Аналитика

Популярный сегодня вопрос о сути и характере элит возник вовсе не с первыми залпами западных санкций после февральского Майдана на Украине в 2014 году. Умные люди говорили о нем уже в конце 90-ых, указывая на неизбежность возникновения проблемы передачи капиталов следующему поколению. Впрочем, тогда их мало кто слушал, мир казался простым, а решения слишком очевидными либо чрезвычайно сильно отдаленными.

Однако прошло всего каких-то два десятка лет, и про элиты мы заговорили снова. Выяснилось, что без них общество существовать не в состоянии. Тем более - претендовать на достойное место за общим геополитическим столом мира. Но при этом откуда элиты берутся – и по сей день остается для большинства загадкой.

Судя по содержанию интернет-комментариев они доставляются в страну либо контрабандой, либо являются чем-то вроде оккупационной администрации, возможно даже завоевавших Землю рептилоидов. Они всегда противопоставляются народу и на нем паразитируют. Слова Сократа, что каждый народ достоин своего правителя, многие признавать отказываются.

Тем интереснее выглядит статья Александра Халдея о сути понятия национализации элит, в которой автор связывает их с коллективным разумом общества. Приходится признать, это тот случай, когда слишком большие упрощения, сделанные по ходу изложения картины, из, в целом верных изначальных фактов, приводят к заметной неточности в выводах.

Элита не сводится только к самоорганизующейся группе и уж точно она далеко не всегда способна действовать целесообразно и разумно. А все потому, что абстракцию элиты упоминают многие, тогда как внятно объяснить – элита это конкретно кто? – как правило, не в состоянии никто. Спору нет, неопределенности в понятиях удобны, они позволяют загонять в подразумеваемые рамки абсолютно все, но оборотной стороны отсутствие конкретики делает невозможным поиск действенных решений. 

Потому начинать полагаю необходимым с ответа на простой вопрос: что за люди составляют элиту и откуда они берутся в реальности? Олигархи? На всю страну их меньше одной тысячи человек. Первые десять, что называется, на слуху, вторая половина первой сотни гораздо менее известна, а нижняя часть ТОП500 вообще состоит в основном из родственников или членов семей выше упомянутых лидеров. Эти 0,06 десятитысячных от одного процента населения России и есть та самая элита, которая всем управляет?  Как-то не вяжется, если, конечно, не принимать остальные 150 миллионов граждан за совершенно безвольное стадо, решительно неспособное "заменить" всего-навсего две сотни "неправильных управленцев".

Картина не складывается, даже если к упомянутым выше добавить сотню госчиновников высшего звена, в том числе 22 министров, их замов,  всех полномочных представителей президента РФ в федеральных округах и целых 85 губернаторов и глав республик.

Потому что в действительности элита определяется даже не деньгами. К ней относятся не только "самые богатые", но вообще все, кто принимает управленческие решения и обеспечивает потом их практическую реализацию. Только в государственном аппарате России на 1 января 2018 года таких насчитывалось 2 172 900 человек.

Сюда же следует прибавить больше сотни тысяч деятелей культуры, в том числе писателей, музыкантов, актеров театра и кино, деятелей эстрады и художников, а также 673 тысячи научных работников, занятых в структурах РАН. Все они, а также журналисты, воспитатели детских садов (611 тысяч) и особенно школьные учителя (1 229 415 человек) самым непосредственным образом влияют на формирование текущего представления всего общества о себе и окружающем мире. Это еще не считая 200 тысяч кадровых офицеров.

Степень адекватности и успешность их коллективных действий, в конечном счете, определяет качество элиты.  Более того, именно оно объясняет, почему деньги в понятии элиты вторичны, а также показывает причины успеха в государственном строительстве у одних и стабильных неудач у других.

Согласиться признавать, что какая-то пара сотен морально неправильных людей родилась в условиях полностью изолированных дорогих поселений и училась нехорошему в закрытых специальных школах типа фентезийного Хогвардса, еще как-то можно. Но вот что оттуда произошли все упомянутые выше пять миллионов человек, реальности не соответствует никак. Легко убедиться, что сидели на детсадовских горшках эти люди в тех же самых детских учреждениях, и грызли гранит науки в тех же самых школах с институтами, что и абсолютное большинство прочего населения.

Именно по этой причине их представления о плавильном и неправильном ничем, по сути, не отличается от общенародного. С той лишь разницей, что всякие там комментаторы в социальных сетях о своих взглядах высказались и разошлись по повседневным делам, а эти люди те же самые подходы реализовали в законах и всякого рода должностных инструкциях.

Кому-то не нравится результат? Так ведь он и есть практическое выражение общего коллективного бессознательного. Если миллионы простых людей убеждены в безусловности превосходства всего западного (ладно, просто зарубежного, в пример часто приводят еще Китай и ряд других стран), то откуда в стране взяться какой-то принципиально иной элите?

На самом деле мы сейчас столкнулись не просто с кризисом государствообразующей идеи. В настоящее время наше общество пожинает плоды доминирующих ценностей, сформировавшихся еще в семидесятых годах прошлого века при СССР. Если на то пошло, джинсы лучшими штанами в мире тогда считали не только комсомольские лидеры или дети загнивающей партийной элиты. Конформизм, как базовый принцип, оказался массово отвергнут обществом уже в тот период. За последние 26 лет на ПМЖ в разные страны из России уехало 4,5 миллиона человек вовсе не являющихся олигархами.

А все потому, что в вопросе взаимоотношений между человеком и обществом (а также государством, как инструментом общественного самоуправления) господствующими стали взгляды безусловного превосходства индивидуального «я» над общественным «мы». В массовом народном сознании государство стало восприниматься чужим институтом, который слишком много у гражданина берет и однозначно мало ему возвращает. И вообще, какая разница, где жить и какого конкретно дизайна деньгами расплачиваться в магазинах за везде одинаковые товары? А раз так, значит "надо валить".

С той лишь разницей, что олигархи такое себе в любой момент позволить могут, тогда как большинство прочих нет. Но все равно, это не наша страна, это государство олигархической элиты, вот пусть она ее и защищает, в том числе с оружием в окопах! Они не станут, тогда и мы все не должны.

О каком сильном государстве и любви к Родине в этих условиях может идти речь? Откуда в ней возьмутся позитивные примеры или новые хорошие фильмы "про наших"? Любой хоть мало-мальски способный человек "эту страну" рассматривает лишь в качестве кормовой базы, последствия эксплуатации которой решающего значения не имеют. Ибо зачем, если нам потом тут не жить?

Именно отсюда и возникло все сущее, включая правовой нигилизм, коррупцию, проблемы с качеством труда, а самое главное – убеждение, что тут (!) нормальное государство возникнуть не может в принципе. И народ не тот, и управленцы плохие, и олигархи вообще беспринципные мироеды.

Сегодня речь о необходимости национализации элит возникла не ради желания заставить пару сотен конкретных фамилий перевести контрольные пакеты своих капиталов под российскую юрисдикцию. Будь дело только в этом, они бы давно повторили судьбу Ходорковского.

Задача заключается принципиально в другом – в кардинальной смене базовых императивов в самом обществе, формирующем элиту. Потому что мало снять не тех, критично важно иметь достаточный кадровый резерв для закрытия вакансий новыми, уже теми. Или, по крайней мере, заведомо лучшими, чем не те. А он может формироваться только когда общество в целом сумеет понять ряд простых вещей.

Глобальная мировая конкуренция – понятие вечное. Ты или формируешь свою команду и борешься за свои интересы, или являешься сырьевым источником для обеспечения чужих. Что бы конкуренты там ни внушали про универсальные общечеловеческие ценности и всеобщую доброту демократии.  Это в абсолютно равной степени касается как маленького простого человека, так и самого богатого и независимого олигарха. Пример личной империи Дерипаски более чем нагляден.

Сильная команда обеспечивает безопасность и вынуждает оппонентов проявлять уважение к нашим интересам. Безусловно, не каждому одинаково. Но тут полная одинаковость и без надобности. Кому-то важнее надежный тыл для реализации проекта "Северный поток-2", а кому-то – пенсия по старости и бесплатная медицина. Главное, что выигрывает вся команда и победа обеспечивает улучшение жизни для всех.  Несогласные могут вспомнить счастливую жизнь в девяностых.

Именно отсюда возникают предпосылки одинаковой заинтересованности в создании сильного собственного государства, как для простых людей, так и для элиты, включая пресловутых олигархов. И именно это подразумевается под понятием национализации элит.

А вот в отношении к нему со стороны Запада (в том числе - Америки) Александр Халдей совершенно прав. Не имеет ни малейшей разницы, из-за какого вопроса мы между собой станем драться. За возвращение престола Романовыми или против, за хруст французской булки или за повторение социалистической революции. Чем абстрактнее и утопичнее позиции сторон, чем вариантов принципиальных взглядов больше, тем лучше. Вялотекущая гражданская война, пусть даже только в умах на уровне идей, есть самый лучший способ препятствования сплочению общества и формирования в нем сильной национальной элиты.

Сильной не по сумме подконтрольных денег, а по убеждению в правильности базовых ценностей, тесно связанных с необходимостью роста благосостояния именно своей страны, а не только своего личного. Как неоднократно доказала история, в том числе, России и СССР, сплоченные национальные элиты способны противостоять практически чему угодно. В глобальной мировой конкуренции они, как правило, побеждают. В том числе, и в материальном смысле. Но создать их может только внутренне сплоченный на общих ценностях народ. И никак иначе.

Источник: iarex.ru

Поделитесь материалом в социальных сетях.

 

 

Читайте также

Также вы можете выбрать удобную форму участия и поддержки нашего проекта по ссылке ниже

Участие в проекте "Закон Времени"