Аналитика

Нормой нашей жизни становится моральная установка: «Человек человеку — волк!»

С 10 июля не прекращаются разговоры о гибели на Волге, вблизи Казани, теплохода «Булгария». Точнее сказать, бывшего теплохода, потому что эту посудину, построенную 50 лет назад, несколько последних десятилетий толком не ремонтировали, и она давно должна быть списана на металлолом. Тем не менее корабль-призрак продолжали эксплуатировать, пока он не унес на дно Волги более сотни жизней.

Сейчас наперебой обсуждают причины, из-за которых «Булгария» утонула за несколько минут. Называют вину капитана, который заявил, что на борту 20 человек, а их было в несколько раз больше. Обвиняют руководителей порта, которые выпустили судно с большими техническими проблемами. Арестовали главу туристической фирмы — оказывается, фирма не имела лицензии на использование теплохода.

Но я вижу другую причину — самую главную. Это мораль нынешнего времени. Многие из нас помнят моральные установки, которые не просто декларировались, а вдалбливались людям в советские годы начиная с детских лет: «Человек человеку — друг, товарищ и брат». Не все и не всегда следовали этой заповеди, но для большинства людей публично отступить от нее было недопустимо. Школа, пресса, искусство — все виды пропаганды и нравственного воздействия осуждали ставшие известными факты нарушения этой моральной установки.

В качестве отрицательного примера приводилась мораль капиталистического общества, суть которой выражалась словами: «Человек человеку — волк». Тогда многие думали, что это неуклюжая выдумка советских пропагандистов. Сегодня мы видим, что это становится нормой жизни.

Разве фотографирование тонущих пассажиров «Булгарии» с проходивших мимо теплоходов вместо помощи им — это не волчья мораль? А то, что капитаны кораблей, нарушив писаные и неписаные правила, не остановили свои теплоходы и не организовали спасение, не звериное равнодушие? Или человек, давший разрешение плавающей руине везти пассажиров на гибель, был им друг, товарищ и брат?

Вот отсюда, из утвердившихся моральных установок «нового времени» все эти взрывы на шахтах, вроде «Распадской», катастрофа на Саяно-Шушенской ГЭС, пожар в «Хромой лошади», падение самолетов, гибель «Булгарии». Деньги любой ценой. Прибыль, невзирая ни на что. Алчность, о которой упомянул премьер Владимир Путин как об одной из причин трагедии на Волге, не появляется сама собой. Ее взращивают, пестуют и воспитывают. Я не говорю о самом мощном сегодня «воспитателе» — телевидении. Один выбор нынешних примеров для подражания — олигархов, проституток, бандитов — показывает, куда направлена стрелка морального компаса. Я хочу сказать о государственной политике в отношении безопасности полетов, поездок и плавания.

Сегодня почти весь речной флот — частный. Возраст его — запредельный. Когда я был директором Волгоградского судостроительного завода, только наше предприятие сдавало в год по 20 кораблей шести проектов: средние рыболовные траулеры, танкеры «река — море», а затем танкеры неограниченного района плавания, теплоходы-сухогрузы, пассажирские суда.
В последние десятилетия все изменилось. Новых пассажирских теплоходов у нас, можно сказать, не выпускают. Частники подбирают то, что давно должно быть на свалке.

Эксплуатируют по принципу: выжимай, что можешь, и не думай о безопасности людей.

Но это мораль «героя нашего времени». А государство разве может поддерживать такую вседозволенность? К сожалению, если официально не поддерживает, то и не противостоит.

Обратите внимание: государственные органы развивают бурную деятельность не до какого-то происшествия и катастрофы, а после них. Упали один за другим несколько самолетов и вертолетов — началась проверка парка. Оказалось, некоторым модификациям надо было давно запретить летать. Утонула «Булгария» — и только после этого началась авральная проверка всех судов, плавающих по наших рекам. А до этого — попустительство. Законами убираем строгость стандартов. О предстоящей проверке предприятия общественного питания или фирмы, выпускающей продукты, предупреждаем их руководителей заранее. Вроде бы в интересах малого и среднего бизнеса. Чтоб смогли подготовиться и спрятать следы нарушения технологии.

А об интересах миллионов граждан думаем? Об их безопасности и жизни?

Судостроение — капиталоемкая отрасль. Здесь технологический цикл занимает порой годы.

Значит, на годы вперед надо выстраивать всю политику развития отечественного судостроения. Создавать законодательную базу, готовить благоприятный инвестиционный климат, принимать государственные решения. Но какая же это политика, если нормального закона о поддержке и развитии судостроительной отрасли нет до сих пор? Еще со времен Гайдара начался разговор о его необходимости, и только в этом году появился проект закона. К тому же выхолощенный, оставляющий за бортом решение целого ряда проблем. Например, надо строже подойти к требованиям относительно эксплуатирующих компаний. Должны быть установлены параметры, регулирующие деятельность таких структур: определенное количество крупных судов, программа восстановления, наличие ремонтной базы, обучение персонала и т. д.

Но все-таки главное направление — это строить новые теплоходы. Мы постоянно слышим, как бурно развивается гражданское судостроение даже в тех странах, где его традиционно не было. Россия проигрывает не только Китаю, Корее и Тайваню, но даже Украине, Хорватии и Вьетнаму. Особенно вырывается вперед Китай. Он объявил, что к 2015 году станет крупнейшей мировой судостроительной державой. Уже сейчас Китай занял третье место после Японии и Кореи, обогнав такую исторически признанную судостроительную страну, как Германия.
Вперед вырвались Хорватия, Турция, Румыния. Несколько лет назад в десятку крупнейших судостроительных стран вошла Украина. И только мы выброшены за борт кораблестроительного бума.

В чем же дело? Во всем мире главным инструментом государственной поддержки судостроения являются правительственные гарантии кредитов и выплата прямых субсидий производителям судов. Правительства многих стран компенсируют затраты при уплате таможенных пошлин на импорт судового оборудования, регулируют цены на сталь, строго следят за кредитной политикой банков. Поэтому кредиты там дают долгосрочные и под небольшой процент.

К сожалению, этого нельзя сказать о России. Здесь до последнего времени не чувствовалось никакой государственной поддержки отечественного судостроения. Взять нормальный кредит в российских банках невозможно. Его дадут, но под огромные проценты и на короткий срок. Потому что государство своими гарантиями отрасль не поддерживает. В результате деньги идут не на развитие отечественной промышленности, а вывозятся за границу. В прошлом году за рубеж вывезено почти 44 млрд долларов, или 1,3 трлн рублей. За первый квартал этого года ушло более 20 млрд долларов.

Что это, как не алчность и не проявление «морали нашего времени»?

Николай МАКСЮТА

Член Совета Федерации от исполнительного органа власти Волгоградской области. Первый заместитель председателя Комиссии СФ по национальной морской политике. 25 лет работал на Волгоградском судостроительном заводе. Из них 10 лет — директором. 13 лет был главой администрации Волгоградской области. Имеет советский орден «Знак Почета», награды Российской Федерации — орден Почета, орден «За заслуги перед Отечеством» IV степени, почетное звание «Заслуженный машиностроитель Российской Федерации».

Источник: russia-today.ru

Поделитесь материалом в социальных сетях.

 

 

Читайте также

Также вы можете выбрать удобную форму участия и поддержки нашего проекта по ссылке ниже

Участие в проекте "Закон Времени"