всем прогнозам, выдалось тихим и солнечным. Встал рано, включил радио на кухне. 

…Тут всегда начинается самое интересное - то ли по соглашению, то ли по нерасторопности, по нашему крымскому проводному радио работают «Крымские новости» вместе с «Маяком» по первому каналу, а по 2-му  и 3-му  – украинские каналы.  

Контраст новостей разителен, информационные баталии разворачиваются не на шутку, неподготовленный слушатель попадает под артобстрел фактов и прицельное бомбометание комментариев с обеих сторон.  Наше российское радио выглядит как-то интеллигентнее, что ли, подаёт боеприпасы увереннее, да и калибр больше. Украинское более агрессивно, сваливается в присвоение ярлыков и эмоции. Зато Крыму преимущество с обоих сторон – Украина, считая Крым своей, временно оккупированной территорией, старательно ведёт крымские новости и даже прогноз погоды. Синоптики, правда, умеют договариваться между собой, не в пример дипломатам и политикам!...

Итак, включил радио. Идёт утреннее обсуждение темы на канале «Культура-Украина»: «Российские артисты и певцы, высказавшие свою позицию, относительно Крыма, имеют ли право проводить свои выступления в Украине?»

Я немного оторопел от такого и погромче включил радио.

Первая позвонившая высказалась совершенно безаппеляционно: « - Когда я узнала мнения Лещенко и Кобзона, то требую лишить их возможности выступать на площадках нашей Украины». (Ну что ж, она не одинока в своём мнении).

Следующая оказалась более понимающей суть ситуации: « - Как бы кто ни относился к собственному мнению артистов, лишать их общения со зрителем нельзя! Их позиция не имеет отношения к культуре вообще и их труду в частности. Их предназначение – нести в массы …» (короче, нести в массы то, что они несут). Ведущая поддержала вторую слушательницу, долго рассуждавшую о роли деятелей от культуры и, провозгласив обязательные фразы о единой и незалежной Украине, объявила песню:

«Зламани мы» (Сломанные мы)!!!!

« - Да, - сказал я себе, - если такое вы сами себе поёте, то недолго уже осталось» и переключил радио на первый канал. Тут всё совсем по-другому – передавали поздравления по поводу освобождения Симферополя от немецко-фашистских захватчиков (13 апреля 1944г.) и был объявлен радиомарафон, посвященный памяти далёким и важным для нашей страны событиям.

Ну что же, всё идёт по плану и пора ехать.

Дорога по освещённому ярким весенним солнцем побережью показалась короткой, мы с другом обсуждали принятие новой Крымской Конституции и сошлись на том, что утверждать идеологическое многообразие – это себе дороже. На этой неопределённости греют руки и либералы, и жулики от политики во все времена. 

За окнами автобуса промелькнули виноградники «Золотой балки», серпантины Сапун-горы, и вот, раскинувшийся на берегах многочисленных бухт, Севастополь.  Въезжали в город по широкой автостраде – улице генерала Мельника. (Кондрат Семенович Мельник (1900-1971) - участник гражданской и Великой Отечественной войн. Во время освободительных боев за Севастополь в 1944 г. командовал Приморской армией).

image003Надеялся, что нырнём в Лабораторную балку, там старые знакомые – ДОТы времён Великой Отечественной, прокаленные крымским солнцем, покрытые шрамами, но уже побеленные,  с праздничными гвардейскими лентами, молчаливые…

Но не пришлось – одностороннее движение.

Севастополь утопает в вишнёвом цвету, фиолетовые бутоны сирени вот-вот раскроются под тёплым южным солнцем. Автобус повернул налево к вокзалу – тут самое сердце старого города, военно-морская база, причалы, склады, обеспечение флота. С удивление увидел прибавление семейства – у причала под Андреевскими флагами стояли три подводные лодки и одна в плавучем доке. Это уже прогресс! База оживает, кораблей пока мало, но, думаю, скоро всё зашумит, заработает, матросские пилотки и бескозырки замелькают на пирсах, флаги расцвечивания создадут атмосферу праздника.

Вдруг пришла догадка – где бы я ни был, всегда находился на морском побережье. Южный берег, Севастополь, Кронштадт, Мурманск, печально теперь знаменитая база АПЛ Видяево, берега Красного моря… И это всё на одной линии, 35 меридиане. С чем бы это было связано? Мой отец – мечтавший стать морским офицером был списан на третьем году из высшего военно–морского за родство с «духовными лицами»,  служил матросом  на ЧФ, дядя – школа юнг Таганрога, всю жизнь связал с гражданским флотом, мой дед – сбежал из дома в годы войны, взятый юнгой на боевой корабль и до конца жизни преподававший в военно-морской академии Ленинграда, я – прошедший службу на Северном флоте. Видно это имеет смысл, если так сложилось.

Автовокзал тоже имеет собственную достопримечательность – бронепоезд «Смерть фашизму» со 180-миллиметровым орудием, принимавший активное участие в грозные 41-45гг.

image005

Город был на удивление немноголюден в воскресный день, такое впечатление, что он дремал, отдыхая после трудовой недели.

Полюбовавшись на бухту со сквера улицы Ленина, мы неожиданно наткнулись на знакомую аббревиатуру на вывеске - «ЛДПР» с тремя развивающимися флагами. Вольфыч и тут успел застолбить место, да ещё на центральной улице!

Показывая другу город, я повёл его в то место, с какого, по моему мнению, следовало начинать знакомство.  Это возвышенность в центре старого города – Ленинский район. Для меня это самое сакральное, символичное, уникальное место.  Здесь в самом центре старые невысокие дома, зелёные палисадники, тихие спокойные улицы и тишина! На вершине этого невысокого холма возвышается Владимирский собор и усыпальница адмиралов – героев Крымской войны 1854-55гг.

image009

Дадим слово историкам: «…Храм святого Равноапостольного князя Владимира по своей архитектуре и изящной внутренней отделке был одним из красивейших и заметных сооружений Севастополя. "Монументальный собор господствует над городом", – сообщала о нем Лоция Черного и Азовского морей…». Снаружи в стены северного и южного фасада вмонтированы четыре мемориальные плиты с именами погребенных адмиралов  М. П. Лазарева, В. А. КорниловаВ. И. ИстоминаП. С. Нахимова.

Здесь можно постоять, послушать, как дышит город. Где-то внизу далёкие гудки машин, ровный гул уличного движения, а здесь пение птиц,  весенняя зелень улочек,  ажурные тени деревьев, неяркое солнце.  Немного ниже, к югу –  небольшая площадь с памятником  Ленина на высоком постаменте. Когда-то он стоял внизу у Графской пристани, но затем место ему определили здесь, на вершине. Мы пошутили: «- Глядя на то, как уверенно Ильич указывает направление (куда-то слишком высоко вверх), по-видимому там и находится светлое будущее». 

То ли вождь впал в немилость по причине неправильно указанного курса, то ли потому, что он здесь никогда не был, но перенесли вождя сюда, в тихое место. Фигуры солдата, матроса, крестьянина и  рабочего вокруг постамента.

Спустившись к югу,  попадаем на Матросский бульвар. Он был разбит в 1834 г., когда здесь был заложен памятник А. И. Казарскому, командиру героического брига «Меркурий». Первоначально бульвар назывался Малым (в отличие от Большого, теперь Исторического), потом Мичманским, На этом бульваре в 1854-1855 гг. бывал Л. Н. Толстой, описавший его в одном из «Севастопольских рассказов» («Севастополь в мае»).

Подошли к памятнику. «Казарскому. Потомству в пример».  Для меня, мальчишки, это первый герой черноморец.

– Ну, здравствуй, Александр Иванович, вот и пришли мы к тебе поклониться. Тебе и русской доблести.

памятник «Казарскому. Потомству в пример»

«…Три русских военных корабля патрулировали турецкий пролив Босфор(Чёрное море), когда увидели приближающуюся к ним на горизонте турецкую эскадру, значительно превосходящую их по силам. Поскольку необходимости принимать неравный бой не было, корабли повернули в сторону Севастополя. Однако в тот день на море низовой ветер был слаб, и поэтому бригу «Меркурий» не удалось уйти от погони, несмотря на то, что в ход были пущены и вёсла; он был настигнут двумя самыми крупными и быстроходными кораблями в турецкой эскадре, на одном из которых находился адмирал (капудан-паша) турецкого флота. Каждый из кораблей противника был оснащен более чем 100 орудиями, в то время как на бриге их было всего 18…

…Победа «Меркурия» была настолько фантастичной, что некоторые знатоки военно-морского искусства отказывались в это верить. Английский историк Ф. Джейн, например, говорил:

Совершенно невозможно допустить, чтобы такое маленькое судно, как «Меркурий», вывело из строя два линейных корабля.

Штурман «Реал-бея» в своём письме посланном из Биюлимана 27 мая (14 мая) 1829 года, так описал бой:

Во вторник с рассветом, приближаясь к Босфору, мы приметили три русских судна. Мы погнались за ними, но догнать могли только один бриг. Корабль капудан-паши и наш открыли тогда сильный огонь… Неслыханное дело! Мы не могли заставить его сдаться. Он дрался, отступая и маневрируя по всем правилам морской науки так искусно, что стыдно сказать: мы прекратили сражение, а он со славою продолжал свой путь. Во время сражения мы поняли, что капитан этого брига никогда не сдастся и скорее взорвет себя на воздух. Если чье-либо имя достойно быть начертанным золотыми литерами на храме славы, то это имя капитана этого брига. Он называется капитан-лейтенант Казарский, а бриг — «Меркурий». С 20-ю пушками не более он дрался против 220 в виду неприятельскаго флота, бывшаго у него на ветре.»

image015

Адмирал Истомин о моряках «Меркурия» лаконично говорил[2]:

Такого самоотвержения, такой геройской стойкости пусть ищут в других нациях со свечой…

Памятник сооружен в стиле классицизма. На усеченной пирамиде из крымбальского известняка установлена античная трирема. На подиуме в небольших нишах помещены горельефные изображения А. И. Казарского и античных богов — Ники (богиня победы), Нептуна и Меркурия. На постаменте — двамаскаронаи военные атрибуты, символизирующие славу и доблесть. В одном из документов Центрального государственного архива в Москве, указано, что надпись «Казарскому. Потомству в пример» велел написать сам Николай I.

Памятник Александру Казарскому стал первым памятником, воздвигнутым в Севастополе.

Для меня Казарский появился раньше, чем Павка Корчагин и Зоя Космодемьянская. Дед оставил мне, по тем временам, неплохую библиотеку и небольшая книжица с золотыми тиснеными буквами «Потомству в пример» привлекала внимание своим гордым названием. Русские доблесть, мужество и Божье Провидение помогли экипажу небольшого брига «Меркурий» выйти победителем из жестокой схватки с двумя турецкими линейными кораблями, залп каждого из которых мог бы разнести в щепки русский корабль. Но… все правила ведения боевых действий были нарушены дерзостью и решимостью русских моряков.

Памятник адмиралу НахимовуОт памятника на Матросском спускаемся по широкой лестнице вниз, прямо на площадь Нахимова – известную всему миру, как площадь последней Севастопольской «революции». Тут куда ни посмотри, везде памятники героизму севастопольцев, мемориальные доски на стенах домов, развевающиеся, флаги, якоря, старинные пушки.  Чего только стоят названия улиц, площадей – Нахимова, Ушакова, Истомина, Корнилова, Пирогова, 2–я бастионная, героев революции и Великой Отечественной  – матроса Вакуленчука, адмирала Октябрьского, генерала Острякова. Это память! За каждым именем свой конкретный образ, пример героизма; играющие во дворах дети с малых лет воспитывались на этих образах, историях, ловили рыбу и крабов в бухтах, где творилась история России! А День Победы – 9 мая собирал зрителей не только со всего Крыма, а и со всех стран бывшего Союза и дальше!

Нам есть чем гордиться. А какие образы вызывают фамилии «лидеров» Украины разных уровней и окрасов? Из Израиля знакомые Миши Х. подсказывают: Фамилия Ярош (Арош) – главарь, Фарион – мелкий жулик… Какие образы вызывают их имена?

В далёких 90–х по Севастополю неожиданно прошла колонна молодых людей из Западной Украины в униформе – отряд УНА–УНСО с молодым тогда Корчинским. Я помню их напряженные лица, надвинутые на глаза козырьки, чёткий шаг. Севастопольцы были в недоумении от такого представления, тем более их и тогда охраняла милиция. Мало кто догадывался, что это была манифестация нарождающегося нацизма. Всё прошло без эксцессов, но это и был первый звонок из будущего. Тогда это действо напомнило мне марш пленных, чувствующих на себе ненависть мирных жителей.

Тогда аукнулось, сейчас откликнулось.

Надо отдать «должное» интернацистам – хорошо умеют столкнуть братские народы, довести до крови, ненависти. Причину мы знаем – низкий уровень понимания людей о происходящем (дезинформация с помощью СМИ), необразованность (когда мужик узнает, что такое политика, берегитесь, господа…), нежелание становиться человеками и т.д.

На площади Нахимова заметил перемены, справа в скверике много народу, подошли ближе и взорам предстала целая галерея постаментов с бюстами героев и выдающихся людей прошедших эпох: Кутузова, Суворова, Ушакова, Ломоносова, Пушкина, Лермонтова и многих других. Это оказалась выставка «Аллея Российской славы. Во имя России, во славу России. По инициативе олимпийского комитета и газеты «Вестник героев».

Выставка «Аллея Российской славы»

 

Радовало присутствие молодёжи на выставке, подходят, читают стенды, фотографируют.

Не задерживаясь, повлёк друга на Графскую пристань – место военного триумфа и торжественных встреч; она так и осталась деревянной, как палуба линкора. Вернувшись на площадь, застали начало концерта небольшого военного оркестра. Первым звучал гордый «Гимн города–героя Севастополя»:

«…Легендарный Севастополь, неприступный для врагов,

     Севастополь, Севастополь, город русских моряков…»

Следующим исполнили «Севастопольский вальс».

Оркестр в СевастополеЗнакомые с детства мелодии, звучавшие по радио, на концертах, праздниках.

Зрители с удовольствием хлопали, подходили ближе, фотографировали, детишки сновали туда и сюда, солнце клонилось к закату.

Вышли на набережную Артиллерийской бухты к памятнику затопленным кораблям, который стал символом на гербе Севастополя. Всё ухожено, чисто, с моря свежий ветерок, запах весенней зелени.

После всего того, что я показал и рассказал моему другу о Севастополе, спросил: «– Как ты думаешь, возможно было бы приехать в этот город чужакам и устроить снос памятников и установление своих законов с пропагандой фашизма и нацизма»?

Вопрос был, конечно, риторический, ответ после увиденного, был предсказуем.

Недаром молодчики, от так называемых майдановцев, принимались уничтожать символы ненавистных им эпох, сперва образ социализма – Ленина, затем то, что олицетворяло собой русскую культуру, достижения военные, трудовые. Приезжали они и в Ялту, на нескольких автобусах, но даже не вышли, посмотрели на решительно настроенных людей и уехали.

Прошлись по центру города, много отделений банков закрыто, некоторые магазины съехали, устроив 50% распродажу, в городе чисто, светло – надо отдать должное прежней власти. Отделанные светлой инкерманской плиткой дома отражали мягкий свет заходящего солнца.

Вот и площадь Ушакова. Вечер.

«– Ну что, пора возвращаться на вокзал?

– А там что? – спросил Владимир, указывая на видневшийся среди деревьев парка купол панорамы «Оборона Севастополя».

– Там Исторический бульвар, парк культуры, панорама.

– Пойдём, посмотрим, я здесь был очень давно, будучи школьником».

На входе в парк нас встретила величественная композиция бронзовых фигур, одна из лучших в Севастополе. Это памятник русскому генералу Тотлебену, чьё искусство фортификации достойно высших наград.

памятник русскому генералу Тотлебену

 

Здесь другая возвышенность в центре города, тоже тихая и задумчивая в будние дни. Парк, площадь перед круглым зданием панорамы, несколько аттракционов на краю крутого спуска к Южной бухте. С колеса обозрения открывается незабываемый вид на старые районы, застроенные низкими домиками с каменными заборами, служащими стенами террас на крутых склонах, бело – зелёная пена цветущих деревьев, военные корабли под андреевскими флагами в бухте. Не посетить знаменитый равелин – укреплённую батарею было никак нельзя. Всегда здесь родители с детьми, которые могут потрогать руками давно ушедшую историю, стволы грозных когда–то пушек, якоря, ставших экспонатами ядра и снаряды.

image027

С возвращением тебя, Севастополь!

На обратном пути, глядя в окно автобуса, рассказывал другу о городе. Всё–таки учился здесь перед службой, отсюда меня и призвали на флот со многими призывниками. Видно традиция (и судьба, соответственно) у севастопольцев такая – служить на флоте и крепче любить свой город, воспитанный на морских традициях!

Да, мы приехали сюда не только увидеть перемены, порадоваться хорошим новостям, пообщаться с людьми. Мы  здесь, чтобы увидеть и ощутить то невыразимое и невообразимое для других народов, что даёт силы нашему русскому народу, помогает выстоять и победить…

Нахлынули воспоминания:

Когда–то нагретый солнцем полынный ветер навеял  особое, невыразимое настроение, состояние. Затем возник звук, внутреннее созвучие чему–то глубинному, невыраженному до сих пор и вдруг возникла мелодия, неторопливая, будто из детства; и на эту мелодию начали накладываться, навиваться  слова, приходившие откуда–то из глубин может быть не моей памяти:

«Однажды я ушёл, покинув суету
Туда, где ковыли, где над бухтой части плачут.
Присел на старый ДОТ и поднял горсть земли
Сухой как пепел и горячей…»

Земля здесь – белый известняк, густо нашпигованный металлом, осколками, позеленевшими рассыпающимися гильзами, частями оружия. Севастопольский друг Юрка подарил когда–то крупные тяжелые пули времён Крымской войны 1855г. На ярком южном солнце без рези в глазах иногда нельзя взглянуть на белые осыпи Севастопольских балок, невысоких гор и поля виноградников. Сухая, белая, как мел крымская земля Севастополя, Инкермана.

Возникающие из тишины образы превращались в  слова, слова, послушные ритму, формировали строфы:

«…я слушал будто спал и словно видел сны.
Штыков холодных сталь и ночи Перекопа.
И огненный оскал последней той войны
Покрывшей землю шрамами окопов…»

image029

В памяти народа навсегда останутся те образы, которые «зашиты» в их культурное наследие, доставшееся от предков и слава им, если это герои и созидатели; этот народ уже богат и силён, он достоин воспитать героев!

«..Я вижу, как живых, бессмертный тот отряд.
Их души над волной зовут меня, я слышу.
Сквозь время и гранит на нас они глядят.
Став песней, белой чайкой, цветом вишен.

О сколько нам веков, откуда этот гнёт.
К чему стремимся мы в места былых видений.
В местах забытых снов, где наша боль живёт.
Течёт река ушедших поколений…»

Р.S. Шёл вчера утром на работу, боковым зрением заметил что–то необычное. Гляжу, вместо привычных наборов буков на стене гаража надпись:

«Я помню чудное мгновенье, передо мной явилась ты»

Ого! Что–то начало меняться в Мироздании! Быть добру!

Ялта–Севастополь, 13.04.2014г. 
Сергей Таврический

image031

Обновлено 18.04.2014 23:01
 


Смотрите также:


Поделитесь материалом в социальных сетях.

Также вы можете выбрать удобную форму участия и поддержки нашего проекта по ссылке ниже

Участие в проекте "Закон Времени"

Мы в Facebook
Мы в Одноклассниках
Живой журнал
Мы ВКонтакте
Рассылка
Follow Us