Аналитика

Отчёт Правительства о результатах работы в 2018 году

Д.Медведев: Уважаемый Вячеслав Викторович! Уважаемые депутаты Государственной Думы! Уважаемые коллеги!

Сегодня я представляю отчёт о деятельности Правительства за 2018 год. И конечно, я буду говорить о нашей текущей работе, о планах на будущее. Но всё-таки прежде всего, согласно Конституции, – о том, что сделало Правительство и что мы совместно сделали за прошедший год.

 

Отчёт всегда позволяет сказать, как страна движется вперёд, с какими трудностями она сталкивается, какие задачи ставит перед собой и как их решает.

Задачи 2018 года, безусловно, особенные – по масштабу и глубине преобразований, которые нам предстоит совершить.

И что у нас для этого есть? У нас есть девять национальных целей развития, которые Президент поставил в своём майском указе.

У нас есть 12 национальных проектов с финансированием почти 26 трлн рублей. Это беспрецедентная цифра.

Но самое главное – в нашей стране живёт 146,8 миллиона человек, для которых и вместе с которыми мы всё это и делаем.

На достижение национальных целей развития сориентированы Основные направления деятельности Правительства (мы их приняли, утвердили). Конечно, бюджет, над которым мы совместно работаем. Государственные программы. И вся повседневная деятельность исполнительной, в значительной степени и законодательной и тем более региональной власти.

Но одним из основных инструментов стали национальные проекты. Они в каком-то смысле чертёж будущей России. Всего за несколько месяцев их надо было просчитать. И здесь ответственность была очень высока. Качество подготовительной работы всегда в значительной мере определяет окончательный результат.

Я хочу поблагодарить вас, уважаемые коллеги, уважаемые депутаты, за поддержку, которую вы оказывали новому составу Правительства и этим инициативам. Она позволила в прошлом году оперативно принять целый ряд стратегически важных решений в экономике и социальной сфере. 

Напомню, что в 2018 году Государственная Дума рассмотрела и приняла 312 правительственных законопроектов, которые стали законами. Бóльшая их часть (248) была внесена новым составом Правительства. И уже в этом году был одобрен 31 правительственный законопроект. Сейчас на разных стадиях рассмотрения находится ещё 261.

Такое партнёрское взаимодействие между Правительством и Государственной Думой необходимо всегда. Но особенно важно оно именно сейчас, когда сделать предстоит очень и очень много.

Знаете, время очень быстротечно. Его ход трудно уловить подчас. Совсем вроде бы недавно – а уже пять лет прошло – Крым вернулся в состав России. В очень сжатые сроки Правительству предстояло решить очень сложную, я бы сказал, уникальную задачу – включить полуостров в российское правовое поле. Конечно, с участием коллег из Федерального Собрания. Но мы это сделали. Сделали вместе с вами.

И национальных целей – хотя они на порядок сложнее даже, чем эти процедуры, – я уверен, мы тоже достигнем.

Начну с целей, которые Президент в своём указе поставил на первое место, и, конечно, не случайно. Для развития социальной сферы на проекты в демографии, здравоохранении, образовании в ближайшие три года мы выделим в общей сложности более 2,6 трлн рублей. Это то, что для людей особенно важно прямо сейчас: здоровье, хорошее образование, и, конечно, доходы.

Никому из вас не нужно объяснять, что сегодня жизнь в нашей стране далека от того идеала, ради которого мы все с вами вне зависимости от фракционной принадлежности работаем. Многим людям трудно, некоторые просто выживают. Сегодня в России почти 19 миллионов человек, которые бедны. Это означает, что 19 миллионов человек живут так, как жить не должны. При этом бедность, конечно, тоже разная, её причины у каждого свои, в каждом конкретном случае нужно разбираться отдельно, искать свои методы работы и смотреть ещё и на расходы семьи, а не только на доходы, как мы подчас это делаем. И тогда поддержка от государства будет по-настоящему адресной, а именно такая поддержка и нужна. Мы эту работу начали, создаём так называемый реестр малообеспеченных семей. В нём будет максимально полная информация о тех, кому нужна помощь государства. Пилотный проект запустили в восьми регионах.

В прошлом году мы вместе с депутатами Государственной Думы два раза повышали минимальный размер оплаты труда, на базе которого и рассчитываются некоторые пособия. Он вырос более чем на 44%. Мы проиндексировали на уровень выше инфляции зарплаты бюджетников, которые не предусмотрены майскими указами Президента. В этом году по фактической инфляции за предыдущий год проиндексировали социальные выплаты. В результате этой работы количество бедных людей уменьшилось – не так, конечно, как нам бы всем хотелось, но на 400 тысяч человек.

Однако борьба с бедностью – это не только пособия, различные выплаты и льготы. Это ещё и возможности, которые государство обязано предоставить людям, чтобы они сами зарабатывали больше. Это дополнительное образование. Место для ребёнка в яслях или детском саду. Если нужно – медико-социальная реабилитация. Помощь в трудоустройстве, организации своего дела. Это всё очень важные составляющие. На преодоление бедности так или иначе направлена вся наша работа в социальной сфере. Об этом меня спрашивали коллеги из «Единой России», КПРФ. Хотя понятно, что эта тема волнует абсолютно всех.

Отчёт Правительства о результатах работы в 2018 году

Первое, чему хотел бы уделить внимание, – это медицина. Никакие пособия не помогут выбраться из бедности, если у человека нет здоровья. Всем нужно лечение у хороших врачей, желательно недалеко от дома, недорогие и качественные лекарства, а не подделки, и, конечно, регулярная диспансеризация. К сожалению, с этим у нас не всё хорошо даже в мегаполисах, что уж говорить о небольших сёлах и маленьких городах. Зачастую сельский житель должен ехать к врачу за десятки, а то и сотни километров – в город или районный центр. Многие этого не делают, потому что нет возможности. В результате смертность на селе выше, чем в городе. Регионы должны организовать такую систему медицинской помощи на селе, где не пациент идёт к врачу, а врач приходит к пациенту. В этом мы должны регионам помочь.

Что мы уже для этого делаем?

Во-первых, развиваем первичное звено, я имею в виду поликлиники и ФАПы. Регионы уже закупили 350 ФАПов (фельдшерско-акушерских пунктов). В этом году мы создадим их не меньше, постараемся сделать больше. Что особенно важно и чего раньше не было – все они российского производства. То есть вся медицинская техника, всё оборудование – российские. 246 мобильных медицинских комплексов сделано, они уже есть. И более 500 мы закупим. На это потребуются дополнительные деньги. Из резервного фонда Правительства мы выделили в прошлом году почти 3,5 млрд рублей.

Правительство регулярно расширяет программу «Земский доктор». В прошлом году она охватила ещё и малые города, то есть города с населением до 50 тысяч человек. Недавно Президент поручил снять возрастные ограничения, чтобы в программе участвовали врачи и фельдшеры старше 50 лет. Естественно, это будет сделано.

Но у нас есть такие районы, где помочь может только санитарная авиация. Сейчас она работает в 34 регионах. И это само по себе уже неплохо, потому что ещё совсем недавно санитарная авиация у нас практически не использовалась. В этом году мы добавим ещё 15 и будем постепенно расширять географию дальше. Порядка 9 тыс. медицинских организаций имеют быстрый интернет. Для небольших больниц, поликлиник, прежде всего сельских, это ещё и возможность проводить телеконсультации и консилиумы с крупными медицинскими центрами.

Второе, о чём бы хотел сказать, – это здоровье матерей и детей. В этом году мы завершили масштабный проект строительства перинатальных центров, теперь их 56. Только за прошлый год построили 11 новых центров, ещё один – почти готов. Я вспоминаю ситуацию, когда мы начинали заниматься ещё предыдущими национальными проектами, 10 лет назад, чуть больше: у нас в стране было несколько перинатальных центров, один или два. И я ездил, специально смотрел, как это вообще должно выглядеть. Сейчас ситуация изменилась. И конечно, это ещё и помимо тех, которые построили сами регионы.

Развиваем детскую медицину. В ближайшие шесть лет планируем построить или реконструировать 40 детских больниц и отделений.

В-третьих, борьба с такими заболеваниями, как рак, инфаркты, инсульты, которые затрагивают очень многие семьи. Мы переоснащаем региональные сосудистые центры и первичные сосудистые отделения. Создаём во всех регионах сеть центров амбулаторной онкологической помощи и в 18 регионах – так называемые референс-центры. Модернизируем диспансеры и больницы, где лечат онкологию. Начиная с этого года на лечение таких больных и проведение им химиотерапии мы дополнительно направили 70 млрд рублей. А всего за шесть лет вложим в борьбу с онкологией около 1 трлн.

Лекарства. Ряд препаратов стоит очень дорого, особенно это касается высокозатратных нозологий. В программу «7 нозологий», которая финансируется из федерального бюджета, мы включили ещё пять редких (орфанных) заболеваний.

И конечно, мы направляем деньги на лекарственное обеспечение льготников. В прошлом году добавили в перечень жизненно необходимых и важнейших лекарств 53 наименования, а в этом – ещё 36. Сейчас в перечне 735 препаратов. Чтобы эти лекарства не дорожали, мы продолжаем совершенствовать механизмы государственного регулирования цен. Необходимый законопроект подготовлен и внесён в Государственную Думу. Прошу вас, уважаемые коллеги, принять его как можно быстрее.

Пятое, о чём хотел бы сказать, – это профилактика и здоровый образ жизни. Здесь главная ставка на диспансеризацию. В прошлом году её прошли порядка 22 миллионов человек. К концу 2019 года это число должно превысить 60 миллионов. В рамках госгарантий с этого года мы расширяем программу диспансеризации. Делаем её ежегодной для людей старше 40 лет. Вводим новые программы скрининга на выявление онкологических заболеваний. В ближайшее время я дам поручение о проведении в течение двух лет в нашей стране всероссийской диспансеризации, потому что для этого уже созрели все условия.

Причём нужно сделать так, чтобы люди не бегали между поликлиниками, а имели возможность обойти врачей в одной медицинской организации либо по месту работы. А если будет выявлено заболевание – получить рекомендации и продолжить лечение. И всё это – в свободный оплачиваемый день, который обязаны предоставить работодатели. Это очень существенное условие.

Спорт – это основа здоровья. Сейчас им занимаются более 50 миллионов человек. Партия «Справедливая Россия» спрашивала, что мы делаем для развития массового спорта. В прошлом году построено и реконструировано 7 тыс. спортивных объектов. Для многих ребят дорога в спортзал, на стадион начинается именно с примера больших спортсменов. С таких мероприятий, как зимняя Универсиада в Красноярске, которая совсем недавно прошла, или спортивные игры «Дети Азии». Я уж не говорю про чемпионат мира по футболу, который мы успешно провели летом прошлого года. Для которого возвели 12 стадионов, построили и реконструировали 95 тренировочных площадок в 25 регионах. Хотел бы специально отметить, что 64 площадки уже переданы детским спортивным школам.

Второе направление работы – это повышение уровня жизни пожилых людей. Это тоже теперь национальная цель. Такие люди особенно уязвимы перед бедностью. У нас впервые появился отдельный федеральный проект для людей старшего возраста.

Жить долго и активно – означает не только заботиться о здоровье, но и заниматься тем, что нравится, чувствовать себя нужным. Для этого есть и курсы, и секции, и туристические маршруты для людей в возрасте. Таких людей привлекают в качестве наставников, они получают дополнительное образование.

Но если человеку уже трудно жить одному и ему требуется уход, то начиная со следующего года мы будем создавать условия в сфере социального обеспечения, которые должны в максимальной степени приближаться к домашним. В этом году 12 регионов начали проект по совершенствованию системы долговременного ухода.

Не будем никого обманывать: достойная, интересная жизнь – это не только наше решение, но это и вопрос денег. Сегодняшний уровень пенсий далёк от того, чтобы её обеспечить. Именно поэтому, чтобы увеличить доход пенсионеров, мы принимали известные изменения параметров пенсионной системы. Приняли также ряд решений относительно индексации пенсий. Установили, что для регионов должна быть единая и обязательная методика, по которой будет рассчитываться прожиточный минимум пенсионеров. Сначала будем доводить до него пенсии, а как только необходимо будет, будем их индексировать, чтобы общая сумма была больше. Государственная Дума оперативно поддержала этот шаг, за что также хотел сказать большое спасибо.

Третье направление – это поддержка семей с детьми. Понятно, что и одежда, и игрушки, и секции – всё это требует довольно значительного количества денег, даже если ребёнок один. А если в семье много детей, то без помощи государства часто просто не обойтись. На ближайшие шесть лет около 80% расходов в рамках национального проекта «Демография» пойдут на пособия для детей, на льготную ипотеку, на создание мест в яслях, как и установлено указом Президента.

За все годы у нас не было такой масштабной системы мер – практически на каждого ребёнка выплачиваются деньги. С прошлого года мы поддерживаем нуждающихся родителей при рождении первенца. Речь идёт о ежемесячных выплатах семьям, чей доход не дотягивает до полутора прожиточных минимумов. С 2020 года будет скорректирован критерий назначения этих выплат до двух прожиточных минимумов.

Начиная со второго ребёнка семьи имеют право на материнский капитал. В том числе 35 тысяч малообеспеченных семей получают из этих средств ежемесячные выплаты, которые сейчас установлены. Когда рождается третий ребёнок и следующие дети, назначаем ежемесячные выплаты, пока ребёнку не исполнится три года. Правительство будет и дальше софинансировать часть расходов на эти выплаты для тех регионов (их сейчас 65), где требуются дополнительные меры для улучшения демографической ситуации. Мы это обсуждали, в том числе когда с ЛДПР общались.

Существенной помощью для семей при рождении второго ребёнка или последующих детей стала льготная ипотека (по ставке 6%), которая пойдёт на покупку жилья на первичном рынке. Кроме того, мы будем погашать 450 тыс. рублей из суммы ипотечных кредитов тем, у кого родится третий ребёнок и последующие дети. Сейчас разрабатываем такие изменения в законодательство. Надеюсь, что и коллеги-депутаты тоже в этом активно поучаствуют.

Рождение ребёнка – это всегда радость. Но когда у него есть проблемы со здоровьем, это подчас полностью переворачивает жизнь родителей. Это очень тяжёлое испытание. И надо сделать так, чтобы им было легче. Мы уже увеличили государственную поддержку неработающим родителям, которые воспитывают детей-инвалидов. С 1 июля этого года выплаты им вырастут почти в два раза. Это коснётся около полумиллиона семей.

Отдельное большое направление – это создание ясельных групп (групп для детей в возрасте до трёх лет). Чтобы родители (разумеется, если они этого хотят) могли быстрее вернуться на работу. За прошлый и этот год из бюджета направлено на эти цели 85 млрд рублей. В целом задачу с местами в яслях мы решим за ближайшие три года. Рассчитываем на вашу поддержку.

Понятно, что это проблема, когда в ясли имеется очередь. Но, с другой стороны, хорошо, что в стране много детей, хотя сегодня мы остро ощущаем демографическое эхо 1990-х годов, когда в России смертность превысила рождаемость. Известно, что демографы даже назвали это явление «русский крест». Людей, рождённых в 1990-е годы, к сожалению, мало, нам надо избежать демографического провала. Это очень сложная задача. Повысить продолжительность жизни до 78 лет к 2024 году, а к 2030-му – до 80 – это тоже наши национальные цели.

У нас здесь есть определённые результаты, о них нельзя не сказать. Продолжительность жизни растёт, за год она выросла почти до 73 лет. Есть регионы, где продолжительность жизни перешагнула планку 75 лет, но есть и те, где средняя продолжительность жизни всё ещё ниже 70 лет, и они требуют особого внимания.

На 7,3% снижена младенческая смертность, на 4% – смертность от ДТП. Неплохие данные по снижению смертности от сердечно-сосудистой патологии и туберкулёза. Вся эта работа обязательно будет продолжена, в том числе за счёт тех мер по поддержке семей с детьми, по развитию медицины, о которых я только что сказал.

Четвёртое, о чём хотел бы сказать. Уровень бедности связан и с качеством образования. Чем больше человек знает и умеет, тем выше шансы добиться успеха. Для этого нужна современная школа, где развивается цифровая среда, есть всевозможные коммуникации, где дети учатся в одну, а не в три смены, куда бы им хотелось приходить учиться, оставаться на дополнительные занятия. Если необходимо, у ребёнка должна быть возможность поговорить с психологом. Мы такие школы строим. Спасибо большое всем коллегам, которые в этом принимают самое активное участие, потому что значительная часть присутствующих периодически обращается с предложениями поддержать ту или иную школу в родном регионе, от которого вы избраны. По итогам прошлого года и с начала этого в эксплуатацию введено 30 школ более чем на 22 тыс. мест. Сейчас идёт строительство ещё 52 школ приблизительно на 42 тыс. мест. На эти цели из федерального бюджета мы предоставили субсидии 78 регионам, в общей сложности около 25 млрд рублей.

Сейчас начинается строительство малокомплектных школ в сельской местности, посёлках городского типа. Это тоже очень важное направление. Мне неоднократно приходилось говорить, что малокомплектные школы – это в значительной части случаев способ сохранить населённый пункт. Есть в деревне школа – деревня живёт, нет школы – деревня умирает, поэтому нельзя ни в коем случае их бездумно объединять.

Сейчас помимо этого мы закупаем и школьные автобусы, купили их почти на 5 млрд в прошлом году.

Современная школа – это, конечно, и современный учитель. Сейчас обсуждаются новые образовательные стандарты. В некоторых школах будут создаваться психологические службы – это пять регионов экспериментальных.

И ещё один важный момент. Наши дети проводят в школе бóльшую часть времени, а значит, у них должно быть полноценное, сбалансированное горячее питание, и нормы этого питания должны соблюдаться, в том числе и по молоку, молочным продуктам, по сокам, по фруктам, другим позициям. В настоящий момент мы готовим предложения на эту тему.

Уже в школе нужно помочь тем ребятам, которые определяются со своим жизненным путём, увлечь их тем, что потом может превратиться в дело всей жизни. Я имею в виду дополнительное образование. Сейчас оно доступно приблизительно 70% детей от 5 до 18 лет. Помимо секций, кружков, творческих школ в стране уже 89 детских технопарков – так называемых «Кванториумов». Это действительно хорошая история. В 2018 году мы выделили на них почти 1,8 млрд рублей. Там занимаются будущие изобретатели, инженеры и учёные – те специалисты, которые так нужны нашей родине. В дальнейшем детские технопарки появятся не только в региональных центрах (что на самом деле очень важно), но и в городах, где живёт более 50 тыс. человек, то есть они должны прийти в саму провинцию. На это выделено почти 18 млрд рублей.

Ещё один проект ранней профориентации – «Билет в будущее», он даёт школьникам возможность попробовать себя в разных направлениях. Помочь ребятам определиться с выбором смогут практики из реального сектора, студенты, аспиранты, молодые учёные. У них нет педагогического образования, но многие современные профильные знания у них есть и готовность ими делиться. Их тоже нужно привлекать в систему образования на всех уровнях. Уже в этом году мы планируем внести соответствующий законопроект.

У нас по-прежнему не хватает квалифицированных рабочих рук, от автомехаников, сварщиков до специалистов IT-сектора, наноиндустрии. В системе среднего профобразования для нас ориентир – это так называемые стандарты WorldSkills. Здесь у нас есть, конечно, не только проблемы, но и достижения. Наша сборная на прошлогоднем чемпионате Европы по  профессиональному мастерству заняла первое место. Сейчас мировой чемпионат, то есть мировой WorldSkills, готовится принимать Казань. Мы желаем нашей команде победы и обязательно будем за неё болеть!

Неплохие результаты есть и в высшей школе. За 10 лет представительство российских вузов в мировых рейтингах, как только мы этим начали заниматься, выросло с двух до 47 университетов. Мы планируем увеличить число университетов, которые получают поддержку в рамках так называемой программы топ-100. Но закончить университет мало, надо, чтобы человек, который его закончил, без труда мог найти себе достойную работу. И в этом смысле мы совершенствуем целевое обучение, мы неоднократно и в этом зале, и в других местах обсуждали эту тему. Раньше трудоустройство после учёбы, с момента реформирования системы образования в нашей стране, с 1990-х годов, скажем так, не подразумевалось. Теперь целевик после учёбы обязан отработать на предприятии, а регион и работодатель – его трудоустроить. И мы утверждаем квоты на целевое обучение за счёт средств федерального бюджета, я такое постановление Правительства подписал. Причём по этим квотам мы стараемся поддерживать наиболее остродефицитные для нашей экономики специальности.

Но образование – это не только учёба, это ещё и ежедневное развитие, которое даёт любому человеку культура. Впервые мы создали соответствующий национальный проект, он направлен на то, чтобы сделать события в сфере культуры более доступными для людей в разных уголках нашей страны. Для этого был запущен Всероссийский виртуальный концертный зал и цифровой гид по экспозициям российских музеев Artefact, к которому уже присоединились почти 350 музеев и выставочных залов. При этом граждане нашей страны стали чаще посещать музеи не только виртуально, что, конечно, само по себе неплохо, но и реально. В прошлом году в музеи пришло около 150 миллионов человек, это на 30 миллионов больше, чем в предыдущий период.

Впервые охватила все регионы и программа «Большие гастроли», её участниками стали 260 театров. В 2018 году театры посетило более 40 миллионов человек. Я уверен, что в этом году, когда проводится Год театра, эта цифра возрастёт.

Отдельная тема – это развитие сельских домов культуры. На их строительство, реконструкцию и капитальный ремонт было выделено 1,5 млрд рублей. Я считаю, что, конечно, обязательно нужно и дальше финансировать возрождение системы домов культуры, это критически важно для нашей страны. У нас четверть страны живёт в деревне.

Туристическая отрасль также показала неплохие результаты. Объём внутреннего турпотока составил почти 70 миллионов человек.

Только хорошо образованные люди, это очевидно, могут создавать инновации, обеспечивать технологическое лидерство России. Заниматься мы этим собираемся в рамках национального проекта «Наука». На его финансирование из федерального бюджета предусмотрено почти 37 млрд рублей в этом году.

Сейчас наука (как, собственно, и в прежние годы, но сейчас в особенности) определяет облик будущего. Здесь помимо развития передовой инфраструктуры научных исследований, современных лабораторий мы продолжим налаживать тесное сотрудничество вузов, научных организаций и бизнеса. Потому что только в таком единстве в настоящий момент и можно развивать науку. На этой базе уже созданы центры компетенций Национальной технологической инициативы. За три ближайших года у нас должно появиться не менее 15 научно-образовательных центров. Они станут площадкой для проектов полного инновационного цикла. Мы первые 5 организаций отберём уже в ближайшие два месяца.

Кроме того, на базе ведущих университетов в каждом федеральном округе будут работать 8 специализированных учебно-научных центров. Они будут готовить современных специалистов на принципах непрерывного образования – то есть от школы до вуза в одной образовательной организации. В этом тоже есть определённый смысл.

Современная наука немыслима без развития цифровых технологий. Как, собственно, и вся наша жизнь. В каждом из национальных проектов есть своя цифровая повестка.

В прошлом году доступ к услугам связи, включая интернет, получили ещё 8 тыс. поселений, где проживает от 250 до 500 жителей, то есть это маленькие поселения, что особенно важно. Мы протянули около 60 тыс. км волоконно-оптических линий. А вклад интернет-бизнеса в валовый продукт нашей страны уже составил более 5%.

Мы входим в десятку стран (и это действительно неплохо, поскольку это характеризует образовательный уровень людей), которые активнее всего пользуются государственными услугами в электронной форме. На Едином портале государственных услуг зарегистрировано около 80 миллионов пользователей – больше чем половина страны.

Сейчас кажется, что МФЦ, которыми все пользуются, существовали всегда. К ним уже привыкли. Самое главное, что они сохраняют время. И нервы, конечно. Сегодня сеть МФЦ охватывает почти всю страну. У 98% людей есть доступ к государственным услугам рядом с домом.

В Единой системе межведомственного электронного взаимодействия обработано 33 млрд транзакций организаций. Мы и дальше будем внедрять цифровые технологии в работу отдельных ведомств, таких, например, как Росстат. Его деятельность частенько обсуждают.

Сегодня официальную статистику ведут более 60 министерств и ведомств, причём в основном это всё делается, конечно, на бумаге по старинке. Естественно, возникают разночтения в методиках расчётов, терминах. Эти разночтения хорошо видны, их сразу помещают под информационные лучи, обсуждают. А получение точной и детальной информации действительно в интересах всего государства, бизнеса и граждан. Современные технологии позволяют получать такую информацию в режиме онлайн. За счёт перехода от того, что мы раньше называли репрезентативными выборками, – к анализу больших массивов данных в так называемом потоковом режиме. Почему это важно? Потому что это даёт абсолютно реальную картинку нашей жизни. Не методом статистического учёта, различных формул и так далее. И сейчас это работает, такие системы действуют, например в Федеральной налоговой службе. Я недавно смотрел, это на самом деле производит впечатление. Эту работу нужно обязательно продолжить, потому что мы заинтересованы в том, чтобы мы все понимали, где находимся, где наши трудности, проблемные места, а где есть какие-то достижения.

Ещё одна национальная цель, которая работает на повышение качества жизни, – это улучшение жилищных условий не менее 5 миллионов семей ежегодно. Что скрывать, эта задача сопоставима с масштабным решением квартирного вопроса в 1950–1960-е годы. Тогда задача была несколько иной, она состояла в том, чтобы переселить людей из бараков в собственное жильё – небольшое по площади и не всегда хорошо спроектированное, но эта задача была выполнена, надо отдать должное нашим предшественникам. Сегодня у нас новый этап. Мы строим и много, и качественно по сравнению с тем, как это было раньше. Одновременно улучшаем городскую среду.

Каковы итоги за год?

Во-первых, было введено в эксплуатацию свыше 1 млн квартир. Это 75,7 млн кв. м. Введено также (на это надо обращать внимание, потому что из статистики это иногда исчезает, мы считаем только квартиры) 230 тыс. индивидуальных жилых домов общей площадью 32 млн кв. м. В наших планах – создать отдельную программу по развитию индивидуального жилищного строительства. Его нужно обязательно поддерживать.

Во-вторых, средняя ставка по ипотеке впервые за историю новой России составила чуть более 9,5%. С ипотекой заключается более половины всех сделок. За год выдано полтора миллиона ипотечных кредитов на сумму порядка 3 трлн рублей. Рост к 2017 году – плюс 50%. Ещё одним достижением стал объём эмиссии ипотечных ценных бумаг – порядка 150 млрд рублей, и это означает, что этот институт сложился и работает в нашей стране, им пользуются.

В-третьих, мы расселяем аварийные дома. В нормальное жильё уже переехали почти 700 тысяч человек. С этого года мы продолжим расселение аварийного фонда, который признан таковым уже после 1 января 2012 года, а это свыше 9,5 млн кв. м.

Мы продолжим программы капитального ремонта. С 1 июля этого года практически всё строительство жилья перейдёт на проектное финансирование. Это в принципе должно исключить появление новых обманутых дольщиков. Застройщик больше не может привлекать средства людей напрямую. А чтобы помочь тем, кто уже столкнулся с этой проблемой, деньги начали выделять из федерального бюджета на завершение строительства. В этом году мы выделим порядка 8 млрд рублей. Также мы передаём регионам земельные участки. В прошлом году передали 575 га под строительство, чтобы можно было эти обязательства исполнить, а местные власти должны посодействовать в подключении проблемных домов к инженерным сетям.

И ещё одна тема, которая, хоть и опосредованно, тоже касается жилья. В канун отчёта Правительства я проводил совещания со всеми фракциями Государственной Думы по разным вопросам. Кстати, хочу ещё раз сказать, считаю эту практику очень полезной. Это не просто встречи в преддверии отчёта, а именно практический разговор по самым разным направлениям жизни нашей страны. Такие встречи всегда выливаются в конкретные поручения – коллеги здесь это знают.

Мы обсуждали одну тему, о которой, собственно, я хочу сказать. Мы обсуждали возможность продления дачной амнистии. Об этом говорили и коллеги из «Единой России». А на совещании этот вопрос поставила «Справедливая Россия». Я считаю возможным продлить дачную амнистию до 1 марта 2020 года. И дал соответствующее поручение по подготовке проекта федерального закона.

Ещё несколько десятилетий назад получение любой квартиры, многие это помнят, было абсолютно запредельным счастьем, которое затмевало всё остальное. Но сейчас людям важно не только в каком доме они живут. Выходя из подъезда, каждый хочет видеть красивый зелёный двор, иметь удобный подъезд, выезд. И конечно, чтобы были рядом магазины, поликлиники, школы и детские сады. Именно поэтому мы и начали проект «Жильё и городская среда». В нём принимают участие свыше 3 тыс. муниципалитетов, где живут 120 миллионов человек. Уже благоустроено 19 тыс. дворов и больше 200 парков.

Кроме того, мы продолжаем строить дороги. За счёт федеральных средств проложено свыше 200 км дорог в городах, подчёркиваю, в городах. Всего за прошлый год построено и реконструировано свыше 560 км федеральных трасс, это на 60% больше, чем годом ранее. Конечно, эти цифры мы будем наращивать. В мае открыто движение легковых автомобилей по Керченскому мосту, а с 1 октября – грузовых. В декабре этого года на мосту будет построена железная дорога. Мы также завершили строительство и ввели в платную эксплуатацию самый протяжённый участок (217 км) трассы М11 Москва – Петербург. Ввести последний участок планируем до конца текущего года.

Нормальная жизнь невозможна без нормальной экологии. Ещё одна из острых проблем – это свалки. Мы запустили масштабную реформу. Этой темой интересовались коллеги и из «Единой России», и из Компартии Российской Федерации. Задача – создать новую индустрию переработки отходов. Регионы получили право назначать операторов, над их работой установлен административный контроль, в том числе со стороны компании «Российский экологический оператор». Я рассчитываю на то, что и коллеги из Государственной Думы тоже примут участие в этих контрольных мероприятиях.

В прошлом году было ликвидировано 28 весьма опасных свалок, в частности полигоны «Быково», «Электросталь», «Каширский» в Московской области, промзона предприятия «Дарита» в Калининградской области. В ближайших планах – закрыть и рекультивировать такие свалки, как «Чёрная дыра», «Игумново», кучинская свалка, «Красный бор» – это всё очень известные и очень проблемные территории. Будем этим заниматься.

Уважаемые коллеги, на достижение национальных целей по улучшению качества жизни работают не только те меры, о которых я только что говорил. Необходимое условие – это сильная экономика. Та же бедность – явление одновременно и социальное, и экономическое. Чем быстрее мы будем развиваться, тем быстрее поднимем уровень жизни. За прошедший год удалось не только сохранить, но и укрепить положительные тенденции в экономике. Мы научились двигаться вперёд в крайне неблагоприятных внешних условиях. Я имею в виду нестабильность цен на нефть, торговые войны (они не только не заканчиваются, а, наоборот, форсируются), замедление глобальной экономики и, конечно, санкции, которые в последний период также усиливаются. Под надуманными и часто абсолютно абсурдными предлогами вводятся новые нелегитимные ограничения в отношении российского бизнеса, российских граждан. Государства, которые на словах провозглашают приоритет международного права, действуют исходя из презумпции абсолютной виновности нашей страны. Смотрите сами: если в любой точке мира ситуация развивается так, как не очень хотелось бы отдельным государствам, естественно, это продукт российского вмешательства. Логика примитивная, но очень удобная, в её основе – очевидное нежелание видеть Россию сильной, хорошо развивающейся страной. Всё это, конечно, осложняет нам выполнение планов, но, с другой стороны, такие экстремальные условия – хороший, хотя и жёсткий стимул работать эффективнее. Постепенно меняется структура экономики, мы гораздо меньше зависим от рынков сырья, соответственно, лучше готовы к возможным внешним шокам.

Несколько цифр в подтверждение этих выводов. Валовый продукт по итогам прошлого года вырос более чем на 2%.

Второй год подряд неплохими темпами – свыше 4% – растут инвестиции. Это не только деньги из бюджета или средства крупных компаний, сейчас и малый бизнес вкладывается в собственное развитие.

Мы выстроили (и я считаю, что это очень важное достижение) взвешенную и ответственную бюджетную политику. Впервые за несколько лет – точнее, с 2011 года – вышли на профицитный бюджет. По итогам прошлого года он составил больше 2,5%.

Мы нарастили международные резервы почти на 30 млрд, одновременно более чем на 60 млрд долларов сократили внешний долг.

Про инфляцию. Мы знаем, что по итогам прошлого года она была вблизи целевых значений, в начале этого она несколько ускорилась. Мы это предполагали. Рассчитываем, что этот кратковременный рост закончится и к концу года она вернётся к целевому уровню. (Этот вопрос интересует коллег и из «Единой России», и из других фракций.) Я уверен, что для этого есть все предпосылки.

Остаётся стабильной ситуация на рынке труда – уровень безработицы не превышает 5%. Конечно, по регионам ситуация сильно различается, это правда, и поэтому решения в сфере занятости должны быть именно адресными.

Всё это, безусловно, неплохие результаты, которые, кстати, признают и международные эксперты. Сейчас все ведущие мировые рейтинговые агентства отмечают положительные сдвиги в российской экономике. В настоящее время три основных мировых рейтинговых агентства, всем известные, оценивают рейтинг России на инвестиционном уровне.

Сегодня наша задача – не просто сохранить макроэкономическую стабильность. Наша задача – выйти на темпы выше мировых и уверенно закрепиться в пяти крупнейших экономиках мира. Это тоже наша национальная цель развития. Нужно добиться, чтобы хорошая макроэкономическая динамика не осталась для людей только новостью из телевизора, а стала фактом их повседневной жизни.

Эти задачи мы, конечно, одними государственными вложениями не решим. Нужно активно привлекать частный бизнес, улучшать деловой климат. Для этого необходимо несколько условий.

Первое – это деловая среда принципиально иного качества. Если мы спросим у бизнеса, что ему сегодня мешает, то очень часто нам скажут, что главное – просто не создавать каких-то новых проблем. Лучше не помогать, а просто не мешать. Бизнес измучен разными проверками, это тоже не секрет. Конечно, ситуация постепенно меняется, ещё семь лет назад в рейтинге Doing Business наша страна находилась во второй сотне стран, в прошлом году она продвинулась на 31-е место. Иногда говорят: ну, рейтинги и рейтинги, подумаешь… Но тем не менее это всё-таки достаточно объективные оценки международных экспертов. Почему я об этом говорю? Потому что вот это 31-е место впереди многих вполне современных преуспевающих экономик, таких как Нидерланды, Швейцария, Бельгия. Несколько лет мы в этом рейтинге уже опережаем все страны БРИКС. 

Мы ставим задачу войти в двадцатку, соответственно, выстраиваем на это и работу Правительства, формируем инструменты оперативного реагирования на запросы предпринимателей и, конечно, серьёзно перестраиваем сферу контроля и надзора. Также мы подключили более 400 региональных контрольно-надзорных органов в 80 регионах к государственной информационной системе. Но этого недостаточно, предприниматель должен понимать, чего от него хотят. Наша цель – избавить бизнес от избыточных и порой бессмысленных требований, это тысячи документов, зачастую они дублируют друг друга, противоречат друг другу. Поэтому мы решили прибегнуть к так называемой регуляторной гильотине, она направлена на отмену всех ранее принятых обязательных требований.

В-третьих, о чём хотел бы сказать, нужно продолжить совершенствование законодательства в сфере предпринимательских преступлений, я имею в вид» уголовно-пр»цессуальное законодательство, уголовное законодательство. Такое поручение было дано Президентом в Послании Федеральному Собранию. Очевидно, что помещать под стражу во время следствия по экономическим преступлениям можно лишь в качестве особой крайней меры, и вообще для бизнеса лишение свободы должно стать относительно редким наказанием. Гораздо эффективнее применять по таким составам крупные штрафы, административные санкции, возмещение убытков в гражданском процессе. По моему поручению в ближайшее время будет разработана концепция нового кодекса об административных правонарушениях. Вы все, уважаемые коллеги, знаете, насколько он у нас устарел, какой он тяжеловесный, трудный. Надо принять новый. Предприниматели просто не успевают фиксировать, что они нарушили в очередной раз, поэтому новый кодекс должен стать более компактным и более чётким.

Нужно модернизировать и валютное законодательство. Так, предлагается отменить уголовную ответственность за уклонение от возврата денежных средств при экспортных операциях, ограничиться административными мерами. В ближайшее время такого рода законопроект будет подготовлен. Но, наоборот, если происходит вывод средств и сокрытие имущества за границей, бизнес должен нести более строгую ответственность.

И по поводу конкурентных условий. Они касаются малого и среднего бизнеса. Темой поддержки предпринимательства интересовались коллеги из «Единой России». Мы вовлекаем негосударственные организации в социальную сферу, в оказание государственных услуг. Теперь они будут участвовать в конкурсах на доступ к бюджетным деньгам. В результате люди смогут сами выбирать, где получать услугу за государственные средства – в частной компании или в государственной.

Ещё одно условие по улучшению делового климата – это более эффективная система стимулов и гарантий для привлечения частных инвестиций. Мы видим готовность крупных компаний включиться в выполнение национальных проектов. Есть предварительные заявки, цифры очень значительные – порядка 75 трлн рублей.

Но предприниматель должен быть уверен, что его инвестиции защищены надёжно, а правила стабильны. Поэтому мы приняли принципиальное решение – в ближайшие шесть лет налоговую нагрузку не увеличивать. Но для этого была скорректирована в целом налоговая система. В частности, изменена ставка НДС. Это был непростой, но необходимый шаг. При этом мы сохранили все льготы по НДС на основные социально значимые товары и услуги. И нулевые ставки – на межрегиональные воздушные перевозки.

Одновременно был закреплён на постоянной основе тариф страховых взносов – на уровне 30%.

Был принят специальный налоговый режим для самозанятых. Пилотный проект с самыми низкими налоговыми ставками – в 4 и 6% – запущен в четырёх регионах. С 2020 года планируем распространить его на территорию всей страны.

Также очень важно создавать благоприятные условия для возвращения бизнеса в российскую юрисдикцию. Эту тему поднимали коллеги из ЛДПР, КПРФ и «Справедливой России». Ещё на год будет продлена амнистия капиталов. Начал действовать абсолютно новый для нашей страны механизм – специальные административные районы (это Калининградская область и Приморский край), в которых, по сути, правовые и экономические режимы аналогичны правилам международных финансовых центров.

С участием бизнеса мы разработали несколько новых инвестиционных режимов, главная задача которых – гарантировать неизменность налоговых и регуляторных условий. Инвесторам, которые вложат не менее 1 млрд рублей в социальную сферу, промышленность, сельское хозяйство и цифровую экономику, должна быть обеспечена стабильность порядка уплаты налога на добавленную стоимость, а также предоставлена возможность компенсировать часть затрат на создание необходимой инфраструктуры – за счёт сокращения налоговых платежей.

Такой законопроект – это своего рода инвестиционный кодекс – в ближайшее время мы направим в Государственную Думу. Над ним уже давно идёт работа, документ этот в высокой степени готовности. Рассчитываем, что он будет принят в весеннюю сессию.

Мы совершенствуем механизмы специальных инвестиционных контрактов, они себя хорошо зарекомендовали. В конце марта было принято решение увеличить предельный срок действия контрактов до 20 лет и продлить льготы по налогам на такой же период, убрать нижний порог по объёму инвестиций, привлекать к этой работе не только регионы, но и муниципалитеты.

Запущена фабрика проектного финансирования на базе обновлённого института развития – «ВЭБ.РФ».

Наконец, мы подготовили План действий Правительства по ускорению темпов роста инвестиций, утвердили его отраслевой раздел. Инвесторам, которые участвуют в наиболее важных для страны проектах по недропользованию, электроэнергетике, сельскому хозяйству, строительству, инфраструктуре, предложены эксклюзивные условия – специальные долгосрочные тарифы, льготные налоговые режимы и другие меры поддержки.

Все эти шаги, о которых я сейчас говорил, ориентированы на то, чтобы наша промышленность росла быстрее (мы тему промышленной политики обсуждали с коллегами из КПРФ), в том числе для достижения сразу двух национальных целей – ускорение технологического развития и создание в базовых отраслях конкурентоспособного сектора.

По итогам прошлого года рост промышленности составил около 3% против 2,1% в 2017 году. Позитивная динамика сохраняется и в начале этого года, что важно.

Основной вклад в эти показатели пока вносит топливно-энергетический комплекс. По итогам прошлого года обновлены рекорды по добыче нефти и газа. Но самую высокую динамику продемонстрировали сегменты, которые связаны уже с переработкой, что, конечно, особенно важно для нашей страны. Производство сжиженного природного газа выросло в 2018 году по сравнению с 2017 годом на 70%.

Продолжается развитие возобновляемой энергетики. Это тоже исключительно важная тема, имею в виду создание так называемых зелёных мощностей. Они выросли в 2,5 раза в прошлом году.

Рост в обрабатывающих отраслях также ускорился. Но это происходит неравномерно, надо признать. Наиболее высокие темпы были зафиксированы как раз в отраслях, которые сочетают в себе и хороший экспортный потенциал, и спрос на передовые технологии. Это автопром, судостроение, фармацевтика и целый ряд других.

Несколько позиций. По инвестиционному машиностроению и тем задачам, которые у нас стоят по машиностроению в целом. Отмечен рост более 4% в тяжёлом и энергетическом машиностроении. Хорошие экспортные показатели у нас в станкостроении – рост почти 17%. Это весьма неплохой результат. Правда, у нас база не такая большая, как надо было бы.

По фармацевтике. Был зафиксирован рост производства лекарственных средств на 3,5%. Принятые ранее Правительством решения по ограничениям, связанным с закупкой иностранных лекарств (в известных, конечно, пределах), позволили увеличить долю отечественных препаратов в натуральном выражении (я имею в виду сегмент государственных закупок) почти до 80%. И это очень важно, потому что в любом случае наши препараты дешевле, чем иностранные.

Автопром. В прошлом году было произведено на 14% больше автомобилей всех категорий, чем в 2017 году. А это означает оживление рынка. Продано на 12,4% больше, что говорит о восстановлении потребительского спроса и, конечно, свидетельствует о том, что внутренняя ситуация оживляется. Вырос и экспорт автомобилей – на 11,3% в количественном выражении.

Гражданский авиапром. Этой темой интересовались коллеги из ЛДПР. Ещё совсем недавно, мы все помним, производство там измерялось единицами в прямом смысле этого слова – один, два, три самолёта. В прошлом году наш авиапром произвёл 100 гражданских самолётов и вертолётов. Тоже не фантастическая цифра, но это уже что-то.

В прошлом году также успешно прошла сертификация нового двигателя ПД-14, который нам нужен для нового самолёта МС-21.

Пассажиропоток на воздушном транспорте вырос больше чем на 10%. Российские аэропорты в прошлом году обслужили более 200 миллионов пассажиров. Это максимальное число граждан за всю историю отечественной гражданской авиации.

Судостроение. В прошлом году заказчикам было передано 105 морских гражданских судов против 83 в 2017 году.

Идёт строительство новейших универсальных атомных ледоколов. В 2018 году завершена разработка технического проекта атомного ледокола-лидера, который способен обеспечить круглогодичную навигацию по Северному морскому пути.

Двузначные темпы роста, и это тоже очень отрадно, показало транспортное машиностроение. Суммарный выпуск грузовых вагонов увеличился почти на 19%, а пассажирских вагонов и вагонов метро – более чем наполовину.

Транспортное машиностроение мы обсуждали с коллегами из ЛДПР на совещании. Они обращали внимание на дефицит комплектующих для железнодорожных составов. Я дал поручение представить предложения по развитию производства компонентов для транспортного машиностроения.

Есть и другие отрасли, о которых хотел бы сказать.

По строительным материалам – в денежном выражении производство выросло на 5%.

По химической промышленности. Производство химических веществ и химических продуктов в прошлом году в физическом объёме выросло на 2,7%.

В лёгкой промышленности рост на 2%.

По экспорту тоже неплохая статистика. В два раза вырос экспорт строительных материалов. Примерно треть гидроизоляции, мягких кровельных материалов, нашего стекла сейчас отправляется за рубеж, что свидетельствует об экспортном потенциале отрасли. Это неплохо. Экспорт продукции химической промышленности вырос почти на 14%, лёгкой промышленности – на 4,6%. И не могу не сказать об этом, поскольку это действительно очень отрадное явление: отличные показатели по экспорту демонстрирует агропромышленный комплекс. Год назад мы обсуждали результаты, которые он показал в 2017 году. За прошлый год прирост практически на пятую часть, то есть на 20% – до 25 млрд долларов. По пшенице Россия занимает первое место в мире. Но растут показатели и по объёмам экспортных поставок других видов продукции – это мясо, молоко и некоторые другие.

Важно, что развитие сельского хозяйства даёт прирост производства в смежных секторах – производстве минеральных удобрений, сельхозмашиностроении. Сельхозмашиностроение поставило абсолютный рекорд по экспорту среди других отраслей – он вырос на 40%. Это означает, что мы реально производим качественную сельхозтехнику. Это результат прямой государственной поддержки.

Несколько слов про оборонку. Это одна их тех отраслей, где активно внедряются самые передовые технологические решения, развивается импортозамещение. Главное для оборонно-промышленного комплекса – это поддержание обороноспособности страны на том уровне, при котором ни у кого даже мысли не должно возникать о том, чтобы вести диалог с нашей страной при помощи силы. Качество и надёжность нашего оружия хорошо известны в мире, именно поэтому его и пытаются подвергать различным санкциям. Несмотря на эти санкции, очевидно, что портфель зарубежных заказов на российскую военную технику продолжает оставаться весьма весомым. Сейчас он оценивается приблизительно в 54,5 млрд долларов, среди партнёров России 100 государств.

Кроме того, в оборонке успешно решаются задачи диверсификации производства. Доля товаров гражданского назначения в общем объёме выпуска ОПК по итогам прошлого года превысила 20%. Такую задачу мы ставили. Фонд развития промышленности начал программу финансовой поддержки диверсификации на доступных условиях.

Развитие промышленности становится возможным благодаря реализации целого комплекса мер, в том числе пакета решений по повышению конкурентоспособности российской продукции. Тем предприятиям, которые принимают на себя обязательства по реализации программ повышения конкурентоспособности, предоставляется льготное банковское финансирование. В 2018 году на компенсацию указанных затрат было выделено 14 млрд рублей.

Новые стимулы для расширения экспорта и повышения конкурентоспособности даёт интеграция в рамках Евразийского экономического союза. В этом году ему, напомню, исполняется пять лет. Мы облегчаем условия для взаимной торговли, инвестиций. В полном объёме сейчас действует Таможенный кодекс, цифровая повестка дня реализуется, здесь мы с нашими коллегами стараемся всё это продвигать.

Поддерживая промышленность, мы не просто увеличиваем выпуск конкретной продукции, мы тем самым помогаем развитию тех регионов, где находятся эти предприятия, сохраняем и создаём новые рабочие места, укрепляем их экономику. Регионы живут очень по-разному, есть богатые, есть совсем небогатые. Главная цель – помочь каждому региону найти внутренние точки роста, и мы в Правительстве рассчитываем на очень плотную, уважаемые коллеги, с вами работу.

Именно на эти цели как раз и нацелена Стратегия пространственного развития, которая была принята и которая должна создать такие условия, чтобы каждый регион нашёл свою нишу в экономике нашей страны. Проект плана конкретных мероприятий по стратегии сейчас прорабатывается вместе с регионами и должен быть внесён в Правительство в ближайший месяц.

Для нормального развития регионов нужен надёжный доступ к транспортным магистралям и электросетям. Это критическая вещь для нашей огромной страны – снятие инфраструктурных ограничений. Мы приняли в прошлом году Комплексный план модернизации магистральной инфраструктуры до 2024 года. Он синхронизирован с национальными проектами, по сути, это тоже своего рода национальный проект.

Будут расширены важнейшие транспортные магистрали. Прежде всего речь о коридорах «Запад – Восток» и «Север – Юг» – логистическая инфраструктура, которая обеспечивает транзит и экспорт, морские и воздушные порты, автомобильные и железные дороги. План предусматривает создание уже в этом году новых электростанций (одна из них в Калининградской области и одна в Чукотском автономном округе), нескольких сотен километров новых линий электропередачи.

Но, конечно, основная работа по развитию территорий пойдёт в рамках национальных проектов. Они полностью должны быть заточены под специфику конкретного региона, в них определены контрольные показатели. В этом году на национальные проекты в регионах запланировано около 600 млрд рублей. Я обращаю внимание на то, что мы тоже никогда ранее не делали, но что очень важно, поскольку по-другому невозможно: в некоторых случаях мы будем софинансировать регионам 99% расходов. И это единственный способ эти проекты выполнить.

В последние годы мы серьёзно оздоровили региональные финансы. Это очень важная тема, поскольку ситуация была совсем неблагополучная. Этой темой, кстати, интересовались коллеги и из «Единой России», и из Коммунистической партии. В прошлом году впервые с 2007 года бюджеты регионов были исполнены с профицитом в более чем 500 млрд рублей. Доходы выросли на 15%. Число регионов с дефицитными бюджетами снизилось втрое (было 47, стало 15) – это действительно очень важно. Региональный государственный долг сократился почти на 5%.

Мы приняли целый ряд решений по акцизам на нефтепродукты, стимулировали рост внутри регионов с помощью грантов (эти решения вам известны), ну и, конечно, оказывали им поддержку в виде межбюджетных трансфертов. В прошлом году – свыше 2 трлн рублей. Всё это мы обязательно продолжим и в этом году в не меньших цифрах.

Для регионов с низким уровнем социально-экономического развития мы подготовим дополнительные меры. Я недавно собирал совещание по этому поводу. Ручное управление – это не очень хорошо, но в такой ситуации я считаю, что очень важно, чтобы за такими регионами был закреплён куратор из состава членов Правительства, который непосредственно будет помогать этому региону в принятии важнейших решений. По некоторым регионам я уже принял такие решения, кто будет за это отвечать, коллеги знают о своих обязанностях.

Будем делать всё, чтобы деньги, которые поступают в регионы, начали работать как можно быстрее. Они должны строго по графику превращаться и в новые детские сады, и в поликлиники, в дороги, в благоустроенные парки. И, конечно, всё, что тормозит работу, нужно убирать, как можно раньше заключать соглашения с регионами по субсидиям, которые у нас традиционно подписывались в самый последний момент, в середине февраля. Мы долго очень здесь раскочегариваемся, скажем прямо. Регионам надо начинать конкурсные процедуры – ещё раз хотел бы сказать об этом в зале заседаний Государственной Думы – сразу после получения уведомлений о предоставлении трансферта. А когда это происходит? Это уведомление, по сути, означает возникновение бюджетного обязательства в рамках бюджетного процесса с момента утверждения лимита, а лимит утверждается в рамках Закона о государственном бюджете, который вы, уважаемые коллеги, здесь принимаете и который подписывает Президент. Вот как только закон подписан, можно уже начинать заниматься подписанием документов. Я на это хотел бы ещё раз обратить внимание всех присутствующих. И я дал поручение подготовить предложения по срокам реализации национальных проектов до конца апреля.

Ещё одна тема по межбюджетным трансфертам, которые в Законе о бюджете распределены на три года. Соглашения с регионами нужно заключать на такой же срок. Мы, наконец-то, до этого дошли, потому что очень долгое время и в Правительстве, чего скрывать, и в других органах власти велась дискуссия на эту тему, но сейчас эта дискуссия закрыта. Надо заключать соглашения на тот срок, на который предусмотрены соответствующие трансферты, и, конечно, обеспечить максимальное распределение таких трёхлетних трансфертов по регионам. Кроме того, в период заключения трансфертных соглашений на уровне Федерация – регион, регион – муниципалитет надо законодательно ограничить. Здесь речь идёт о 15 днях. А предельный срок заключения соглашений по субсидиям с бюджетными и автономными учреждениями, организациями – установить до 15 февраля.

Конечно, перераспределение всё равно будет, его тоже нужно проводить максимально оперативно. Именно поэтому я принял решение о том, чтобы эти акты, эти решения принимались не на уровне руководства, Правительства и не рассматривались на президиуме Совета, который я возглавляю, а чтобы это делали сами кураторы национальных проектов. Просто чтобы оперативнее шла эта работа.

Будем также развивать контрактную систему. Мы предложили внести в неё изменения. Спасибо, что законопроект был рассмотрен на заседании Правительства две недели назад и наши коллеги из Государственной Думы уже приняли его в первом чтении. Документ сокращает время проведения муниципальных, государственных закупок, делает лучше и проще работу с подрядчиками, выбор новых подрядчиков в том числе. Надеюсь, что наша совместная работа здесь будет продолжена.

Особое внимание в рамках национальных проектов мы уделяли в прошлом году и уделяем в текущей работе так называемым геостратегическим территориям. Это Крым, Кавказ, Калининград, Дальний Восток, Арктическая зона.

В этом году мы утвердили государственную программу развития Крыма и Севастополя. Уже в 2019 году будет построен и оснащён многопрофильный медицинский центр. Будем строить трассу «Таврида». Это главная трасса для туристических путешествий по Крыму. Там есть и вопросы определённые. Когда я встречался перед отчётом Правительства с коллегами из КПРФ, они обращали внимание на цены на горюче-смазочные материалы в Крыму. Я дал поручение до 15 мая представить предложения по снижению их стоимости на полуострове. Коллеги в ближайшее время доложат, что можно сделать.

Туризм остаётся наиболее перспективной отраслью экономики Северо-Кавказского округа. В прошлом году там открывались новые курорты – в Чеченской Республике, в «Архызе» построены горнолыжные трассы. Поток туристов растёт, что само по себе неплохо.

В Калининградской области продолжилось строительство северного обхода города и эстакады «Восточная», а также инфраструктуры для индустриального парка «Храброво».

Приоритет, безусловно, Дальний Восток. Об этом спрашивают коллеги и из «Единой России», и из КПРФ. ТОР, свободный порт Владивосток переживают сейчас бум частных инвестиций. В прошлом году их объём превысил 190 млрд рублей. Строится и ремонтируется более 400 школ, там с этим действительно ситуация тяжёлая, детских садов, больниц, домов культуры. Конечно, всем этим нужно будет и дальше заниматься. Правительство продолжит поддерживать авиаперевозки с Дальнего Востока. С этого года льготные программы будут действовать круглогодично.

Арктика тоже имеет особое значение для нашей страны. Для изучения возможностей Северного морского пути в марте этого года впервые за много лет начала работу научная экспедиция «Трансарктика-2019». Завершено строительство морского порта Сабетта. Запущен на полную мощность проект «Ямал СПГ». Кроме того, начато строительство Северного широтного хода и модернизация железнодорожной сети региона – нельзя об этом забывать, поскольку Арктика действительно должна быть под нашим самым пристальным вниманием.

Уважаемые коллеги! Надо, наверное, завершать, потому что выступление довольно длинное. Но я хотел, чтобы у вас была рельефная картинка того, чем мы вместе с вами занимались в прошлом году и что планируем сделать в этом году.

Хочу ещё раз вспомнить Крым.

Одним из самых ярких событий 2018 года стало открытие Крымского моста.

Национальные проекты, о которых я достаточно подробно говорил в своём выступлении, – это тоже мост. Национальные проекты и этот мост связывают Россию сегодняшнюю с Россией будущего. С Россией, в которой мы будем жить уже через пять лет. Уверен, что, если мы будем качественно работать, у нас всё получится.

Спасибо за внимание. И конечно, я готов ответить на ваши вопросы.

В.Володин: Уважаемые коллеги, давайте поблагодарим Председателя Правительства за содержательный доклад. Это действительно доклад, который подводит итог работы Правительства за 2018 год и кроме этого даёт целеполагание, определены задачи. Но мы с вами только в начале пути в рамках заслушивания отчёта. У нас запланировано обсуждение, от фракций у нас подготовлены вопросы. От фракции КПРФ первый вопрос задаёт Коломейцев Николай Васильевич.

Н.Коломейцев (первый заместитель руководителя фракции КПРФ): Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Вот настоящие товаропроизводители, а я присутствовал на нескольких отчётных собраниях комитетов ТПП, очень озабочены несоответствием национальных целей и задач в указе по темпам роста, по другим параметрам с основными положениями монетарной политики Банка России и Минэкономразвития, которые в принципе прямо противоположны задачам. И прежде всего они озабочены завышенной процентной ставкой (они считают минимум в два раза), низкой монетизацией экономики. Милтон Фридман, который в 1978 году получил Нобелевскую премию, утверждал, что менее 50% не может быть монетизация, а у нас 42,1. Кроме того, завышенные требования к заёмщикам и колоссальная ориентированность законодательства только на сверхприбыль банков… Не считаете ли Вы правильным в закон о Банке России внести поправку, чтобы ввести ответственность за рост экономики – первое, а потом уже таргетирование инфляции? Второе. Всё-таки принять закон о 10% льготного НДС для плодовых и ягодных культур. И, конечно же, стакан молока для школьников. Ну это уже притча во языцех. Это основа организма. Спасибо.

В.Володин: Николай Васильевич, Вы подали пример на самом деле не очень хороший. Коллеги, мы договорились, что у нас по пять вопросов от фракций и вопросы должны быть более содержательные. Иначе вы войдёте в конфликт с другими фракциями. Николай Васильевич, сформулируйте вопрос, который Вы вначале задали, потому что Вы прошлись по всему спектру тем. Задайте всё-таки тот вопрос, на который Вы хотели бы получить ответ.

Н.Коломейцев: Дело в том, что кредитно-денежная политика влияет на всех. Вопрос касается изменения в закон, поддерживаете ли Вы введение ответственности ЦБ за рост экономики?

Д.Медведев: Да, спасибо большое, Николай Васильевич. Давайте я всё-таки попробую порассуждать в отношении необходимости корректировки кредитно-денежной политики, компетенции Правительства в этой сфере, Центрального банка. У нас здесь с Вами несколько, наверное, разные представления о том, каким образом строить нужно кредитно-денежную политику. Я не хочу сказать, что она идеальная, но во всяком случае эта политика позволила нам выстоять в самый сложный период – в период, когда на нашу страну обрушились все эти финансовые санкции, когда были закрыты рынки капитала и мы вынуждены были решать задачи нашего внутреннего выживания и развития за счёт внутренних ресурсов.

За последние годы, я вот только что с этой трибуны говорил об этом, мы всё-таки смогли создать устойчивую макроэкономическую конструкцию. И это признают сегодня все, как раз вот те самые эксперты из разных стран, разные рейтинговые агентства, которые говорят о том, что финансовая модель развития экономики нашей страны устойчивая, она гораздо более устойчивая, чем финансовая модель целого ряда развитых государств, которые нам подчас ставят в пример. В этом плане я не считаю необходимым существенно корректировать что-то в этой модели, потому что эта модель даёт нам возможность развиваться при сохранении низких темпов инфляции, а, стало быть, для населения это в целом облегчает жизнь, создаёт необходимый запас прочности. У нас растут резервы, у нас растут возможности по использованию дополнительно возникающих средств. Иными словами, перераспределение полномочий в системе взаимоотношений между Правительством и Центральным банком в настоящий момент установлено законом и не требует какой-либо корректировки, тем более что по ряду существенных вопросов мы действуем в рамках совместных решений. Я имею в виду, например, обсуждение и создание единой денежно-кредитной политики, за которую отвечают Правительство и Центральный банк.

Но насчёт уровня монетизации экономики, насчёт ставки, этот разговор можно вести долго, но мы с Вами понимаем, всё познаётся в сравнении. Давайте посмотрим на примеры, допустим, даже из практики жизни развитых экономик, входящих в Европейский союз. Там цифры гораздо хуже, чем у нас, и тем не менее нам подчас эти экономики приводят в пример. Поэтому полагаю, что в настоящий момент каких-либо существенных корректировок в этой сфере не требуется.

Б.Пайкин (член фракции ЛДПР)Уважаемый Дмитрий Анатольевич, одной из основных причин медленного развития малого и среднего предпринимательства в России является избыточное административное регулирование и давление на бизнес, о необходимости снижения которого ЛДПР говорит уже более 10 лет. На Гайдаровском форуме Вы сообщили о разработке механизма регуляторной гильотины, которая позволит избавить от неэффективных и избыточных требований. В декабре 2018 года в Госдуму внесён законопроект, направленный на оптимизацию регулирования нестационарной торговли. Однако предпринимательское сообщество скептически относится к подобным правительственным инициативам, так как регуляторная гильотина может так и остаться красивым понятием, а законопроект о нестационарных объектах уже сейчас содержит избыточное регулирование.

Прошу Вас сообщить о сроках внедрения и реальных ожидаемых результатах для бизнеса от механизма регуляторной гильотины. Готово ли Правительство идти навстречу предпринимательскому сообществу в работе над законопроектом о нестационарных объектах?

Д.Медведев: Борис Романович, спасибо за то, что Вы задали этот вопрос.

Вот это самая регуляторная гильотина – термин, конечно, красивый, но он был использован для того, чтобы просто запомнилось то, что мы предлагаем, то, что я предложил в начале этого года. Он в чём состоит? Мы должны отсечь весь нормативный массив устаревших актов в сфере контроля. Вот мы об этом талдычим на протяжении последних, наверное, 15 лет, что много контрольных органов, много устаревших актов. Все об этом говорят – и в Правительстве, и коллеги из Государственной Думы, бизнес об этом говорит, а ситуация меняется очень медленно, если вообще меняется, и какие-то новые возникают требования. Поэтому мы подумали и решили, что всё это нужно вот таким образом отсечь за один раз.

Сейчас подготовлено поручение в развитие Послания Президента о том, чтобы к 1 января 2021 года этот процесс завершить и выйти на совершенно новый режим применения обязательных контрольных требований. В чём он заключается? Все старые нормативные акты утратят силу, а новые нормативные акты должны быть приняты до соответствующей даты, тем самым мы как бы поставим заслон на пути использования документов, которые морально, экономически и даже политически изжили себя.

Сейчас готовится проект закона об общих требованиях к контролю, общих обязательных требованиях, нам, по всей вероятности, придётся принять и некоторые законы по специальным требованиям. Но именно этим всё должно и ограничиваться, только таким образом мы сможем навести порядок в этой сфере. Не сомневайтесь, у Правительства есть достаточно управленческого ресурса и желания это довести до конца, конечно, при вашей поддержке.

По поводу нестационарной торговли. Знаете, действительно тут разные есть точки зрения, я и с коллегами обсуждал эту тему, но всё-таки нам было бы желательно упорядочить общие подходы к тому, как эта нестационарная торговля ведётся. Во-первых, просто зафиксировать виды деятельности по нестационарной торговле. Во-вторых, установить, какие компенсации уплачиваются торговому предприятию, которое чем-либо занималось в случае, если такая точка ликвидируется, и решить вопросы о продлении сроков договоров аренды места и так далее. И это нужно сделать на федеральном уровне, а всё остальное, на наш взгляд, отдать в регионы. При этом у нас уже есть очень хорошие образцы вот этих нестационарных точек торговли, питания, производства, которые могли бы использоваться в нашей стране, то есть они сделаны уже нашими производителями. Думаю, что вот по такому пути можно было бы пойти.

В.Володин: Дмитрий Анатольевич, законопроект по этому вопросу Правительство внесло в Государственную Думу, он достаточно длительное время обсуждается в комитете профильном, но мы для себя определили даже график рассмотрения его, и он у нас стоял в повестке. Вместе с этим неожиданно для нас Правительство отозвало его. Если Вы не возражаете, было бы правильно, может быть, нам создать рабочую группу (знаем, что есть вопросы и у Совета Федерации) и вместе с профильным министерством рассмотреть этот вопрос. Возможно, мы найдём понимание и быстрее выйдем на решение.

Д.Медведев: Вячеслав Викторович, я это абсолютно поддерживаю. Более того, я разбирался, почему это произошло. Нужно доводить инициативы правительственные до реального результата, если есть, конечно, понимание со стороны уважаемых коллег-депутатов, а не заниматься переадресовкой этих документов туда-обратно. Обращаю на это, кстати, внимание и самого Аппарата Правительства, коллег, которые этим занимаются. Давайте создадим такую группу. 

А.Исаев (первый заместитель руководителя фракции партии «Единая Россия»):Уважаемый Дмитрий Анатольевич, Вы в своём выступлении сказали об успехах агропромышленного комплекса, привели убедительные цифры, но это относится к экономике. Что касается социальной сферы, то здесь мы все хорошо знаем, что село отстаёт. А для России село – это особый уклад жизни, которым сегодня живут 30 миллионов наших соотечественников. И Президент, и Вы говорили о необходимости принятия государственной программы устойчивого развития сельских территорий. Когда можно ожидать, что этот документ появится? На какие цели будут направлены средства? Как изменится облик села?

И всё-таки – плоды и ягоды. Сегодня это быстроразвивающаяся сфера, но необходимо поддержать наших производителей в их непростой конкурентной борьбе с импортёрами. Что может предложить Правительство?

Д.Медведев: Спасибо, Андрей Константинович.

Во-первых, по поводу самих жителей села: их не 30 миллионов, а 37 или 37 с половиной – по-разному у нас считается, тем не менее эта цифра выше. Это, строго говоря, четверть населения нашей страны сегодня. Поэтому это важнейшее направление. И мы ещё в прошлом году на совещании, которое проводилось Президентом, и я в нём тоже принимал участие, и впоследствии на съезде партии «Единая Россия» договорились, что программа по устойчивому развитию сельских территорий будет продолжена, поскольку она истекает.

Эта программа очень неплохо себя зарекомендовала. За счёт этой программы строились и школы, и детские сады, и ФАПы, принимались решения о строительстве жилья для молодых специалистов – я имею в виду учителей, врачей. Это, по сути, обустройство нашей деревни. Естественно, новая программа будет ориентирована на эти же направления, но при лучшем финансировании и при использовании всех возможностей, погружённых в национальный проект. Правительство обязуется принять эту программу до 1 июня текущего года.

Отвечаю и на тот вопрос, который до этого прозвучал, и на вопрос Андрея Константиновича, чтобы поставить точку. Действительно, эта тема неоднократно обсуждалась. Так получилось, что плоды и ягоды, фрукты у нас оказались исторически в другой ставке НДС, что, наверное, было объяснимо с учётом общих проблем жизни в 1990-е годы, но очень трудно объяснить сейчас. Мы все говорим о том, что наши дети, да и вообще все граждане нашей страны, должны иметь разнообразный стол, различные продукты питания, включая фрукты, соки, ягоды.

В настоящий момент по моему поручению прорабатывается два варианта решения этой задачи.

Первый вариант – дать субсидию всем российским производителям фруктов и ягод, чтобы их продукция была в лучших конкурентных условиях, чем продукция, которая поставляется из-за границы, поскольку до сих пор значительный объём фруктов и ягод поставляется из-за границы. Если помогать, проще говоря, то своим. Это первый вариант.

А второй вариант – просто унифицировать ставку на уровне 10%. Подготовим предложения и окончательно вас проинформируем.

Второй вариант хорош, конечно. Но, коллеги, давайте задумаемся. У нас пока ещё процентов 40, допустим, яблок – а это самый распространённый фрукт – поставляется из-за границы. Если мы введём такую ставку, то надо понимать, что частично это будет поддержка тех, кто поставляет эту продукцию из-за границы. Но, возможно, мы по этому пути и пойдём.

Коллеги, ещё раз хочу сказать про подходы. Мы хотим эту задачу решить не в текущем году один раз, а решить её навсегда. Или путём унификации ставки, о чём я сказал, – но в этом есть минус, который был упомянут, потому что нам, по сути, придётся за счёт нашего бюджета дотировать производство в других странах. Либо установить набор субсидий, который будут получать дополнительно к тому, что есть сейчас, на регулярной, постоянной основе наши сельхозпроизводители, чтобы их продукция была дешевле и доступнее для потребителей. Оба варианта взвесим.

Г.Хованская (член фракции партии «Справедливая Россия»): Уважаемый Дмитрий Анатольевич, всё больше собственников открывают спецсчета на капитальный ремонт своего дома. Однако их средства не защищены от банкротства или изъятия у банка лицензии, и возмещение пойдёт в общем порядке. Обеспечить сохранность средств можно путём страхования взносов на капремонт как для вкладов физических лиц. Сейчас система распространена только на малый и средний бизнес, к которым не относятся некоммерческие ТСЖ и ЖСК.

Можно ли будет решить эту проблему таким образом или каким-то другим? Второй вопрос – это льготное кредитование капремонта. Вы знаете прекрасно, что условия, которые предлагаются банками, не позволяют собственникам специальных счетов привлечь кредиты на капитальный ремонт. Здесь вопрос уже о том, что может сделать государство, какая может быть оказана господдержка?

Д.Медведев: Галина Петровна, это действительно весьма актуальные и важные вопросы, поскольку в целом государственная поддержка ремонтов должна быть продолжена. Эти программы себя неплохо зарекомендовали в регионах, их просят продолжать люди и, конечно, региональные власти.

По поводу дополнительных возможностей по гарантированию, защите специальных счетов и льготному кредитованию. Давайте мы проанализируем все возможности, которые здесь есть, включая, конечно, и дополнительные финансовые гарантии, которые по ним могут быть даны.

Но очевидно, что там не может быть режима, абсолютно аналогичного другим счетам, это всё-таки особые деньги. Причём они должны размещаться только в специальных банковских учреждениях. Таких учреждений у нас в стране – по тем правилам, которые есть, – всего пять, и в значительной степени они и так уже находятся под контролем государства. Но я готов дополнительно дать указание проработать этот вопрос с привлечением и банковского сообщества, и, конечно, Правительства.

А.Куринный (член фракции КПРФ): Уважаемый Дмитрий Анатольевич, горизонт планирования для стран «Большой двадцатки» обычно составляет 20–70 лет, в то время как российский закон «О стратегическом планировании», принятый в 2014 году, игнорируется фактически Минэкономразвития, потому что соответствующих подзаконных актов нет.

Второе. Анализ экономической ситуации в части госкомпаний и ПАО с госучастием говорит о том, что они регулярно не выполняют свою обязанность по перечислению 50% прибыли в бюджет, в то время как их руководство, топ-менеджеры получают сегодня приличные, неоправданно приличные зарплаты и бонусы.

Ну и третье – это дольщики. Вы сказали, что 8 млрд будет выделено в этом году на решение этой проблемы, в то время как большинство «дорожных карт», существующих на сегодня, сорваны.

Какие меры будет принимать Правительство в связи с этими тремя проблемами?

Д.Медведев: По поводу горизонта планирования, я вот как раз не считаю, что мы боимся заглянуть за горизонт, что мы скованы какими-то сиюминутными задачами.

Совсем недавно мы обсуждали на Правительстве и приняли решение по прогнозу, который у нас распространяется на период до 2035 года, а это не среднесрочный прогноз, это долгосрочный прогноз. При этом упомянутое Вами МЭР, то есть Министерство экономического развития, предлагает также подготовить и прогноз до 2050 года, это как раз позиция министерства, в настоящий момент они этим занимаются. И для нас важно видеть, что будет впереди, но мы с Вами понимаем, что ценность таких прогнозов носит достаточно условный характер. Мы сейчас не используем директивного планирования, как это было в прежней жизни, и поэтому такого рода прогнозы для нас важны, но они всё-таки не должны затмевать необходимости активно сосредоточиться на работе в текущей перспективе.

Но ещё раз подчеркиваю: такие решения принимались по прогнозам, прогнозированию до 2035-го и последующие годы, и будут приниматься.

По поводу дивидендной политики. Действительно, у нас есть общий подход о том, что в нынешней ситуации, подчёркиваю, дивидендная политика – это решение собственника, в данном случае собственник – это государство. Она может меняться в зависимости от тех целей, которые мы преследуем. С одной стороны, мы не должны ставить общество в сложное положение, когда оно всю прибыль, например, выплачивает в качестве дивиденда, но, с другой стороны, мы должны получать доходы от участия в компаниях с государственным участием.

Мы остановились на цифре в 50%, и я не так давно утвердил специальное решение, но оно имеет и исключения. В чём эти исключения состоят? Общее правило – 50%, и мы стараемся делать так, чтобы компании строго придерживались этого подхода. Но в ряде случаев, когда речь идёт об инфраструктурных компаниях, у которых очень значительные инвестиционные планы, которые невозможно уложить в оставшиеся 50%, мы размер дивиденда, то есть прибыли, вправе откорректировать.

Это может быть связано также со спецификой отраслевой деятельности компании, ну, например, это оборонка. Там по разным причинам (не буду их объяснять, Вам наверняка понятно) мы устанавливаем меньше размер дивиденда, и это может быть связано с санкционными ограничениями, которые введены в отношении компаний с государственным участием.

В данном случае всё, что я сказал, касается акционерных обществ. Одновременно были приняты решения о том, чтобы и унитарные предприятия тоже в сопоставимых объёмах участвовали в распределении прибыли. Так что будем обязательно контролировать исполнение этих решений.

Ну и по дольщикам. Очевидно, что эта проблема сложная, я вот когда выступал с трибуны, об этом говорил. Мы действительно деньги планируем, но решить эту задачу в комплексе сможет только наша совместная, консолидированная работа с регионами. Для этого мы перечисляем деньги регионам, регионы готовят площадки. Ну и, конечно, предпринять нужно будет все усилия, чтобы эта проблема не разрасталась в будущем. Я уже говорил об этом, кстати, и в прошлом году. Нам в принципе нужно переходить от модели долевого строительства к другим моделям, которые не создают таких рисков, и вот эту работу нужно продолжить.

А.Диденко (член фракции ЛДПР, руководитель комитета Государственной Думы): Уважаемый Дмитрий Анатольевич, в 2013 году в одном из интервью швейцарской газете на Всемирном экономическом форуме Вы сказали, что в ближайшие пять лет в России не будет полной безоговорочной победы над коррупцией, за это время властям удастся лишь ощутимо снизить её уровень благодаря принятым законодательным мерам, взаимодействию правоохранителей и гражданского общества и изменению менталитета россиян.

С тех пор прошло уже более шести лет, приняты многие законодательные меры и решения, однако наши правоохранители периодически возбуждают уголовные дела в отношении чиновников самого разного уровня.

У фракции ЛДПР есть конкретные предложения по усилению эффективности мер борьбы с коррупцией. Это межпартийные администрации у губернаторов, это передача контрольных и надзорных функций оппозиционным представителям. Это усиление общественного контроля на местах до самого маленького муниципалитета.  

Как Вы можете прокомментировать предложения ЛДПР? Как Вы оцениваете текущую систему, её эффективность профилактики борьбы с коррупцией?

Д.Медведев: Ну, Алексей Николаевич, что я могу сказать? Я был прав, когда давал это интервью в 2013 году. У нас ещё масса проблем остаётся, которыми мы должны совместно заниматься. Я имею в виду в сфере борьбы с коррупцией. Меры, которые приняты, повлияли на ситуацию. Есть масса примеров (я сейчас их не буду приводить) того, что и дела уголовные стали возбуждаться по коррупционным составам так называемым, и в целом ситуация улучшилась. Но они ещё недостаточны. Для этого у нас утверждён национальный план по борьбе с коррупцией до 2020 года. Естественно, мы действуем в рамках этого плана, вносим свои предложения по совершенствованию законодательства, обсуждаем их с вами, принимаем те или иные решения, которые пойдут на пользу делу.

Вы назвали три вещи. Я эти три вещи и прокомментирую. Вот так называемая межпартийная администрация... Ну, смотрите, конечно, само по себе наличие представителей разных партий в региональных администрациях неплохо. Но, мне кажется, навязывать, вот специально говорить нашим коллегам-губернаторам, что обязательно нужно включить представителей разных партий, – не очень правильно, потому что само по себе это тоже не страхует от коррупции.

В отношении передачи контрольных полномочий оппозиции. Мы с Вами понимаем, это тоже нестойкая модель, поскольку и оппозиция может так или иначе меняться, и это внесение политического инструмента в обычную государственную деятельность – мне кажется, это тоже не очень правильный путь.

А вот в отношении общественного контроля я полностью с Вами солидарен. Этот общественный контроль нужно развивать на всех уровнях, и мы готовы в этом вам способствовать.

О.Окунева (член фракции партии «Единая Россия»): Уважаемый Дмитрий Анатольевич, в своём выступлении Вы сказали о том, что жизнь, говоря о бедности, далека от идеала и у семей много трудностей. Вы сказали, что причины для этого достаточно разные. На наш взгляд, не должно быть причиной бедности семьи нахождение в отпуске по уходу за ребёнком от полутора до трёх лет. Мы повторно задаём этот вопрос Правительству. Вы также говорили о том, что необходимы новые решения. Каких решений ждать от Правительства с тем, чтобы размер компенсационной выплаты всё-таки не был 50 рублей в месяц?

Д.Медведев: Спасибо, Ольга Владимировна, что Вы вернулись к этой теме. Она действительно волнует наших людей, я сам получаю большое количество обращений по этому поводу. Я напомню, что эта выплата была установлена указом Президента Российской Федерации в 1994 году. С тех пор очень всё изменилось. И ещё на прошлом отчёте я сказал, что мы подготовим предложения. Эти предложения в целом готовы, хочу Вас проинформировать о них. Мы считаем правильным рассмотреть вопрос о существенном повышении размера этого пособия, сделать это начиная со следующего года. Мои коллеги сейчас готовят предложения, направленные на то, чтобы это пособие носило адресный характер, чтобы его реально получали как раз те, кто в нём, безусловно, нуждается, чтобы это была достаточно весомая добавка в семейный бюджет. В ближайшее время эти предложения будут подготовлены. Я обсуждал эту тему и с Президентом страны, так что решение будет принято.

В.Володин: Спасибо Вам. Коллеги, решение замечательное. Почему левые не поддерживают? Это то, что мы ждали 25 лет. Коммунизм, сколько строили, так и не построили, а здесь решение есть. Поэтому давайте быть более объективными. Всё хорошее поддерживаем вместе, плохое – пожалуйста, критикуйте.

М.Емельянов (первый заместитель руководителя фракции партии «Справедливая Россия»): Уважаемый Дмитрий Анатольевич!

Фракция «Справедливая Россия» считает одной из главных проблем Правительства неспособность обеспечить высокие, устойчивые темпы экономического роста. Причём все экономические условия для этого есть, но ограничивающий фактор – макроэкономическая политика, которую проводят Центральный банк и Правительство. Так, бюджетная политика угнетающе действует на потребительский спрос и, как следствие, на инвестиционный спрос. Налоговая политика, в частности повышение НДС на 2% (на наш взгляд, неоправданное), изымает средства у предприятий и тормозит инвестиционную активность. Отсюда и невысокие, явно неудовлетворительные темпы инвестиций.

Вопрос такой: готовы ли вы каким-то образом менять направление макроэкономической политики, вносить коррективы? И готовы ли в этом вопросе взаимодействовать с оппозицией, в частности с нашей партией? У нас есть несколько предложений на этот счёт. Мы предлагали регулярно альтернативный бюджет, мы предлагали изменения порядка возмещения НДС экспортёрам сырья, мы предлагали изменения порядка госзакупок.

Д.Медведев: Михаил Васильевич, ответ постараюсь дать коротко.

Безусловно, взаимодействовать готовы и я, и мои коллеги, в том числе из финансово-экономического блока. Это первая часть ответа.

А вторая часть ответа, наверное, для Вас не будет удивительной, потому что я об этом говорил  с трибуны – здесь наши позиции расходятся: я не считаю макроэкономическую политику, которая проводится в нашей стране, в настоящий момент неэффективной. Именно она позволяет нашей стране развиваться, и развиваться в крайне трудных условиях: в условиях санкций, блокад и так далее.

Поэтому я считаю, что нам нужно обязательно сохранить общие контуры той макроэкономической политики, которую мы выстраивали, скажем прямо, последние почти 20 лет.

А.Журавлёв (независимый депутат, избранный от партии «Родина»)Уважаемый Дмитрий Анатольевич! 2018 год был очень богат на информационное сопровождение интеграционных процессов между Россией и Белоруссией. Как в нынешнем году и в последующем будет этот процесс развиваться? В том числе торгово-экономическое сотрудничество?

Готовясь к заседанию, я посмотрел презентацию Минпромторга, подготовленную в свете реализации планов национального проекта «Международная кооперация и экспорт», и там Белоруссия не фигурирует как страна СНГ, на территорию которой будут распространяться меры государственной поддержки экспорта отечественных товаропроизводителей, в отличие, скажем, от той же Украины.

Хотелось бы понять позицию Правительства по этому вопросу.

Д.Медведев: Накажем всех в Минпромторге за неправильное изложение сути нашей экономической политики.

Для нас Белоруссия остаётся ближайшим партнёром, является участником Союзного государства. В этом году, кстати, 20 лет исполняется союзному договору. Я помню, как он разрабатывался, я даже принимал участие в согласовании отдельных его положений в 1999 году, работая в Аппарате Правительства. Этот договор является фундаментом нашего интеграционного развития с Белоруссией.

В настоящий момент мы ведём с нашими коллегами, нашими партнёрами из Белоруссии разговор о том, каким образом эту интеграцию сделать ещё более весомой. Белорусским друзьям переданы наши предложения по интеграции. Они определяются, что для них является приемлемым, что менее приемлемым. Контакты продолжаются, работают ведомства. И конечно, для нас Беларусь является очень важным рынком. Я уж не говорю о том, каким важным рынком является российский рынок для белорусских товаропроизводителей.

Никакие решения не пересмотрены и не отменены. Мы, конечно, и дальше будем развивать наше сотрудничество. Но при этом мы должны, естественно, помнить о том, что такое сотрудничество должно быть в конечном счёте взаимовыгодным. На этих принципах мы и выстраиваем наш диалог. И президенты неоднократно этот вопрос обсуждали, и я со своими коллегами, премьер-министрами Республики Беларусь, эти вопросы обсуждал. Эти дискуссии, эти переговоры будут продолжены по всем вопросам, начиная от сотрудничества в промышленной сфере и заканчивая работой на рынках третьих стран.

О.Смолин (член фракции КПРФ)Уважаемый Дмитрий Анатольевич, мой вопрос – два в одном: про пенсии.

По данным думского комитета по аграрным вопросам, надбавку к фиксированной выплате 25% получают 975 тысяч работников сельского хозяйства с большим стажем. По оценкам Владимира Ивановича Кашина (председатель комитета Государственной Думы по аграрным вопросам), это меньше половины тех, кто должен был её получать. Просьба дать поручение при участии думского аграрного комитета пересмотреть список профессий и должностей организаций, дающих право на такую надбавку.

Вторая часть. По данным Росстата, количество работающих инвалидов с января 2016 по январь 2019 года сократилось на 888 тысяч – почти на миллион. Сейчас их 17% от числа инвалидов трудоспособного возраста, а согласно программе «Доступная среда» к 2020 году должно быть 40%, в 2025-м – 51%. Одна из причин – отказ от индексации пенсий работающих, в том числе инвалидов. У многих инвалидов первой и второй группы пенсия сравнима или выше заработной платы. Когда четверть пенсии им не платят, люди уходят с работы или работают без оформления...

Потери бюджетной системы суммарные больше, чем экономия Пенсионного фонда.

Уважаемый Дмитрий Анатольевич, мы просим Вас вернуться к этому вопросу и дать поручение провести специальное совещание под Вашим руководством и, если возможно, с нашим участием.

Д.Медведев: Олег Николаевич, по надбавке аграриям поручение я, естественно, подпишу по итогам нашего сегодняшнего обсуждения.

По поводу работы инвалидов. Это действительно очень важная социальная тема. Мы заинтересованы в том, чтобы активно привлекать людей с ограничениями в трудоспособности к активной жизни, к труду в том числе. Цифры, которые Вы приводите, конечно, нас не могут устроить.

Если говорить о системе индексации пенсий, то эта идея звучала. Можно к этому вопросу ещё раз вернуться, я не возражаю, естественно, против проведения совещаний. При этом, принимая такие решения, мы должны смотреть за ситуацией в целом, потому что если мы примем такое решение в отношении отдельной категории, пусть даже такой чувствительной, как инвалиды, и не примем по другим, то это может быть поводом для обращения в том числе в Конституционный Суд. Но я ещё раз готов эту тему обсудить.

И.Торощин (член фракции ЛДПР)Уважаемый Дмитрий Анатольевич, в середине марта текущего года руководством ФАС была публично озвучена информация, что жители России переплачивают по тарифам за жилищно-коммунальные услуги минимум в два раза.

ЛДПР много лет уже говорит о том, что у нас есть грамотные специалисты, разработавшие методики определения справедливых и экономически оправданных тарифов на жилищно-коммунальные услуги. Они готовы хоть завтра выехать в любой регион и в кратчайшие сроки определить реальные цифры. Необходима лишь только информация от ресурсоснабжающих организаций. Сегодня это одна из самых больных тем жителей нашей страны. Поэтому прошу сообщить, как Правительство реагирует на позицию ФАС и какие меры принимаются, чтобы снизить тарифы до реальных. И хочу обратить Ваше внимание, что особенно остро ситуация с завышенными тарифами присутствует в Волгоградской области, где творится полный беспредел в сфере ЖКХ и в деятельности по обращению с твёрдо-коммунальными отходами.

Д.Медведев: Игорь Андреевич, тема действительно насущная, надо вместе ей заниматься. Если есть хорошие материалы, хорошие методики и хорошие специалисты, мы никогда не отказываемся. Давайте подумаем, как и ваших специалистов привлечь к этой работе.

Если говорить об общем подходе, то, безусловно, рост тарифов должен быть ограничен инфляцией. Этого и должны придерживаться федеральные и региональные власти, и на это нацелена работа Федеральной антимонопольной службы.

Но в то же время нужно контролировать, что происходит в различных регионах. Здесь Вы правы абсолютно, поскольку подчас в регионах, которые находятся рядом друг с другом, тарифы совершенно разные и это никак экономически не обосновано.

Очень важно, кстати, будет и подготовить, и принять (сейчас такой документ уже готов) закон о согласовании роста тарифа на электроэнергию с федеральным антимонопольным органом. Я надеюсь, что вы тоже в этом нас поддержите.

Одновременно нужно очень внимательно следить за тем, что происходит в управляющих компаниях, такая деятельность тоже ведётся.

Насчёт Волгоградской области информацию принял к сведению. 

А.Макаров (член фракции партии «Единая Россия»): Уважаемый Дмитрий Анатольевич! Огромные средства выделены, бюджетные процедуры совершенствуются. Но бюджетный кран, вот он есть и есть пробка, которая этот кран перекрыла, эта пробка – 44-й закон. В нём давно процедуры убили и цель этого закона, и смысл, для которого он создавался, остаётся лишь видимость контроля.

Многие вопросы удалось решить, ну например, вопросы культуры, детский оздоровительный отдых – это очень важно: лето впереди, решили.

Вы упомянули… Вчера во втором чтении был принят правительственный закон, очень много действительно важных вопросов, не буду перечислять, Вы о них говорили. Но вот осталось пять вопросов, например, лекарства. Ведь совместная работа с Правительством идёт, но вот по пяти пока решения совместного, такого понимания нет. 

Очень бы хотелось, строго говоря, понять, как можно ускорить процедуру принятия решений. Потому что от того, насколько быстро решим,  и зависит вопрос, о котором мы сегодня говорили.

Или эти деньги будут продолжать лежать просто, огромные средства, которые нашло Правительство по решению Президента, будут лежать на счетах в казначействе, или они пойдут в экономику и будут решать проблемы людей, о которых Вы сегодня говорили.

Д.Медведев: Андрей Михайлович, Вы правы. И как коллега коллегу я не могу Вас не поддержать в том, что процедуры, конечно, очень важны, но они не должны работать против смысла закона, это абсолютно точно.

Поэтому нам нужно (и мы с такой инициативой выступили, спасибо вам большое, я имею в виду депутатов Государственной Думы, за то, что вы нас в этом поддержали) привести 44-й закон, что называется, в чувство, сделать его сообразным текущему моменту. Огромные деньги не должны зависать только из-за того, что у нас масса разных процедур, подчас бессмысленных. Вы законопроект пропустили через первое чтение?

В.Володин: Второе, вчера мы во втором чтении рассмотрели. Причём, Дмитрий Анатольевич, могу здесь высказать слова благодарности, потому что нам важно здесь также для чистоты, что называется, отношений, чтобы был диалог доверительный и конструктивный. Вчера мы с Правительством нашли понимание по более чем 70 поправкам.

И это итог работы той группы, которую Александр Дмитриевич Жуков возглавлял. Вместе с Правительством мы по ним имеем общую точку зрения, и эти поправки были приняты на вчерашнем заседании во втором чтении.

Мы планируем завтра рассмотреть законопроект уже в третьем чтении, но у нас осталось порядка пяти поправок, которые действительно существенно улучшают законопроект, но при этом пока мы не договорились о единой позиции, а выходить на разночтениях – это значит подвергать судьбу закона риску…

Д.Медведев: Вячеслав Викторович, спасибо, что ещё раз об этом меня проинформировали. Я по этому закону получаю непосредственно информацию от своих коллег из Правительства, и у меня есть предложение. Упомянутые Вами пять поправок, по которым ещё не успели договориться, – я сейчас предложу своё видение, если это видение окажется приемлемым для уважаемой Государственной Думы, тогда можно было бы ещё раз по этим поправкам пройтись и принять решение.

Что я имею в виду? Надеюсь, что здесь мы близко мыслим с коллегами-депутатами. Речь идёт, во-первых, о так называемой начальной или максимальной цене контракта, по которому допускается проведение так называемого короткого аукциона, электронного аукциона. Я предлагаю здесь установить более высокие цифры, чем есть сейчас: до 300 млн рублей по общему порядку, а по строительству – до 2 млрд рублей.

Это не всё ещё. Теперь по поводу лекарств. Эта тема вообще очень щепетильная, важная, чувствительная, она касается людей, которым по медицинским показаниям – это индивидуальная непереносимость, жизненная ситуация – необходимо получать лекарственные препараты по решению врачебной комиссии, то есть просто на основании такого решения. Я предлагаю, чтобы без конкурентных процедур эту цифру мы подняли с 200 тыс. до 1 млн рублей, это позволит закрыть практически весь сегмент таких лекарств.

Третье, о чём хотел бы сказать, – это по поводу увеличения предельной цены контракта, когда можно его заключать без проведения конкурентных процедур, то есть со всеми заказчиками. Здесь есть предложение просто поднять эту цифру до 300 тыс. рублей. Насколько я знаю, это попадает где-то в створ предложений, которые коллеги готовили.

Четвёртое касается малого бизнеса. Ну малый бизнес на то и малый, у него нет возможности каждый раз там всё заполнять, готовить, решения различные проводить, с банками передоговариваться по поводу обеспечений. Поэтому предложение такое: отойти от необходимости предоставления малым бизнесом различного вида обеспечительных мер, таких как залоги, гарантии и так далее, если такой малый бизнес уже имеет положительный опыт работы по государственным и муниципальным контрактам, если он себя нормально зарекомендовал. Мне кажется, это справедливо.

Ну и, наконец, есть предложение, его озвучивали коллеги из Москвы, Сергей Семёнович Собянин у меня на совещании, по поводу того, чтобы распространить изменения вот этих существенных условий контрактов по тем новеллам, которые коллеги предлагают, не только на обычные, стандартные объекты капитального строительства, но и на объекты культурного наследия, поскольку они тоже требуют реконструкции и это упростит такого рода работу.

Вот пять предложений.

В.Володин: Уважаемые коллеги, думаю, что мы с вами вышли на тот компромисс, которого добивались. Спасибо, Дмитрий Анатольевич, потому что с министерствами у нас не получилось.

Д.Медведев: Для этого есть Председатель Правительства.

В.Володин: Ну знаете, Дмитрий Анатольевич, если бы мы вышли раньше с ними на такой диалог, можно было бы Вас и не обременять этими вопросами.

О.Шеин (член фракции партии «Справедливая Россия»)Уважаемый Дмитрий Анатольевич!

По оценкам РАНХиГС, 33 миллиона наших сограждан получают заработную плату по чёрной либо серой схеме. По оценкам Росстата, теневой фонд оплаты труда составляет порядка 12 трлн рублей, и соответственно выпадающие доходы субъектовых муниципальных бюджетов – 1,5 трлн, Пенсионного фонда – 2,5 трлн рублей в год. При этом фирмы, которые уклоняются от уплаты страховых взносов, налогов, фактически демпингуют при проведении конкурсов и подрядов, то есть честно работать становится невыгодно.

«Справедливая Россия» предложила, чтобы, если судом установлен факт работы фирмы с привлечением чёрной и серой занятости, такую фирму на год отсекать от государственных и муниципальных заказов, подрядов и от налоговых льгот. Готово ли Правительство поддержать такое предложение?

И пользуясь случаем, раз уж речь зашла о Росстате: не находите ли Вы, что ведомство, которое подводит итоги работы Правительства, Росстат, рационально вывести из-под подчинения Правительства и перевести на прямое подчинение Президенту либо, как Счётная палата, утверждать через российский парламент руководство?

Д.Медведев: Понятно, Олег Васильевич.

По поводу серых зарплатных схем, конвертов. Здесь наша позиция с Вами абсолютно одинакова – это однозначно плохо. Мы стараемся всеми возможными средствами с этим бороться, включая и контрольные процедуры, и передачу администрирования уплаты страховых взносов, например, Федеральной налоговой службе, для того чтобы большее количество денег собирать. Кстати, это позволило собрать за последние два года существенно больше средств. Там, по-моему, в прошлом году на 600 млрд больше, если говорить о Пенсионном фонде.

Что же касается предложения отсекать от тендеров, от конкурсов, других конкурентных процедур фирмы, которые не платят нормально зарплату: если об этом есть данные, давайте мы ещё раз к этому вопросу вернёмся. Может быть, это и возможный подход. Хотя они и так должны нести ответственность, установленную действующим законодательством. Давайте мы ещё раз это изучим.

Что касается идеи передачи Росстата из Правительства. Вы понимаете, любой орган можно передать куда-то в другое место. Вопрос в том, насколько эффективнее он будет работать. Пока во всяком случае я такой необходимости не чувствую.

Р.Шайхутдинов (независимый депутат, избранный от партии «Гражданская платформа»)В прошлом году все мы столкнулись с резким ростом цен на бензин. И Правительство, надо отдать должное, приняло меры. Были подписаны соглашения с нефтяными компаниями, но эти соглашения истекли 1 апреля.

Нас ждёт впереди посевная, массовые перевозки. Что собирается делать Правительство, если опять будет рост цен на топливо?

И второй вопрос. Нацпроект по поддержке малого предпринимательства. Сегодня это всё-таки социальная дотация бизнесу или инвестиции? Если инвестиции, то есть предложение совместно, может быть, с парламентом подготовить показатели эффективности этих инвестиций. И чтобы Минэкономразвития отслеживало эти показатели.

Д.Медведев: Сначала про бензин и иные нефтепродукты, включая дизельное топливо. Действительно, ситуация в прошлом году вышла из-под контроля. Это плохо. Пришлось в неё вмешиваться и Президенту, и по его поручению – Правительству, установить целый ряд правил и даже, что называется, погрозить пальцем компаниям, которые производят нефтепродукты, под страхом введения так называемых заградительных экспортных пошлин. Эти меры успокоили ситуацию, сейчас ситуация под контролем, она стабильна.

Действительно, был подписан документ на три месяца, для того чтобы сохранить такой режим работы. Мы в Правительстве договорились предложить компаниям ещё на три месяца продлить такой режим работы – не обязательно в рамках соглашения, а в рамках некоего единого документа, который всеми компаниями одобряется. Такая работа проведена, компании соответствующее решение приняли. Надеюсь, что всё останется именно в тех пределах, которые мы и обозначали.

У нас небольшой рост произошёл – в пределах 1,5%, но это в начале года было связано с введением более высокой ставки налога на добавленную стоимость. Никаких других факторов, которые должны влиять на цены на бензин и дизельное топливо, быть не должно. Но при этом мы смотрим в будущее и в настоящий момент согласовываем общий подход – по поводу использования так называемого механизма обратного акциза на нефтепродукты и введения дополнительной – точнее, изменённой – так называемой демпфирующей надбавки. Это позволит и нефтяным компаниям чувствовать себя более уверенно, и в то же время сохранить стабильность на рынке. Окончательные предложения будут подготовлены и, надеюсь, позволят нам все эти задачи решать. В том числе и задачи, которые я считаю важнейшими: по обеспечению села горюче-смазочными материалами. Проводил недавно на эту тему видеоселектор со всеми регионами. Ситуация стабильная, но под контролем её будем держать.

Отвечаю на ваш отчасти философский вопрос о том, является ли для малого бизнеса та поддержка, которая идёт по линии государства, инвестицией или просто какими-то дотациями: мне бы хотелось, чтобы это, конечно, были инвестиции. И в этом смысле я, естественно, готов поддержать вашу идею – поработать вместе с коллегами из Государственной Думы. Такое поручение Министерству экономического развития я дам.

В.Володин: Надеемся, что Министерство экономического развития примет это к исполнению и мы начнём работать уже с сегодняшнего дня.

Д.Медведев: Вы внимательно следите за работой Министерства экономического развития, я знаю, а Министерство экономического развития – за работой Государственной Думы. Так что вы испытываете взаимную симпатию. Надеюсь, так и будет дальше.

В.Володин: Это хорошо. Это обеспечивает баланс эффективной работы ветвей власти.

Д.Медведев: Так и есть.

С.Пантелеев (член фракции КПРФ)Дмитрий Анатольевич, за последние три года отгрузка сельхозтехники на внутренний рынок российскими предприятиями выросла на 25%, производительность труда – на 12%. И всё это во многом благодаря различным мерам господдержки. Постановление №1432 является одним из наиболее эффективно работающих механизмов. Но на 2019 год первоначально была выделена сумма 2 млрд, затем увеличена до 8 млрд, далее – полная неясность. Хотя практика последних лет показывает, что минимальная сумма должна быть не менее 15 млрд, чтобы хотя бы сохранить темпы, которые были набраны. 

Дмитрий Анатольевич, рассматривается ли вопрос об увеличении суммы на реализацию постановления №1432? И в развитие прошу Вас дать поручение на дополнительную проработку с производителями принятого постановления №191 и ещё раз посмотреть на него с точки зрения дальнейшего развития отрасли.

Д.Медведев: Мы в этом смысле занимаем гибкую позицию. Готовы, естественно, смотреть, как развиваются события. Это касается и вопросов увеличения финансирования, в том числе по упомянутому Вами постановлению, – в зависимости от того, как развиваются события. Спасибо, что Вы специально на это обращаете внимание.

Что касается 191-го постановления по поддержке производителей сельхозтехники, мы эту тему обсуждали в ходе общения с коллегами из Коммунистической партии Российской Федерации. Я им пообещал, что мы во всём этом разберёмся.

Действительно, в настоящий момент мы проводим унификацию работы по субсидиям. Но смею вас заверить, что в результате этой работы никто из производителей российской сельхозтехники не должен ничего потерять, а, наоборот, только приобрести.

Я, выступая час назад с трибуны, говорил, что у нас просто очень хорошие результаты по экспорту российской сельхозтехники. Кто это мог себе представить ещё, допустим, пять-семь лет назад? Нам нужно обязательно сохранить тот потенциал, который мы набрали, и сделать так, чтобы наши комбайны, наши тракторы воспринимались в мире ничуть не хуже, чем аналогичная продукция, которая производится такими гигантами, как CLAAS, John Deere и так далее.

Поэтому, если какие-то вопросы возникают у производителей сельхозтехники, у меня просьба обращаться и ко мне, и в Министерство промышленности, чтобы эту задачу решить. Никто ничего не потеряет.

А.Андрейченко (член фракции ЛДПР)Государственной Думой был принят недавно закон о перераспределении 50% квот на вылов краба.

Против выступили регионы, так как прогнозируют потери для бюджетов и увеличение количества безработных. Против выступили оппозиционные партии: у нас возникли вопросы по поводу отсутствия, причём полного отсутствия, переходного этапа и вопросы по поводу площадок, на которых будут проводиться аукционы. Потому что уже есть прецеденты, уже есть примеры некорректного проведения электронных аукционов, на что указывают представители отрасли.

В связи с этим у меня вопрос. Уважаемый Дмитрий Анатольевич, готовы ли Вы, Правительство в конце года, если анализ покажет, что закон не работает, прогнозируемые деньги в бюджет не поступают, люди лишаются рабочих мест, компании, которые аукционы выигрывают, не работают, внести предложения, которые вернут порядок в отрасль?

Д.Медведев: Андрей Валерьевич, естественно, сразу скажу: Правительство всегда готово обсуждать не только то, что работает, но и то, что не работает должным образом. Это касается любого закона. Мы открыты к разговору – и я, и мои коллеги по Правительству. Если говорить об изменении порядка квотирования вылова краба, готовы и эти вопросы обсуждать.

Но я напомню, какое решение в конечном счёте было принято. Во-первых, 50% так называемого исторического принципа сохраняется, и только 50% уходит на аукцион, который действительно должен привести к дополнительным доходам в бюджет, причём весьма немаленьким. Я сейчас цифры называть не буду, надеюсь, результаты покажут, что и как удалось получить. Это первое.

Второе. Мы с вами понимаем, почему это сделано. Очевидно, что в какой-то момент так называемый исторический принцип, который использовался, пришёл в несоответствие с необходимостью обновления основных фондов отрасли. Эту продукцию вылавливают, деньги там огромные вращаются – миллиарды долларов, а рыболовецкие суда не закупают, вот в чём дело. Поэтому мы эти инвестиционные квоты должны как раз и распределить таким образом, чтобы появились новые рыболовецкие суда, отрасль сохранилась и занятость сохранилась. Именно на это направлен соответствующий законопроект.

Давайте посмотрим, как будут развиваться события. Я думаю, что время всё расставит на свои места.

В.Лысаков (член фракции партии «Единая Россия»): Уважаемый Дмитрий Анатольевич, страховые компании, которые работают в сфере автомобильного страхования, имеют повышенное содержание сахара в карманах. Как это происходит? Они продают нам полисы обязательного страхования, при этом многие автомобилисты покупают и полисы добровольного страхования, которые покрывают все риски, но на порядки дороже, то есть они платят дважды.

Как Вы относитесь к идее изменения принципов страхования и, соответственно, законодательства таким образом, чтобы полис добровольного страхования в нынешнем его виде без удорожания стал универсальным и покрывал возможные риски, которые сейчас покрывает полис ОСАГО? Это крайне важно и было бы справедливо для десятков миллионов наших избирателей. Но, Дмитрий Анатольевич, не торопитесь, подумайте, это, и не только это, зависит практически полностью от Вашей позиции.

Д.Медведев: Вячеслав Иванович, эта идея довольно оригинальная, потому что, строго говоря, Вы предлагаете, если я правильно понимаю, с правовой точки зрения совместить два вида страхования. Страхование обязательное по полису ОСАГО и страхование так называемое добровольное, договорное, на основе КАСКО. Но сделать это не ради того, чтобы какие-то полисы совместить, а для того, чтобы любой человек, который страхует свой автомобиль в ситуации, когда это необходимо, мог выбрать из тех форм возмещения, которые по соответствующим полисам положены, но в то же время получил этот универсальный полис (правильно я Вас понимаю?) за цену, которая ниже, чем цена ОСАГО и КАСКО, вместе взятых, если покупать их раздельно. В этом смысл, да?

Я думаю, что как минимум с финансовой точки зрения это интересная идея. Здесь надо посмотреть, скажу прямо, на совмещение подходов регулирования обязательного страхования и страхования добровольного в рамках гражданского законодательства. Если там противоречий в регулировании мы не увидим или их можно каким-то образом разрешить, то сама по себе идея хорошая: вместо того, чтобы платить дважды и за ОСАГО, и за добровольное страхование, заплатить один раз – и меньше. Мне кажется, это интересно.

В.Володин: Вячеслав Иванович, уточните по поводу сахара в карманах: о чём Вы хотели сказать?

В.Лысаков: Я хотел сказать о том, что страховые компании достаточно сладко живут, значительно слаще автовладельцев.

И поскольку полис добровольного страхования, так называемый полис КАСКО, стоит очень серьёзных денег и подкожно-жировая клетчатка страховых компаний велика – это свыше 200 млрд накопленных рублей, между прочим (это официальные данные МВД, которое несогласно было с нынешней реформой ОСАГО), этих денег вполне достаточно, чтобы возместить возможные риски, которые сейчас покрывает полис ОСАГО, тем более что многие автомобилисты годами не попадают в аварии.

Д.Медведев: А Вы предлагаете им сделать, используя Вашу терминологию, липосакцию, да? Не думаю, что, услышав нашу дискуссию, страховщики и страховые компании обрадуются.

Но ещё раз говорю: сама идея, мне кажется, разумная. Чем платить дважды за разные полисы – и обязательный, и добровольный, то есть договорный, – можно заплатить какую-то среднюю величину, для того чтобы покрыть все риски.

Сам по себе подход, мне кажется, интересный, давайте поработаем.

Страховые компании тоже все разные, есть и посильнее, и послабее, может, кого-то вообще нельзя, так сказать, подвергать этой процедуре, они еле живут. Но надо посмотреть, там Центральный банк этим в том числе занимается, я знаю. 

Продолжение следует...

<…>

Д.Медведев: Для Правительства это действительно очень важный день, много разных вопросов звучит, очень сложных и актуальных. Но я постараюсь ответить на все вопросы, которые прозвучали от руководителей фракций, потом совсем коротко подведу итог.

Геннадий Андреевич, как и другие коллеги, коснулся того, как мы работаем с национальными проектами, говорил о бюджете развития – не первый раз, собственно, у нас такое обсуждение идёт. Геннадий Андреевич, мы можем по-разному формулировать приоритеты, задачи, называть бюджет бюджетом развития, ещё как-то… Давайте по-честному признаемся: разве национальные цели и национальные проекты – это не бюджет развития? Если уж это не развитие, то что тогда развитие? Это колоссальный толчок к развитию нашей страны!

Наша задача действительно в том, чтобы это исполнить. Здесь все правы, когда говорят: это движется медленно, здесь деньги не дошли и так далее. И мы всё это слышим. Но тем не менее очевидно, что это развитие. Это квинтэссенция развития нашей страны. И очень хорошо, что они у нас с вами появились. Это первое.

Второе. По поводу распоряжения финансами. Понятно, что всегда хочется заработанное побыстрее потратить, обернуть на пользу. Причём действительно те вещи, о которых и вы говорили, и другие коллеги, – это актуальные задачи для страны. Но при принятии решения, я имею в виду Правительство Российской Федерации, мы должны думать не только о том, чтобы немедленно что-то профинансировать, но и о том, чтобы не разрушить общую сбалансированность всей финансовой системы страны, она и так очень сложная. Я не буду говорить про санкции, про всякие ограничения, в которых мы живём, – она действительно очень сложная, поэтому мы обязаны думать о завтрашнем дне.

Посмотрите, наши норвежские коллеги в этот свой фонд отчисляют практически все доходы от нефти и газа и накопили там огромную сумму, огромную по своим объёмам подушку безопасности. Они могли бы, наверное, это тоже потратить, но они это не делают, думая о будущих поколениях.

И мы об этом должны думать. У нас сейчас в целом ситуация неплохая – и с точки зрения золотовалютных резервов у нас всё неплохо обстоит, там почти полтриллиона в долларах, но мы не должны это просто так, немедленно отправлять на какие-то сиюминутные цели, как и распоряжаться нефтяными доходами бездумно. Мы должны сохранять макроэкономическую стабильность, как бы скучно это ни звучало, – это основа развития страны.

И ещё одна тема, чтобы у нас здесь было общее понимание: я согласен, что и у Правительства хватает проблем и, наверное, недоработок каких-то, но если говорить об издании нормативных актов, необходимых для реализации национальных проектов, то я за этим слежу в ежедневном режиме практически. И у нас по тому плану, который есть, все акты изданы. Я считаю, что это исключительно важно. И если кто-то запаздывает, я всегда даю поручение Аппарату Правительства готовить представление для наказания соответствующих сотрудников министерств, потому что наша святая обязанность – готовить нормативные материалы. И, кстати, Государственная Дума всё время нас к этому призывает.

А порядок расходования средств, освоение денег, раскассирование средств и так далее – это отдельная проблема. Мы ей занимаемся. Я сегодня в докладе об этом говорил, и здесь, конечно, резервы есть.

Сергей Иванович Неверов как руководитель фракции «Единая Россия» – не могу не поддержать идею, связанную с системным отношением к питанию в школе. Коллеги из КПРФ неоднократно ко мне тоже с этим приходили. Вот эта тема, связанная со стаканом молока. Это всё хорошо, это правильно абсолютно, но в данном случае я солидаризируюсь, присоединяюсь к тому, что сказал Сергей Иванович. Нам не просто про стакан молока надо думать, а про нормальное питание, горячее питание, чтобы там всё было. И фрукты, и овощи, и белки необходимые, рыба, мясо, молоко, конечно, в зависимости ещё и от того, как конкретный ребёнок должен питаться. Давайте здесь сконцентрируем нашу работу и подготовим предложения.

По поводу работы с кадрами и специалистами тоже не могу не поддержать то, что Сергей Иванович сказал. Просто хочу отметить, что за последние годы мы всё-таки в наших приоритетах с точки зрения подготовки кадров в высшем звене (я имею в виду в высшей школе, университетах) акценты перенесли. В настоящий момент мы прежде всего озабочены тем, чтобы готовить инженерные кадры, и только в этом году по квотам 230 тыс. соответствующих бюджетных мест мы собираемся использовать. То есть здесь акценты перенесены, для того чтобы не допускать неоправданного перетока в другие сферы. Нам действительно сейчас исключительно важно, чтобы были специалисты с инженерным образованием.

И последняя тема из важных, которую затронул Сергей Иванович Неверов, – по цифровому телевидению, по цифровизации телевидения. Действительно, тема важная, сложная. Нам нельзя остаться на обочине научно-технического прогресса, мы переходим к цифровому телевидению в нашей стране, в результате чего даже у жителей, что называется, глубинки будет не 3–4 канала, а 20 каналов. Мы в Москве живём и как-то этого не чувствуем, потому что здесь какой телевизор ни включи (неважно, на каком принципе он работает – кабель или спутник), везде 20, 30, 100 каналов. Но так ведь в провинции не было. Поэтому очень важно, что мы это делаем, но важно не потерять региональную составляющую.

Какое решение мы приняли? Я считаю, что оно в настоящий момент оптимальное. Оно не такое затратное, но позволяет сохранить так называемые 21-ю и 22-ю кнопки, то есть региональное и муниципальное телевидение. В два мультиплекса, мы посмотрели, есть возможность с использованием тех ресурсов, которые есть, просто включить региональную составляющую. Например, в формате, в котором вещает Общественное телевидение России. И зарезервировать там необходимое количество часов. Деньги на это предусмотрены: в этом году – 700 млн рублей и в следующем году – 1,5 млрд. Так что региональное и муниципальное телевидение не отключится, не сомневайтесь.

Спасибо Сергею Михайловичу Миронову за оценку совместной работы, за ту работу, которую мы вели по тематике «дачной амнистии», и многое другое. Какие-то вещи я могу поддержать, и, наверное, здесь есть проблемы в работе Правительства. Какие-то вещи – не до конца. Во всяком случае, некоторые цифры нуждаются в выверке.

Сергей Михайлович сказал, что 60% ВВП должна составлять зарплата, – это требует очень внимательного отношения. У нас размер ВВП – это порядка 100 трлн рублей. 60 трлн на зарплату – это требует как минимум очень серьёзного анализа. Тем не менее это прозвучало, и я поручу своим коллегам проанализировать и эту идею.

По поводу отдельных препаратов. Это чувствительная тема, связанная с жизненно необходимыми и важнейшими лекарственными средствами. Тут был упомянут анаприлин – средство против гипертензии, то есть повышенного давления. Если какие-то проблемы с этим препаратом есть, я скажу министру, пусть занимается, надо разбираться. Это старый препарат, это правда. Тем не менее прозвучало. Я хотел сказать (я, конечно, не медик), есть и более современные препараты, это правда.

По поводу тем, связанных с устойчивым развитием и временем работы для женщин, которые проживают на селе (то, что Вячеслав Викторович сейчас обозначил). Откровенно сказать, я об этой идее ничего не слышал. Могу вам гарантировать, что максимально тщательно во всех этих предложениях разберусь.

Вот на чём хочу завершить своё выступление и наш с вами четырёхчасовой марафон.

Хочу вас поблагодарить за внимание, за атмосферу, за долготерпение, потому что я понимаю, как сложно в таком зале, как зал Государственной Думы, сохранять концентрацию внимания на протяжении такого количества часов, когда, по сути, обсуждается один вопрос. Большое вам за это спасибо, потому что это важно для Правительства.

Источник: government.ru

Поделитесь материалом в социальных сетях.

 

 

Читайте также

Также вы можете выбрать удобную форму участия и поддержки нашего проекта по ссылке ниже

Участие в проекте "Закон Времени"