Главное меню
Разделы сайта
twitter
Подписка на E-mail
Новые материалы
Часто читаемые



"Многоходовка": что общего между помилованными меджлисовцами и Шредером

Печать
Аналитика - 3 приоритет (фактологический)
30.10.2017 12:36
Заместители руководителя Меджлиса крымско-татарского народа Ахтем Чийгоз и Ильми Умеров в аэропорту Борисполь в Киеве

Двадцать пятого октября произошло событие, которое вызвало серьезное замешательство среди части российского общества, следящей за актуальной политической повесткой: президент России помиловал осужденных в Крыму заместителей руководителя Меджлиса крымско-татарского народа* Ахтема Чийгоза и Ильми Умерова.

Замешательство было вызвано тем, что не было никаких намеков на такое развитие событий. Осужденные не подавали прошений о помиловании. Украинские власти были удивлены больше всех, и ими было прямо заявлено, что речь не идет об обмене заключенными, как это случалось несколько раз ранее.

Самым же странным было то, что граждан Украины Чийгоза и Умерова из России отправили в Турцию и оттуда уже они вылетели в Киев. Это дало повод строить предположения, что данное решение Москвы лежит в русле тех или иных российско-турецких договоренностей, учитывая текущую интенсивность двухстороннего сотрудничества.

Известно, что президент Турции позиционирует себя как лидер тюркского мира, так что освобождение Чийгоза и Умерова он может записать в свой актив в глазах обширной крымско-татарской общины своей страны. Наблюдатели предполагали, что Москва пошла навстречу Анкаре в данном вопросе в рамках более сложных и масштабных договоренностей. Однако что именно это за договоренности, оставалось только гадать.

Президент РФ Владимир Путин и президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган на пресс-конференции по итогам российско-турецких переговоров в Анкаре. 28 сентября 2017

Но по прошествии всего суток пазл пополнился новым кусочком, который существенно дополнил картину произошедшего.

На следующий день после путинского помилования турецкий суд принял решение освободить из-под стражи двух европейских правозащитников — немца Петера Штойдлера и шведа иранского происхождения Али Гарави. Тем же вечером они прилетели в Берлин.

Если в России эта история прошла почти незамеченной, то в Германии она наделала много шума.

Неуклонно ухудшающиеся отношения Турции с Европой и, в первую очередь, с Германией не являются секретом. Конфронтация идет сразу по множеству направлений: от перспектив (вернее, их отсутствия) евроинтеграции Турции до сотрудничества в военной сфере. Все это сопровождается все более резкой риторикой в адрес друг друга.

Скандалы с задержанием Штойдлера и других граждан ФРГ турецкими правоохранительными органами стали еще одной точкой разлома в двухсторонних отношениях. Этот вопрос держится на контроле Берлином на самом высоком уровне. Ангела Меркель не так давно жестко комментировала данную тему, требуя от турецких властей освободить германских граждан.

И вот крайне неожиданное освобождение и возвращение одного из них.

Самым пикантным оказалось то, что главную роль в этом процессе, как выяснилось, сыграл бывший канцлер Германии Герхард Шредер. Благодарность ему за это открыто выразил министр иностранных дел страны Зигмар Габриэль. По имеющимся у германских СМИ данным, несколько недель назад у Шредера состоялась некая "тайная встреча" с Эрдоганом.

Герхард Шредер, безусловно, является заметным европейским политиком, однако если он чем и известен, так это очень хорошими отношениями — но не с Эрдоганом и Анкарой, а с Москвой и лично с Владимиром Путиным. Кроме того, как известно, ровно месяц назад Шредер занял пост председателя совета директоров "Роснефти", что обрушило на него просто вал критики западных политиков и СМИ.

Ну, а про возможности Кремля по турецкому направлению и говорить не приходится. Соответственно участие Москвы в освобождении двух европейских граждан из турецкой тюрьмы выглядит совершенно прозрачным, хотя формально, разумеется, никак не озвучено.

Это дает повод подвести некоторые итоги и попытаться осмыслить, что Москва получила от этой рокировки "два меджлисовца на два правозащитника".

Во-первых, ее важнейший лоббист на международной арене (не стоит лукавить, нынешний пост Шредера означает именно это) резко усилил свой вес, причем и публичный, и неофициальный.

Председатель комитета акционеров Nord Stream AG Герхард Шредер выступает на церемонии пуска в эксплуатацию второй ветки газопровода "Северный поток"

Публичный, потому что в глазах европейского общества его усилия освободили гражданина Германии, на что оказалась неспособна вся государственная машина ФРГ. А неофициальный, потому что эта история внятно дала понять всему европейскому (да и мировому) истеблишменту, что сотрудничество с Россией не просто финансово выгодно, но и предоставляет такие возможности для деятельности, о которых не может даже мечтать большинство действующих государственных деятелей, не говоря уже об отставниках.

При этом, чем более влиятельным и авторитетным является ее лоббист на мировом уровне, тем Москве, разумеется, выгоднее. Тем более теперь, когда идет восстановление российско-европейского сотрудничества и реализация сразу нескольких масштабнейших инфраструктурных проектов.

Во-вторых, Россия в очередной раз продемонстрировала главный принцип своей работы на международной арене — взаимовыгодное партнерство для всех участвующих сторон и умение его реализовывать в изящных и остроумных схемах. От проведенной операции выиграли все — и Москва, и Анкара, и Берлин.

В-третьих, эта история убедила все заинтересованные стороны, что Россия обладает возможностями, которые позволяют ей успешно выступать посредником в самых сложных, запутанных и конфликтных ситуациях между государствами.

Москва за последние годы неоднократно это показывала, в том числе в Сирии и на Корейском полуострове. Теперь же она заявила о себе в данном качестве в контексте германо-турецких отношений, которые находятся в самой низкой точке за многие десятилетия.

То есть дело не только и не столько в оперативных государственных и государственно-корпоративных интересах, сколько в том, что Москва в очередной раз успешно заявила свою стратегическую претензию на статус ключевого — и едва ли не единственного в нынешние времена — геополитического стабилизатора на международной арене. Стабилизатора и посредника, который готов участвовать в урегулировании самых сложных споров и конфликтов и помогать сторонам выходить из возникшего клинча. Причем посредника достаточно скромного, чтобы не кричать об этом на каждом углу: кому надо, тот поймет.

К тому же данный случай стал беспрецедентным по уровню вовлеченных в спор держав. Все-таки Германия и Турция — это далеко не Кореи и не едва удержавшаяся на краю пропасти Сирия. И этим ведущим в своих регионах державах Россия помогла хотя бы слегка разрядить накопившееся в двухсторонних отношениях напряжение.

Захотят ли они в дальнейшем воспользоваться услугами Москвы в этом смысле, покажет время. Но это никак не отменяет того, что глобальные элиты увидели очередную демонстрацию Россией своих впечатляющих геополитических возможностей и умения относительно малыми средствами добиваться серьезных результатов.

Во всей этой истории остается только один значимый не отвеченный вопрос: какое место занимает в ней Украина, граждане которой и были помилованы Владимиром Путиным в ходе данной комбинации?

Ответ простой — никакое.

Впрочем, Киев вполне может записать себе в актив освобождение двух руководителей крымско-татарского Меджлиса*.

Однако, как показывает опыт, с Украиной — не в коня корм, и можно заключать пари по поводу того, как быстро украинские патриоты начнут обличать Чийгоза и Умерова в том, что их завербовало ФСБ и вернуло на Украину для подрывной деятельности.

Источник: ria.ru

Обновлено 30.10.2017 12:36
 


Смотрите также:


Поделитесь материалом в социальных сетях.

Также вы можете выбрать удобную форму участия и поддержки нашего проекта по ссылке ниже

Участие в проекте "Закон Времени"

Мы в Facebook
Мы в Одноклассниках
Живой журнал
Мы ВКонтакте
Рассылка
Follow Us