Аналитика

 16 апреля на экраны страны вышел фильм по знаменитому роману Олега Куваева

Фильм о реальном подвиге советских геологов, открывших грандиозное месторождение золота на Крайнем Северо-Востоке страны.

Накануне в редакции «Комсомолки» побывал режиссер картины Александр МЕЛЬНИК.

- Александр, позвольте полюбопытствовать, как вы рискнули замахнуться на Куваева? «Территория» - культовый роман поколений 70-80-х годов о Честной Работе. А это понятие ныне не в чести. Да и критики-интеллектуалы вас наверняка не поймут. В большом кино ныне тренд на ущербность, мелкотравчатость депрессивных героев. А уж СССР для них – и вовсе большой Совок, где жили унылые забитые людишки, не способные на высокие порывы. Так его и надо показывать! А тут вы с настоящими Мужчинами, Героями. Ох, обвинят вас в лакировке, советской пропаганде, не дай Бог, в сталинизме!

- Я знал, на что шел. В своем окопе пытаюсь отстоять право нашего народа на родную историю, чтобы не было в ней провалов, черных пятен, клеветы под именем «совок». Наши родители, деды одержали множество замечательных побед. Побед духа, силы, воли, литературных, художественных. К великому сожалению, за прошедшие 25 лет мы очень мало где приблизились к тем достижениям. И в области космоса, технологий, и в литературе, искусстве. Возникает резонный вопрос – критиковать то время легко, модно, но давайте попробуем хоть где-то дотянуться до него.

Куваев написал книгу о страсти человека к своему делу, одержимости, связанной с трудом, долгом, честью, достоинством. И о людях, которые ставят работу превыше всего. Настоящую, большую работу.

Мне давно хотелось рассказать о том времени, тех людях. Я очень люблю Север. Первый раз попал в 1976 году со стройотрядом в Магаданскую область, обустраивали месторождение Дукат. До сих пор горжусь очень этим опытом. В 1980-м уехал на полярную станцию, работал в море Лаптевых, в дельте Лены. Потрясающее ощущение от рядом находившихся людей. Интеллектуалов, настоящих героев, таких, как персонажи «Территории» Олега Куваева. И когда представилась возможность снимать, я даже не задумывался, какой фильм надо делать.

RUSSIAN LOOK
Александр Мельник.
Фото: RUSSIAN LOOK

- Цель какая была?

- Композитор картины - финн. Когда закончили писать музыку, свели фильм, вечером сидим на «Мосфильме», усталые оба. И вдруг он говорит: «Александр, я должен тебе сказать – мы сделали потрясающее русское кино без пропаганды, но очень патриотичное». Может, это и была цель – рассказать о России и людях, населяющих нашу землю. Они достойны уважения за то, что были, что сделали. Недавно статья попалась на глаза, насколько хватит запасов разведанных полезных ископаемых. Золото на первой позиции стоит. 20 лет. Все, что разведано в мире, это 20 лет технологического использования ( микросхемы, чипы и т.д.) Через 20 лет его не будет. Возникает вопрос – а где эти люди, которые пройдут теми же путями, разведают, найдут, достанут, сделают и т.д. Для этого, мне кажется, нужен герой.

Я люблю работу философа Алексея Федоровича Лосева о том, что народ, который перестает творить мифы или уничтожает старые мифы, сам обречен на уничтожение. Мне хочется, чтобы эти мифы, настоящие, большие и красивые, существовали.

- Но ведь герои Куваева - не миф, а реальность. Как и открытое ими месторождение. Геолог Владимир Полеванов прошел всю «Территорию», дал стране 700 тонн золота, потом был вице-премьером РФ. Полеванов хорошо знал прототипов героев Куваева. Утверждает, что заповеди «Территории» реально были. Это касается не только желтого золота. В те же годы в Западной Сибири геологи открыли нефть, газ. Черное, голубое золото, которым до сих пор живет-кормится Россия, обогащаются олигархи. Теперь, согласны, нет в стране таких трудовых героев, о которых слагают легенды, мифы.

- Что касается критиков, мне важнее мнение зрителей. За последние недели объехал с картиной более 20 городов. Магадан, Владивосток, Ростов-на-Дону, Мурманск…Кто-то плакал, сопереживал, радовался, кто-то счастливым вышел. Были полные залы студентов, они стоя аплодировали и приветствовали нас после премьеры… Потрясающая реакция, совершенно неожиданная.

Девочка с дедом пришла в кино. Он - заслуженный геолог, лауреат многих наград, премий и т.д., матерый человечище! Но для внучки - всего лишь божий одуванчик, чья жизнь прошла в стране, где все было плохо, серо, грязно. В совке, короче. После фильма он стоит счастливый – жизнь прожита не зря, нас вспомнили, показали! Внучка плачет: « Я не ожидала, что вы такие герои, что совершили! И как бабушка тебя туда отпускала?!» Я обращаюсь к молодежи - сводите деда, отца в кино на «Территорию». Пусть возникнет связь поколений. Потому что, увы, поколения часто живут в разных реальностях, общаются разве что за праздничным столом. Очень важно, мне кажется, нашу картину смотреть вместе, потому что возникает гордость за тех, кто был до тебя. А раз есть гордость, значит, будет вызов определенный для молодого поколения. Стань таким, как они! Стань лучше!!! Стране нужны новые герои. Чтобы двигать Россию вперед.

- Где проходили съемки?

- На плато Путорана, за Полярным кругом. Территория размером с Великобританию. Затерянный мир с живописными каньонами и долинами. Плато Путорана часто называют «краем десяти тысяч озер и тысячи водопадов». Озера по совокупному объему сопоставимы с Байкалом по пресной воде. Край удивительной красоты, чистоты, дерзости природной. В летнюю экспедицию мы стояли лагерем на 150 человек, в палатках. Прилетели, все ходим, раскрыв рты, смотрим по сторонам: тут птички, там медведи, здесь рыба из реки выпрыгивает прямо на сковородку… Все по-настоящему! Чистая вода, воздух, солнце, которое не садится. Два-три часа было достаточно, чтобы выспаться и потом на площадке работать. Через неделю прилетает кто-то из новеньких и мы вдруг ощущаем поразительную разницу в восприятии мира и отношения к работе. Новичок уверен: два-три дня отработает и улетит дальше, как всегда в кино. Не получается. Сидит у нас недельку, адаптируется и уже ждет следующего новичка, чтобы сказать: «Слушай, старик, ты никуда не спеши, здесь время идет по-другому, здесь все по-настоящему!» Мы никуда не торопились, да. Это иногда вызывало раздражение. На площадке не было мата. Я просил, чтобы мы разговаривали нормальным языком, потому что в этой природе невозможно было говорить по-другому. И мы все успевали. Ощущение, что природа всегда готова сделать тебе подарок, если ты в ней живешь органично. Потом зимняя экспедиция на плато - при минус 30. Еще была экспедиция на Чукотку. В бухте Провидения снимали выход к океану, финал фильма. В ноябре-декабре, при коротком минимальном световом дне в 3-4 часа, при колоссальных температурных аномалиях, ветре страшном, океане замерзающем. Но получились очень красивые кадры.

- Натуральный Север, без обмана?

- Да.

- Говорят, вы сначала в Исландии хотели снимать родную «Территорию»?

- В Исландии создана производственная база. Все на месте, камеры, техника и т.д. Западный киномир организовал там целую индустрию. Все, что связано с Севером, снимают в Исландии. Была такая идея и у нас. Но потом поняли, что это уже все есть в кино… А то, что мы сняли и сделали в России, никакая Исландия даже близко не сравнится, просто потеряется на фоне Путорана. Хотя коллектив интернациональный. Финский композитор, гример из Англии, помогал французский оператор, снявший потрясающий документальный фильм «Океаны». Есть технологии, зачем изобретать велосипед… Все иностранцы говорили в одном ключе: «У вас потрясающая страна, почему мир об этом не знает?»

Константин Лавроненко сыграл главного героя - инженера Илью Чинкова. У этого настоящего человека был и реальный прототип - геолог Николай Ильич Чемоданов, первооткрыватель месторождений золота на Чукотке. Фото: кадр из фильма.

Да, у нас есть о чем рассказывать, показывать. Подобную картину в Америке никогда не снимут, потому что эта история «Территории» не типична для американцев. Там, вспомним певца их Севера Джека Лондона, все боролись за золото для себя. А мы золото здесь добывали для того, чтобы поднимать страну после войны, созидать, запускать в космос Гагарина… Это очень важный момент.

- В главной роли геолога Чинкова прекрасный актер Константин Лавроненко. Вы его снимали и в своем первом фильме «Новая Земля».

- Я очень хотел, чтобы он играл, попросил его прочитать роман. Потом период ожидания, ему нужно было отодвинуть какие-то проекты, от чего-то отказаться. В романе Чинков большой, рыхлый, здоровый. Я перепробовал толстяков, рыхлых, лысых, бородатых, нет, не то.

- Лавроненко - идеальный герой, настоящий мужик!

- Он и в жизни такой. Один взгляд чего стоит! Другим приходилось играть, а он просто садился в кадр и я понимал, что он настоящий, я верю этому Чинкову. Не важно, сколько килограмм весит, но внутри - мощь.

Вторую главную роль играет Григорий Добрыгин, известный по фильму «Как я провел этим летом». Гриша сейчас очень много снимается в Европе, с американцами. Евгений Цыганов, Петр Федоров, Егор Бероев, Ольга Красько…. Есть ребята, которые, может быть, не такие известные, но играют хорошие, серьезные роли.

- Могут стать открытием?

- Получился ансамбль. Мне кажется, зритель откроет для себя какие-то новые образы благодаря замечательным актерам нашим. И, конечно, потрясающая роль у Ксении Кутеповой, которая ведет весь рассказ, всю историю – она журналистка Сергушова, пишущая роман.

У нас огромная страна. Здесь столько пространства, места, богатства, что мы должны научиться делиться друг с другом, чуть-чуть отдавая от себя другому. В последнее годы нас же воспитывают в режиме индивидуализма. Ты лучше всех, ты живешь для самого себя. Человек доживает до какой-то вершины, а дальше двигаться некуда – все, себя уже накормил, напоил – так, что уже из ушей лезет. А делиться ни с кем не хочу и не могу, как это я кого-то приблизить должен к себе, кого-то поднять? Мне кажется, это неправильная позиция. В нашем фильме каждый переживает друг за друга и всегда готов придти на помощь. Это очень красивая северная история и, по-моему, очень русская.

ПЕРВОИСТОЧНИК

Роман Олега Куваева «Территория» впервые был опубликован в 1974 году в журнале «Наш современник». Он переиздавался множество раз, в том числе вышел в популярной серии «Роман-газета» тиражом в три миллиона экземпляров и стал для целого поколения культовой книгой (редкий случай, когда этот эпитет можно употребить по назначению). В 1978 году «Территория» была экранизирована, главную роль в картине сыграл Донатас Банионис.

А потом все оказалось забыто. И фильм, и Куваев, умерший через год после первой публикации «Территории» от сердечного приступа в 40 лет, и сам роман. Еще несколько месяцев назад его можно было купить только в букинистических магазинах. Само имя Олег Куваев стало ассоциироваться с совсем другим человеком - питерским художником, придумавшим Масяню (он, впрочем, тоже сейчас подзабыт). В определенном смысле «Территория» - не только фильм, но и возвращение прекрасного писателя.

Речь в «Территории» идет о группе геологов, работающих на Чукотке в 50-е годы. Главный инженер управления «Северстроя» Илья Чинков убежден, что на вверенной ему территории есть золото, хотя все вроде бы свидетельствует о том, что там есть только олово. Чинков собирается найти месторождение золота любой ценой, с помощью геологов, которые готовы рисковать ради этого жизнью.

ЗА КАДРОМ

Съемки «Территории» заняли полтора года (с лета 2011-го по конец 2012-го), на проект потратили полмиллиарда рублей. Впервые в России фильм снимали в ультравысоком разрешении 4К. На пленочные камеры - цифровых побаивались, потому что было непонятно, как они поведут себя на 40-градусном морозе.

Во время съемок на плато Путорана съемочная группа располагала только тремя спутниковыми телефонами: мобильная связь не работала, об интернете и речи не было. Добраться до ближайшего населенного пункта, Норильска, можно было только на вертолете. Или идти пешком 120 километров.

Актеру Григорию Добрыгину пришлось в голом виде бегать по замерзшему озеру, а также несколько раз переплывать бурную реку при температуре воды в +4 градуса. Добрыгин справился - он отлично плавает и к морозам за время съемок в картине «Как я провел этим летом» на Чукотке должен был привыкнуть.

На плато Путорана обитает множество росомах и медведей. Но самыми страшными зверями для всех участников процесса были комары.

Из редакции «Комсомолки» Александр Мельник уехал в аэропорт. Его ждал Северный полюс. 18 апреля - открытие полярной станции «Северный Полюс-42». Режиссер представит и подарит «Территорию» полярникам, остающимся на зимовку.

 
Источник: kp.ru
 

«Спокойно, товарищ, спокойно, у нас еще все впереди»

В "Территории" столько сказано словами и без слов о труде, нравственности, совести, служении Отечеству, что может показаться - вернулось советское кино 

Купила билет на "Территорию", и пока шла реклама, смотрела не на экран, а по сторонам. Кто пришел на эту картину? Такие же, как и я, дети советской эпохи, выросшие на приключениях, один за другим глотавшие романы Жюля Верна и повести Джека Лондона, как мантру повторявшие "Бороться и искать, найти и не сдаваться" из "Двух капитанов", сто раз пересмотревшие и зачитавшие до дыр "Землю Санникова", грезившие о дальних странах, неведомых землях, исследованиях и открытиях? А может, люди постарше, из поколения наших родителей, не забывшие еще, героические образы геологов-альпинистов-полярников и что "лучше гор могут быть только горы, на которых еще не бывал"? Да чего там, они сами и были этими геодезистами и стройотрядовцами, тянули ЛЭПы и пахали целину. И это была просто их работа. И это для них "Территория" стала культовой книгой. Ну, кто еще, кроме нас, воспитанных на романтике 60-70-х, в состоянии понять сюжет оттуда, из советско-геологического прошлого? Вот таким безнадежным снобом восседала я перед началом сеанса и с высокомерным сочувствием поглядывала на парочку - 18 без + - на переднем ряду. Спорим, уйдут через 30 минут?

Но начался фильм, и стало не до зрителя. Не буду рассуждать о художественных достоинствах ленты. Почти три часа величественной суровой красоты, бескорыстия, цельности и мужественности - и в людях, и в природе, и я вышла из зала, будто хлебнув глоток медицинского спирта, разведенного водой.

Спирт Сашка Демидов стащил у матери из аптечки. И трех пузырьков хватило, чтобы наш поход и песни у костра стали достоянием гласности. Но 80-е годы в моем воспоминании были какими-то на удивление толерантными. Сашку отец выпорол, остальным сделали внушение и в поход больше не пускали. Это алкогольное воспоминание меня и отрезвило.

Опьянение прошло, а голова болит.

Герой "Территории" Андрей Гурин хочет прожить долго и увидеть, какими станут люди, обуреваемые страстью потребления. Что ж, смотри. Мы сидим в зале.

25 лет назад мы залихватски горланили мотив из "Последнего дюйма", задушевно выводили Визбора (эти песни звучат и в "Территории"), рвали струны на строчках Высоцкого о тех, "кто здесь не бывал, кто не рисковал, тот сам себя не испытал", но не на горных склонах, а у костра в овраге, запивая тремя пузырьками спирта, разведенными в котелке воды.

Мы мечтали открыть новые земли, и открыли, получив Шенгенскую и другие визы, исколесив европейские и другие страны по туристическим путевкам. Мы хотели экзотики и риска, и нынче мы можем купить экзотику и риск, соразмерно своему кошельку и интересам, с приложением опытного инструктора. Наши мальчики в детстве играли в папанинцев, затащив в глубокую лужу калитку и доски от старого забора, а сейчас сидят в кабинетах за мониторами с морскими заставками из Шарм-эль-Шейха.

И вот уже 25 лет вокруг преимущественно менеджеры, чиновники и владельцы автозаправок. И ни одного геолога и даже геодезиста! Рехнуться можно.

А в "Территории" сплошные "гвозди бы делать из этих людей" - грубый свитер ирландской вязки на груди, борода на лице, и во всем благородство и та самая настоящесть, которой нет не в чиновниках, ни в менеджерах, ни даже во владельцах автозаправок. Будто персонажи героической саги. Или как они сами себя называют - супермены. Все приметы образа и антуража в наличии. И люди, и пейзажи фантастические. Может, поэтому и юная парочка досмотрела фильм до конца, узнала "своих", и взоры на выходе имела бодрые и просветлённые? А может, почувствовала и что-то иное?

В том ведь и фокус, что в "Территории" обитают не супер-герои, а просто люди, которые честно и бескорыстно делают свое дело. И взывают к тебе - герою поколения потребления - и прямо и косвенно: а ты где был, в каком комфорте холил свою совесть, как приспосабливался, обустраивался в современной уютной норе?

И уже совсем жестко: делай или умри.

И что же теперь? Не всем же сражаться на благо Родины с белым безмолвием и другими стихиями. Помереть что ли? И сразу понимаешь - ответ неверный. Делать. Каждый на своем месте.

В "Территории" столько сказано словами и без слов о труде, нравственности, совести, служении Отечеству, что может показаться - вернулось советское кино. Нет, со всеми проигрышами и цитатами, это совсем другое кино. От этих фраз не воротит, они не кажутся надуманными и фальшивыми. Это что-то новое, только начинающееся. Так что без паники, сожаления, ворчания и самоедства.

"Спокойно, товарищ, спокойно, у нас еще все впереди".

Источник: kp.ru

Геолог Полеванов прошел всю «Территорию» Куваева. И дал стране 700 тонн золота

Сегодня премьера фильма по культовому советскому роману 

 

О любимой книге «Комсомолке» рассказал Владимир Полеванов, бывший вице-премьер РФ, доктор геолого-минералогических наук, автор свыше 50 научных трудов и монографий по геологии и месторождениям золота России и мира.

- «Территория», на мой взгляд, вершина литературы о геологии, поиске золота. Причем, именно в российском стиле. Я читал всех мало-мальски значимых писателей, засветившихся в теме. Клондайковская романтика одиночек Джека Лондона – совсем другое. Брет Гарт был по стилю упроститель. Наши Мамин-Сибиряк, Шишков – тоже совершенно не то. Куваев – единственный, кто предельно четко, возвышенно и правдиво описал ситуацию. Как он сам говорил: золото для меня было только отправной точкой. С тем же успехом я мог показать разработку железной руды, алмазов, олова, но решил, что золото в книге значительно нужнее. Роман - квинтэссенция эпопеи открытия чукотского золота. В нем четко проповедовался принцип: работа как религия! Адепт веры у Куваева - Чинков Илья Николаевич, на самом деле - Чемоданов Николай Ильич. Главный инженер Чаунской экспедиции, на территории которой и развиваются все события. Золото там открыли в 1956 году. Куваев стал работать в экспедиции в 1958 -м. Закончив Московский геологоразведочный институт.

Шесть раз (!) Куваев переписывал роман. В письмах он в деталях показывал, как шел от замысла к замыслу. Вначале главным героем был Баклаков – мелко. Затем ввел Чинкова. Потом добавил Сидорчука. Менял, менял, наконец понял: главное – не герои даже, а отношение к работе, как к религии. Только после пятого варианта он к этой Идее пришел.

- Этим роман и завораживает! Особенно финал.

- Он и говорил, что книгу писал из-за последних двух страниц про веру в грубую ярость Работы. В моем вольном пересказе - Если была бы в мире сила, которая вернула бы всех, связанных с золотом Территории, погибших в маршрутах, сгинувших в "сучьих кутках", затерявшихся на материке, все они повторили бы эти годы. Не во имя денег, долга, славы, а ради того непознанного, во имя чего зачинается и проходит индивидуальная жизнь человека…. И последние строки Куваева: «День сегодняшний есть следствие дня вчерашнего, и причина грядущего дня создается сегодня. Так почему же вас не было на тех тракторных санях и не ваше лицо обжигал морозный февральский ветер, читатель? Где были, чем занимались вы все эти годы? Довольны ли вы собой?..»

Могу с радостью сказать, я был на этих санях. Прошел всю Территорию, способствовал ее развитию. Много общался с прототипами героев Куваева. С некоторыми дружил. С кем-то переписываюсь до сих пор.

Роман Куваева вышел в 1975 году, я туда приехал в 1971-м.

- Как попали на Территорию, Владимир Павлович?

- Осуществил детскую мечту. В пятом классе услышал «Геологов» Пахмутовой. Сразу понял, кем буду. Потом был Высоцкий - «Мой друг уехал в Магадан», «Я видел Ногайскую бухту да тракты!» Эти три песни и определили профессию, Территорию работы, судьбу.

В 1966-м, после школы, поступил в Харькове на геофак университета, хотя был двойной конкурс. Студентом на практике искал тянь-шаньское золото. Студент Куваев, кстати, тоже там был на практике. Много раньше. Как отличнику при распределении мне предложили на выбор несколько очень хороших мест. Остаться в родном Харькове. Черноморское побережье. Ходить по крымским пляжам с теодолитом – класс! Работать в Киеве. Я отказался. Сказали – не морочь голову, получай распределение в Москву, в Управление геологии центральных районов. Предел мечтаний многих молодых специалистов. В течение трех лет – квартира в столице.

Фото: семейный архив.

- Бесплатно. Это условие четко тогда выполнялось.

- Но я-то знал, что буду работать в Магадане! На последние деньги взял туда билет. За 116 рублей, помню до сих пор. Через Москву. Утром в столице, в 19 часов уже рейс на Магадан. Иду в Министерство геологии Российской Федерации, чтобы аннулировать столичное распределение.

- Помню, тогда с этим было строго. Молодой специалист, получив бесплатное образование, обязан отработать три года, куда направит Родина.

- Оказалось, аннулировать может только министр. А к нему на прием надо записываться за месяц. Какой месяц? У меня билет на вечер! Прошел по начальникам отделов, может, кто-то подмахнет. Нет. Заглянул в приемную Ровнина Льва Ивановича, он 17 лет был министром! «У себя? -У себя.» Решительно открываю дверь без разрешения. Референты пытались задержать. Я их втащил в кабинет на плечах: «Прошу немедленно ликвидировать несправедливость!» Мы с Ровниным потом периодически общались, он вспоминал тот случай. Единственный в своем роде. К министру прорывались, чтобы квартиру вне очереди получить, либо зарубежную командировку, хорошую должность. «И какую же несправедливость по отношению к вам допустили?» - «Меня распределили в Москву, это же смешно. Какая геология в Москве? Требую немедленно направить на Колыму!» Министр аж заулыбался: «На Колыму? Да ради бога!» Тут же написал: направить в Северо-Восточное территориальное геологическое управление. Спасибо, я вас не подведу!

И не подвел, считаю. 75 % людей, прибывших работать на Колыму, уезжали в первые три месяца. Колыма не для всех. Но те 25 %, что оставались, были солью геологической службы страны. Куваев это показал блестяще. Там совершенно уникальная моральная обстановка. Три главных принципа действовали: «Невыполнимых задач нет!» «Делай или умри!» «Во всех своих бедах виноват ты сам!» Никогда не ищи объективных причин, обстоятельств, либо вины других людей. Ты сам что-то не додумал, не домыслил, не с теми людьми связался. Как только начнешь в этом направлении думать, тебе будет легко и просто. Крайний всегда перед тобой. Смотришь в зеркало – вот он, крайний. И не бойся рисковать. Рискуй. Это уникальные принципы, воспетые Куваевым. Его романного «Чинкова» я узнал только в 1975-м. Но в 1973-м по этим принципам и сам уже действовал. Когда назначили главным геологом Буркандино-Сиенской партии. В геологии действовала строгая иерархическая структура с почти военной дисциплиной. А на Колыме тем более. Там до 1958 года все геологи имели воинские звания.

- Работали на оборону.

- Это же золото! Ленд-лиз с американцами благодаря Колыме был заключен. Мы этим золотом рассчитались. Пришел к главному геологу экспедиции Комогорцеву с просьбой утвердить поиск на ручье Золотинка. Тот заявил: « Я сам работал на ручье съемщиком, мы там шурфовали, золота нет!» «Да есть там золото, Борис Дмитриевич, утвердите.» Нет, он вычеркнул Золотинку, письменно запретил работы . «Вы еще молодой геолог, поэтому не все можете знать. А я точно знаю: золота там нет! » Ушел, не солоно хлебавши. Прибыв в партию, тут же направил на Золотинку буровой отряд. Вопреки письменному запрету главного геолога экспедиции. Если бы я проиграл, моей карьере сразу пришел конец. Как у Чинкова.

- Ситуация точь-точь как в романе, Владимир Павлович.

- Меня, может, не посадили бы, но с работы б уволили. Или бросили техником-геологом перековываться. Я, кстати, с техника-геолога и начинал на Колыме. Там очень хороший принцип – пройти все ступени иерархической лестницы. Чтобы знал работу не понаслышке.

Месяц запретил отряду выходить на связь. Мол, рация сломалась. Через месяц приехал на Золотинку, мужики разведали тонну золота! Пошел с повинной к Комогорцеву. Мол, понимаю, что был глубоко не прав, нарушил ваше распоряжение. Голову пеплом посыпать – святое. Отдал материалы. «Надо же? Я ошибался, выходит?» «Вы тоже не ошибались, - говорю. - Вероятно, шурфы у вас попали в промежутке между россыпями, сеть редкая была. Я сгустил сеть и получил результат. Но готов понести заслуженное наказание.» «Какое наказание? Победителей у нас на Колыме никогда не судят. Молодец!» В таком же ключе и все руководство Дальстроя работало, и Северо-восточного территориального геологического управления.

Фото: семейный архив.

- Почему были уверены, что на Золотинке есть золото? Название ручья подсказало?

- Интуиция. Это самый кратчайший путь к открытию, как говорил Куваев устами Чинкова. Я с ним согласен. Проверяется потом, к сожалению, обычными методами. Но без интуиции в геологии делать нечего. Я все время полагался на нее.

Поскольку колымские принципы стали моими, они мне всегда помогали в жизни. И помогают сейчас. Я их впитал. А когда прочитал "Территорию" Олега Куваева в «Роман-газете» в 1975 году, обрадовался: наконец-то человек выразил то, что я думаю. «Территория» - эпохальная вещь!

- Какой была бы сейчас страна, сохранись эти принципы!?

- Суперпроцветающая. Принципы правильные и замечательные. На Колыме возникло поколение людей, у которых понятия чести, совести, достоинства были во главе угла. Чтобы кто-то потребовал взятку? Даже мыслей таких не было. Это никогда не декларировалось, автоматически подразумевалось.

- Ваша судьба как сложилась после того, как нашли золото, нарушив письменный приказ начальства?

- Нормально. В 27 лет назначили главным геологом очень крупной экспедиции. Затем - начальник геологического отдела Северовостокгеологии, куда я рвался. Главный геолог объединения «Амургеология», председатель мною же организованного «Амургеолкома», губернатор Амурской области, министр Госкомимущества, вице-премьер России. Двигало честолюбие, которое было у Чинкова, Баклакова – главных героев Куваева. А без честолюбия делать нечего.

- Сколько золота нашли?

- 700 тонн за 20 с лишним лет. На разных уровнях: партия, экспедиция, объединение. Говорят: золото должно находиться там-то и там-то. Нет, оно никому ничего не должно. Золото находится там, где ты его найдешь. Это очень тяжелый элемент. Он вроде бы везде, но на Чукотке его искали на двадцать лет дольше, чем на Колыме. Совершенно другие принципы. И каждое месторождение золота – рассыпное или рудное – уникально, у каждого свой норов, характер. Как отпечатки пальцев. Это предельно интересное занятие. И предельно тяжелое.

Про это писал Куваев. Этому посвящен и фильм. Нам сейчас очень не хватает романтики. Чистоган, коррупция разъедают страну. У молодежи мало целей. Если фильм «Территория» даже тысячу человек заставит пересмотреть свою жизнь и поставить высокие цели, он свою задачу выполнит. Но, уверен, таких неравнодушных будет куда больше. Так что всем советую посмотреть «Территорию».

Источник: kp.ru

Поделитесь материалом в социальных сетях.

 

 

Читайте также

Также вы можете выбрать удобную форму участия и поддержки нашего проекта по ссылке ниже

Участие в проекте "Закон Времени"