Аналитика

Считается, что с переходом на Ямайскую финансовую систему США получили бесконечный источник вечного богатства в виде возможности печатать неограниченно много долларов из воздуха. Из чего делался вывод о несокрушимости американской экономической, а значит и политической мощи, вкупе с возможностью наращивать внешний долг бесконечно.

Спорить с этим было особенно сложно после начала программы "количественного смягчения" (quantitative easing, QE) запущенной Федеральной резервной системой США в ноябре 2008 года. Сначала, как волшебник кролика из шляпы, она каждый месяц вливала на валютный рынок из ниоткуда по 85 млрд долларов, позднее, по 75 млрд долларов. На эти деньги банки Федрезерва выкупали федеральные ГКО (еще известные как казначейские облигации или Treasuries, по сути, кредитуя государство) и приснопамятные ипотечные облигации, вызвавшие кризис 2008-го.

Таким образом, в три этапа было нарисовано 4,5 трлн "зеленых бумажек", что соответствует 24,1% номинального ВВП США за 2016 год. В результате, Вашингтону удалось спасти свою финансовую систему, удержать от обрушения национальную экономику и даже показать стабильный ежегодный рост в 2-3 % с прогнозом выхода до 4%.

Однако глобальные законы экономики, как и физику с математикой, обмануть невозможно. Дорвавшись до действительно бесплатных денег, а точнее, осознав возможность их публичной эмиссии, монетарные власти Америки едва не убили ее финансовый механизм. Оказалось, что близкая к нулевой учетная ставка есть не только благо для затыкания любых финансовых дыр (благодаря ей устояли банки и даже сумела пережить кризис сланцевая добыча), но и прямой вред для национальной пенсионной системы и львиной доли разных прочих федеральных заемщиков – штатов, графств, городов, местных муниципальных структур - фактически живших с дохода от вложений к ГКО. Почти все они оказались на грани разорения.

В результате Федеральному резерву пришлось включить обратный механизм - "количественное ужесточение" (Quantitative tightening, QT). Влитые в экономику деньги вращались по простой схеме. ФРС на свободном рынке покупал некоторые выпуски ГКО и субстандартных ипотечных облигаций. Одних он в итоге набрал на 2,5 трлн долларов, других – на 1,8 трлн долларов. По мере их погашения высвобождавшиеся деньги снова реинвестировались в ипотеку и Treasuries. Официально считалось, что так они не выливаются на потребительский рынок, хотя в действительности, освободившиеся от токсичных облигаций банки получали наличность, которую немедленно вкладывали в кредитование других проектов. Как в сфере бизнеса, так и потребления. 

Мы уже не раз отмечали стенку, в которую уперлась система вечного кредита. Уровень задолженности домохозяйств приблизился к пределу получаемых ими доходов, а значит, выдавать новые займы стало все более затруднительно. Точно также сильно переоцененным оказался жилищный сектор и нефтедобыча. Особенно сланцевая. Страна оказалась перед сложным выбором: сохранять "вечный рост" и жертвовать пенсионерами или сохранять пенсионеров и всю социальную часть, но похоронить банки, а значит, вызвать жесткий кризис на потребительском рынке.

В этих расчетах оказалась допущена одна небольшая, но существенная ошибка. Они не учитывали объем долларов, находящихся за пределами США. Имеется в виду не только наличность, сколько инвестиции в любого рода имущество и бизнес в других странах. В 2012 году их насчитывалось 329 млрд, а общая стоимость активов, принадлежащих американским лицам за рубежом оценивалась в 20,7 трлн долл. Это превышало готовой ВВП США за 2012 год. С тех пор благодаря QE обе суммы значительно выросли.  Так вот, "спасти" американскую экономику ФРС намерено за их счет.

С октября 2017 года ФРС задействовал правило, по которому назад в покупку новых активов на свободном рынке направляются не все высвобождающиеся капиталы, а лишь те, которые превышают 6 млрд в месяц из выручки по ГКО и 4 млрд в месяц из выручки по ипотечным бумагам. Ежеквартально сумма удержаний увеличивалась на 10 млрд и так продлится до тех пор, пока она не достигнет 50 млрд (30 млрд по ГКО и 20 млрд по ипотечным бумагам) в месяц. Параллельно с этим производится повышение учетной ставки, с декабря 2015 года поднявшейся с 0,25 до 2,25% годовых.

Источники утверждают, что целью проекта является сокращение баланса ФРС до докризисных 900 млрд, а в идеале и ниже, возможно даже ниже 600, с выходом учетной ставки на уровень от 5,75 - до 10,5%, как это имело место быть в 70-ые годы ХХ века.

Фактически это означает стратегическую цель на сокращение суммы находящихся в обороте американских денег, в первую и главную очередь за пределами страны. Доллар опять должен стать редким и дорогим. Это автоматически поднимет доходность ГКО США до уровня, превосходящего доходность всех прочих мировых финансовых инструментов, включая европейские и китайские. А так как подавляющее большинство мирового капитала носит спекулятивный характер и вложено не в реальное производство, а преимущественно в биржевые инструменты, то "зарубежные доллары" неизбежно массово потекут назад в США. Тем самым обеспечивая сохранение ликвидности их банковской системы и давая время всей американской экономике перестроиться под новые внешние глобальные условия.

Для всех прочих это, вероятнее всего, обернется падением курсов национальных валют по отношению к доллару. В какой степени – вопрос пока открытый. Российская экономика, благодаря санкциям, еще с 2014 года свою зависимость от долларовых кредитов снижает, что является несомненным плюсом. Тогда как Европа и Китай наверняка столкнутся с финансовыми проблемами, потребующими поиска адекватного ответа.

В любом случае, уже сейчас очевидно, что правящая элита США взяла курс на формирование собственного изолированного экономического пространства, минимально связанного с экономикой остальной планеты. Вероятнее всего, это подтолкнет прочие ключевые регионы к формированию схожих по сути закрытых экономических кластеров, опирающихся в подавляющем большинстве на внутренний спрос и минимально зависящих от внешней торговли.

Фактически мы присутствуем на начале процедуры похорон еще совсем недавно такой безгранично популярной глобальной экономики.

Источник: iarex.ru

От редакции Закон Времени: приведём несколько фрагментов из статьи Д.А. Медведева:

Обеспечение макроэкономической стабильности — важная задача любого ответственного правительства. Выход на темпы роста выше миро­вых также должен быть осуществлен при поддержании такой стабильности, включая инфляцию на уровне не более 4%. Для нас неприемлем рост, достигнутый ценой ускорения инфляции и наращивания пирамиды долгов, — он будет неустойчивым и не только не обеспечит повышение благосостояния, но и поставит под угрозу даже достигнутый уровень жизни. Показательно, что сформулированные национальные цели тесно коррелируют с необходимостью поддерживать макроэкономическую стабильность. Без этого увеличение пенсионного обеспечения выше уровня инфляции, как и устойчивый рост реальных (превышающих динамику цен) доходов граждан, будет практически недостижимым.

...

Источником низких темпов становится устойчивое превышение национальных сбережений над накоплениями (инвестициями). Деньги накапливаются у предприятий и банков, но мало кто решается их занимать для инвестирования. Это проблема неопределенности экономической и политической жизни, опасения бизнеса брать на себя повышенные риски, в том числе из-за быстрых технологических изменений. Россия здесь не исключение.

Макроэкономическая повестка, возникшая в последние годы, сама несет риски неопределенности. Сверхмягкая политика денежного стимулирования, к которой прибегли многие ведущие страны, привела к беспрецедентному наращиванию балансов центральных банков. А фискальное стимулирование обернулось значительными бюджетными дефицитами и ростом государственного долга, который для ряда развитых стран приблизился к объему ВВП или превышает его. Возникает вопрос: как будут преодолеваться накопленные бюджетные и денежные дисбалансы и какие это может иметь последствия?

Россия в данном отношении пока находится в достаточно благоприятной ситуации: у нас устойчивый бюджет, низкий государственный долг, причем госдолг, номинированный в иностранной валюте (несущий валютные риски), чрезвычайно мал. И впервые за 30 лет удалось снизить инфляцию до уровня, обеспечивающего макроэкономическую стабильность.

...

Ранее мы высказывали предположение, что за снижением инфляции повысится доступность внутренних кредитных ресурсов. Сегодня очевидно, что оно полностью подтвердилось. В настоящее время рыночные ставки ипотечных кредитов опустились на рекордно низкий с момента появления этого рынка уровень, а объем кредитования стал рекордно высоким. За 2017 г. граждане получили жилищные кредиты на сумму более 2 трлн руб., и динамика остается положительной. За семь месяцев 2018 г. этот сегмент вырос (по сравнению с аналогичным периодом прошлого года) еще на 68%. Конечно, такие темпы требуют соответствующего контроля за ситуацией. Однако важно, что доля просроченных ипотечных кредитов (сроком 90 дней и более) не только не растет, но даже снизилась на 1 августа 2018 г. до рекордного уровня 1,95%. При этом ипотечный портфель банков превысил 6 трлн руб. (рост на 23,6% к аналогичному периоду прошлого года).

...

Изменить нашу роль на глобальных рынках, как и обрести новое качество развития, невозможно без существенного роста инвестиций. Именно с инвестиционной моделью роста мы связываем планы выхода на искомые темпы развития. Долю инвестиций в ВВП намечено поднять с 21—22% до 25% в 2024 г. Их источниками могут стать собственная прибыль предприятий, банковское кредитование, облигационный рынок, вложения граждан, а также средства из федерального и регионального бюджетов. Важно, чтобы росли инвестиции частного бизнеса, стратегически это основной и самый правильный путь. Но в условиях неопределенности, внешнего давления и ужесточения ограничений на международных финансовых рынках роль государственных инвестиций сегодня вряд ли может уменьшиться. Ведущим источником должен стать создаваемый государством Фонд развития, за счет аккумулируемых в нем средств предполагается за ближайшие шесть лет инвестировать 3,5 трлн руб. Формы и источники государственной поддержки могут быть разными. Например, Правительство одобрило (и эти деньги уже учтены в бюджете на 2018—2020 гг.) выделение госгарантий на 290 млрд руб. для «фабрики проектного финансирования»: инициаторы проектов, кроме собственных средств, смогут опираться на деньги институтов развития и коммерческих банков. Это могут быть и длинные проекты, с окупаемостью до 20 лет. Но в любом случае будут предъявляться повышенные требования к эффективности инвестиций, качеству проектирования, обоснованности запросов о поддержке. Недопустимо, чтобы деньги, которые аккумулируются сегодня на непростом рынке или собираются за счет налогов, тратились потом под легковесные расчеты или громкие лозунги, лишенные серьезного экономического содержания.

Поделитесь материалом в социальных сетях.

 

 

Также вы можете выбрать удобную форму участия и поддержки нашего проекта по ссылке ниже

Участие в проекте "Закон Времени"