Аналитика

«Торговля людьми» — словосочетание, которое обычно ассоциируется с бедными странами, повальной нищетой, коррупцией и разгулом насилия. Между тем во вполне успешных странах хватает бандитов, которые покупают, продают и обменивают молодых девушек, считая их своей собственностью. Очень часто их «деятельность» идет открыто и даже считается традицией: так происходит в США, где на знаменитых скачках покупка девушки стала своего рода популярным развлечением. «Лента.ру» рассказывает о страшном обычае.

Луисвилл — спокойный город на реке Огайо на западе штата Кентукки, США. Это такое место, где обыватели до сих пор называют незнакомцев «сэр» или «мэм» и приветственно снимают шляпы, когда проходят мимо. Главная улица города почти всегда пустынна, а в самых бедных районах жители сидят у своих домов и с улыбкой машут проезжающим машинам. Кажется, что здесь никогда ничего не происходит: жизнь просто течет, утонув в бесконечном потоке дней, мало чем отличающихся друг от друга.

Но каждый год в первую субботу мая все меняется — город оживает. Его наполняют тысячи гостей со всего мира, чтобы стать причастными к крупнейшему соревнованию по конному спорту. «Величайшие две минуты в спорте» — такой громкий титул носят конные скачки Кентукки Дерби, проходящие в первую субботу мая с 1875 года. Более 150 тысяч человек ежегодно приезжают в Луисвилл, чтобы насладиться зрелищем, которое Forbes включил в число десяти самых успешных спортивных брендов в мировой истории.

На ипподроме «Черчилль-Даунс» в престижной секции Millionaires' Row можно встретить знаменитостей всех мастей, потягивающих дорогое вино среди таких же богатейших людей, одетых в дизайнерские костюмы. Но даже те, кто приобрел обычный входной билет, приходят сюда в хорошем настроении, готовясь отлично провести время и потратить деньги. Об этом знают не только организаторы скачек, но и сутенеры и торговцы людьми. «Величайшие две минуты в спорте» для многих людей оказываются худшими минутами жизни.

Считается, что Кентукки Дерби — второе по популярности событие для торговцев людьми в США после Суперкубка, финала чемпионата по американскому футболу. Число случаев торговли людьми в США растет из года в год, а крупные спортивные мероприятия становятся перспективной площадкой для желающих продать или купить живой товар. Но для жертв сутенеров — девушек и женщин, чья жизнь состоит из избиений, изнасилований, угроз и пыток, это еще одна часть порочного круга, из которого они пытаются выбраться.

У большинства девушек есть фирменное клеймо — ожог или татуировка, свидетельствующие об их принадлежности тому или иному сутенеру. Такие метки наносят женщинам в качестве психологической и физической формы контроля, прежде чем отправить их в далекую командировку — например, в Кентукки, или просто в «ночную смену». Девушки признаются: имея такое клеймо, они всегда возвращаются назад после путешествий в другие города и даже страны.

2019 год не принес никаких качественных изменений: в выходные дни 4-5 мая полиция штата Кентукки арестовала четырех человек, обвиненных в торговле людьми. Сотрудники полиции определили и личности 13 жертв, некоторые из них — несовершеннолетние. Несколькими месяцами ранее, в преддверии 53-го Суперкубка США, 33 человека были арестованы по обвинению в торговле секс-рабынями в Атланте, штат Джорджия. Все понимают, что это лишь верхушка громадного айсберга.

Не тот парень

Саммер Дикерсон было 17 лет, когда она на долгие годы попала в «игру», став жертвой торговца людьми. Она просто влюбилась не в того парня. Он отвечал ей взаимностью и обещал хорошую жизнь, но вместо светлого будущего ее ждал замкнутый круг физического, эмоционального и сексуального насилия.

«Это форма манипуляции, — объясняет Саммер. — Он будет ухаживать за вами, словно ваш бойфренд, а потом скажет: “Милая, мне нужно, чтобы ты кое-что сделала для меня”». Парень Саммер попросил ее «забрать кое-что» для него в одном отеле. Девушка согласилась, но вскоре поняла, что в номере ее ждал первый покупатель. Он объяснил ни о чем не подозревавшей Саммер, что она «продана и куплена», а затем изнасиловал.

«Он сказал: “Я купил тебя и буду делать что захочу”, — вспоминает Саммер. — Я вернулась домой и рассказала все своему парню, а он ответил: “Теперь это твоя жизнь” — и избил меня. Мне казалось, что выхода у меня нет, и я осталась с ним».

Саммер Дикерсон поведала, что однажды ее продали около 30 раз за ночь, заработав на ней 1000 долларов. Ее жизнь превратилась в ад, наркотики и алкоголь стали механизмами выживания — только так она могла ненадолго забыть обо всем и продолжать жить. «Меня продавали в Нью-Йорке, Чикаго, Луисвилле — везде, — вспоминает женщина. — Я сидела в Millionaire’s Row на Дерби, и никто не догадывался, что я жертва. Мой торговец продал меня мужчине, который избил меня, как только мы покинули ипподром».

За это время ее «заклеймили» пятью татуировками разных сутенеров. Изображение синей птицы с короной на ее правом бедре — последний видимый признак тяжелого прошлого Саммер. Скоро она полностью сведет эту татуировку. Но от психологических травм и проблем со здоровьем, полученных от многочисленных встреч с «покупателями» и жестокого обращения сутенеров, не так легко избавиться.

Донна объясняет, что сутенеры внушают своим жертвам такой страх, что те беспрекословно подчиняются их командам: «Толпа, участвующая в этих праздничных событиях, включая Кентукки Дерби, используется для порабощения и эксплуатации уязвимых».

«В меня стреляли из пистолета, выбрасывали из машины… Мне пришлось вставить новые зубы после того, как мне в горло засунули пистолет, — признается она. — Покупатели били меня ногами по голове, по спине... Травмы до сих пор беспокоят… Многие думают, что стриптизерши и проститутки заслуживают такого отношения. Но я не заслужила жить в камере пыток, не заслужила быть избитой».

«Я получала одежду и вещи, но никогда не получала деньги, потому что он сказал, что я плачу по долгам», — говорит Саммер. Когда казалось, что хуже быть уже не может, жизнь Саммер резко изменилась — ее продали другому торговцу по прозвищу Горилла. Такое прозвище женщины дают самым злобным и жестоким сутенерам, которые без раздумий убивают провинившихся девушек.

«Если бы он был жив, я бы не могла делать то, что делаю, — он бы нашел меня и убил или попытался убить моих детей, — говорит Дикерсон. — Он был сумасшедшим. Однажды он буквально похоронил меня заживо. Он вырыл яму и положил меня туда. Таким образом он говорил мне: “Я убью тебя… Не глупи”. Затем он вытащил меня оттуда и запер на несколько часов в чулане». Дикерсон вспоминает, как однажды сутенер Горилла при ней убил другую девушку.

Убийства женщин, вовлеченных в работорговлю, — обычное дело. Если женщину не убивает сутенер, это делает покупатель. Так и случилось с лучшей подругой Саммер, которая тоже была секс-рабыней.

«Мы — девушки, которых люди находят мертвыми в реках и мусорных контейнерах, словно мы — мусор. Но мы не мусор. Мы — чьи-то дочери или матери, — рассуждает Саммер. — Но в этом мире, если ты перестаешь приносить пользу, тебя убивают». Тех, кто выжил в этой безумной и жестокой «игре» и смог достичь заветной свободы, ждет долгий путь к выздоровлению. Физическому и, насколько это возможно, моральному.

Тихая гавань

Саммер Дикерсон смогла построить что-то вроде убежища для женщин, сбежавших от сутенеров или подвергшихся насилию в семье. Адрес «Дома Эстер» хранится в секрете, чтобы защитить его постояльцев от мести бывших «хозяев». Когда-то это двухэтажное здание было подарено Саммер пастором местной церкви. Дом работает по принципу центра реабилитации: в нем одновременно проживают до восьми женщин от 18 до 60 лет. Они получают обязательную психологическую помощь и учатся жить заново в рамках различных программ, семинаров и лекций. По словам основательницы «Дома Эстер», основная цель организации — показать женщинам, что они могут изменить свою жизнь.

«Мы называем это программой ученичества, — рассказывает Дикерсон. — Первая стадия — научиться любить жизнь, позволить себе зализывать раны, заботиться о себе. Затем мы идем на работу. Я знаю, что такое любовь. Я понимаю их борьбу лучше всех. Я знаю, что удерживает их. Эти люди сталкиваются с осуждением и ненавистью, но застревать в этом — не лучший вариант. Я буду подталкивать их к тому, чтобы стать хорошими людьми».

Женщины из «Дома Эстер» должны посещать занятия в зависимости от своих особенностей. «Если у них проблемы с наркотиками, мы обеспечиваем им реабилитацию. Травматологическая помощь, экономическое образование и обучение уходу за детьми — все, чтобы они научились жить иначе, не так, как привыкли, — рассказывает Саммер. — Мы учим женщин иметь свое мнение, вести дела, обсуждать проблемы и решать их. Мы стремимся построить сестринство — перестать ненавидеть друг друга, чему учила нас "игра" и общество».

Организация финансируется из частных источников и в значительной степени зависит от пожертвований. Еще женщины «Дома Эстер», например, делают на продажу мыло из козьего молока. Параллельно с работой по реабилитации женщин Дикерсон старается совершенствовать правозащитные навыки. По ее мнению, бороться нужно не только с торговцами людьми, но и с покупателями.

«Мы должны привлекать покупателей к ответственности, — объясняет свою позицию Саммер. — Люди больше не собирают хлопок и не строят железные дороги, как было во времена узаконенного рабства. Теперь их пытают в гостиничных номерах. Если я могу купить человека — это рабство, и неважно, в каком виде это преподносится».

Создание организации с нуля, обустройство «Дома Эстер» было личным проектом Саммер Дикерсон. Она вложила душу в свою работу и в каждую женщину, приходящую к ней за помощью. Это в какой-то степени спасло и саму Саммер. «Теперь я счастлива, — говорит она. — У меня есть цель, я обрела покой. Я знаю себе цену. Я — выжившая, я — воин».

Свобода — это не рабство

Саммер не только спасает тех, кто смог вырваться, но и хочет побороть само явление. В этом году полиция Луисвилла и активисты, борющиеся с работорговлей, открыто объявили, что в город приедут не только любители дерби, но и сутенеры: они будут искать «джонов» — покупателей живого товара. Генеральный прокурор Кентукки Энди Бишэр организовал выпуск плакатов, призывающих местных жителей быть бдительными и обращаться в полицию при обнаружении работорговцев и их жертв.

Признаки, по которым можно определить современных рабов, на плакатах обозначаются весьма конкретно: они «путешествуют группами», «имеют идентичные татуировки или клейма», «не могут определить, в каком городе или штате они находятся». Также их может выдать замученный ослабленный вид или физические травмы, стремление избежать зрительного контакта и общение посредством заученных фраз.

Такие меры работают: в 2018 году перед Суперкубком студент Краун-колледжа организовал молитвенную прогулку по стадиону, чтобы вместе помолиться о семьях, пострадавших от торговли людьми. В некоторых церквях прихожан обучали тому, как помогать потенциальным жертвам, а работников отелей призывали быть начеку и следить за постояльцами. В итоге было арестовано 36 сутенеров, 14 женщин освободили из неволи. Дикерсон говорит, что легче всего рабынь распознают бывшие жертвы сутенеров. Ее несколько раз привозили из Чикаго в Луисвилл для помощи во время дерби.

По оценкам Международной организации труда ООН, торговля людьми приносит около 150 миллиардов долларов США прибыли в год, 99 миллиардов из которых получены за сексуальную эксплуатацию. В настоящее время в мире насчитывается более 40 миллионов жертв различных форм торговли людьми. «Если у вас есть пистолет, вы можете продать его лишь один раз, но если у меня есть вы, я могу продавать вас снова и снова, поэтому сутенеры так успешны», — констатирует Саммер Дикерсон.

В США, «стране свободы», рабство нельзя назвать изолированным явлением. Исследование 95 известных случаев работорговли в период с 2013-го по 2018 год, проведенное Университетом Луисвилла, показало: 87 процентов рабов — женщины, большинство из них были проданы в рабство одним из членов семьи.

Эта индустрия питается жертвами общества: проститутками, наркоманами, бездомными, сбежавшими из дома. Данные Глобального индекса рабства показывают: в прошлом году в США в работорговлю было вовлечено 403 тысячи человек, но реальные цифры наверняка гораздо выше.

В 2018 году Национальная горячая линия по вопросам работорговли зарегистрировала 5,1 тысячи случаев продажи людей во всех штатах США. Согласно статистике Министерства юстиции, в 2012 году около четверти жертв составляли белые, еще четверть — латиноамериканцы и 40 процентов — афроамериканцы. Чрезвычайно тревожно, что большинство из них — дети.

Синди Маккейн, председатель Консультативного совета по торговле людьми при Институте Маккейна, заявила на саммите «Женщины во всем мире», который проводился в Нью-Йорке в апреле этого года, что «торговля людьми — не просто большая проблема, это настоящая эпидемия»: «Это то, что прячется у всех на виду. Это везде, абсолютно везде».

Источник: lenta.ru

Поделитесь материалом в социальных сетях.

 

 

Читайте также

Также вы можете выбрать удобную форму участия и поддержки нашего проекта по ссылке ниже

Участие в проекте "Закон Времени"