Аналитика

Для российского бизнеса Кипр уже не тот, что был раньше. Новые кипрские законы по борьбе с отмыванием денег усугубляют последствия американских санкций для России и ряда ее высокостатусных граждан, заставляя выводить деньги из бывшего налогового рая.

«Русских становится все меньше на Кипре», — сказал Кириакос Иордану, генеральный директор Института дипломированных бухгалтеров Кипра, члены которого работают с клиентами из России.

По данным Центрального банка Кипра, стоимостный объем банковских счетов в кипрских банках, принадлежащих иностранным гражданам за пределами зоны евро — в основном из России — упал до 7,1 миллиарда евро на конец ноября, по сравнению с пиком в 21,5 миллиарда евро на конец 2012 года.

En + Group plc заявила в ноябре, что планирует переехать с Джерси не на Кипр, как планировалось ранее, а в Россию. En + является основным акционером алюминиевого гиганта «Русал», компании миллиардера Олега Дерипаски, которая находится в санкционном списке. По словам представителей банка, счета, принадлежащие Виктору Вексельбергу, который также находится в списке и чья компания Lamesa Investments Ltd, аффилированная с Renova Group, является крупнейшим акционером Банка Кипра, были заморожены.

Отток российских денег с острова знаменует изменение тенденции, которая началась после распада Советского Союза и ускорилась, когда Кипр вступил в Европейский Союз в 2004 году. Российских инвесторов Кипр привлекал своим статусом зоны с низкими налогами и считался безопасным и надежным местом в ЕС для бизнеса.

«Экономическая модель Кипра уже изменилась и сменилась на модель, которая в меньшей степени опирается на подставные компании и иностранные депозиты», — заявил министр финансов Харрис Джорджес в интервью в европейской штаб-квартире Bloomberg в Лондоне в сентябре. По его словам, остров «сосредоточен на привлечении нового бизнеса с содержанием, физическим присутствием, реальной активностью и занятостью».

В поиске других мест

По словам Фионы Маллен, директора расположенной в Никосии компании Sapienta Economics Ltd., в 2017 году валовой доход российского бизнеса на Кипре составил около 2,2 миллиарда евро, что составляет около 11 процентов от общего объема производства в сравнении с максимумом в 14 процентов в 2012 году.

«Туризм сейчас играет большую роль, чем банковское дело, так что вы видите уже другие слои русских, — сказала она. — Старые деньги все еще присутствуют, но теперь можно встретить много обычных россиян среднего класса, которые приезжают просто отдохнуть».

Новый банковский бизнес из России «ограничен» в возможностях, сказал Иордану. Члены его бухгалтерской организации ищут клиентов в других регионах, таких как Китай, Индия, Ближний Восток и Африка.

Не принимаются банками

В ноябре вступила в силу директива Центрального банка Кипра, ограничивающие возможности кредитных организаций для работы с подставными компаниями. Это делает многие российские компании «небанковскими», сказал Иордану.

Два российских бизнесмена, имевшие счета на Кипре на протяжении более десяти лет, сообщили, что их банки связались с ними с просьбой предоставить документы об источнике денег на их счетах. Будучи не в состоянии их предоставить, они были вынуждены закрыть счета.

«Кипрским банкам сейчас нужно предоставлять много документов, — сказал Александр Рязанов, бывший заместитель генерального директора «Газпрома», который, занимаясь недвижимостью на Кипре, много лет работал с кипрскими банками. — Сейчас очень сложно открыть новый счет».

Директива центрального банка об отмывании денег предусматривает недопущение сделок с компаниями, которые считаются фиктивными или подставными, что наносит удар по основе российских инвестиций.

 «Становятся токсичными»

Между тем, в Банке Кипра, являющемся крупнейшим кредитором в стране, российские клиенты в настоящее время составляют всего 1,5 процента, и они имеют 5,7 процента от общего объема депозитов, по сравнению с 2,4 и 9,9 процента в 2014 году, согласно данным банка.

Хотя меры центрального банка не были конкретно ориентированы на россиян, «можно утверждать, что эта группа затронута в большей степени, чем другие», — сказал Деметрис Такситарис, генеральный менеджер кипрской консалтинговой фирмы MAP S.Platis.

Тем не менее, ряд российских компаний продолжают удерживать свои позиции на Кипре, в том числе Виктор Рашников, владелец ПАО «Магнитогорский металлургический комбинат»; Владимир Лисин, имеющий свою долю в ПАО «Новолипецкий металлургический комбинат» через кипрскую холдинговую компанию; и Владимир Потанин, президент ГМК «Норильский никель».

«На фоне ужесточения санкций кипрские банки предпочитают не иметь дело с российскими деньгами и российскими клиентами, даже теми, кто уже много лет имеет счета в кипрских банках, — отметил Евгений Коган, бывший директор Центра защиты прав акционеров и инвесторов кипрских банков, созданного в 2014 году. — Российские клиенты становятся токсичными».

Источник перевод для MixedNews — Сергей Лукавский

Поделитесь материалом в социальных сетях.

 

 

Читайте также

Также вы можете выбрать удобную форму участия и поддержки нашего проекта по ссылке ниже

Участие в проекте "Закон Времени"