Аналитика

Общество поголовно и массово потеряло совесть, и это стало нормой американского образа жизни. Погоня за деньгами либо иная выгода любой ценой, за любой чужой счёт (за ваш счёт!) – вот основная мораль современной Америки.

МЫ - ЛУЧШИЕ В МИРЕ ПО БРЕДУ
(Мораль – вне закона)

Манассас, штат Виржиния, 1993 год. Супруги Боббит только закончили заниматься сексом. Лорейна вышла попить воды. Вcпомнилось что-то из детства. В спальню вернулась с кухонным ножом и отрезала спящему мужу член. С пенисом в руке она выбежала на улицу, села в свой автомобиль и, выбросив член через окно, поехала кататься по городу... Оправдана в суде по причине временного помутнения разума.

Америка ликовала: «Вот это – СВОБОДА!», «Только в Америке!», «Лорейна вперёд!»
Страна загудела, как потревоженный улей. Казалось, у медии не было других забот, кроме как освещать произошедшее в семье Боббитов. Шоу, статьи, интервью, реклама. Новость проплыла по континенту на праздничной волне. Америка смеялась, шутила и радовалась.
Нашлись «остряки» - телеведущие ток шоу, предложившие, в случае 3-й Мировой войны, выставить против русских солдат американских женщин с кухонными ножами.

К счастью для Джона – пострадавшего мужа, пенис нашли, положили на лёд и пришили. Вторая сенсация потрясла страну: всё работает.
Опухоль нездоровых семейных отношений назревала не первый десяток лет и, казалось, кухонный нож Боббитов её вскрыл.

Сразу после случившегося с новой силой активизировалось движение американских феминисток. С телевизионных экранов на зрителей «наваливались» демонстрантки с плакатами контроверсивного содержания: «Вы не мужчины! Вы – кошельки с вибратором!» «Секс – унижение женского достоинства!»
А на соседнем ТВ канале не меньшая толпа демонстрантов разворачивала плакаты язвительно-оскорбительного и открыто нецензурного содержания, оскорбляющего женское достоинство.

По популярности супруги Боббит на некоторое время превзошли голливудских звёзд. Не было телеканала или передачи, где не говорили бы о Лорейне или Джоне. Госпожа Боббит вынуждена была временно нанять телохранителей. Со всех сторон к супругам посыпались денежные предложения. Джон был на «седьмом небе». От женщин, желающих попробовать, как работает пришитый пенис, не было отбоя. Джон получил более четырёх миллионов писем от восхищённых дам. Не меньше писем пришло Лорейне.
Америка, в прямом смысле слова, сходила с ума. Супруги Боббит неплохо заработали на волне популярности, а окружившие их медиа студии просто богатели на глазах, забыв про пуританское приличие.

А как в это время жила страна? Вся страна с завистью и вожделением пялилась в экраны, запоминая напамять тексты новых телевизионных «идолов», мечтая о славе и деньгах супругов Боббит.

Рано или поздно «праздник» заканчивается и наступают скучные и тяжёлые «похмельные» будни. Для Америки это «похмелье» оказалось весьма затяжным и не обошлось без неблагоприятных и безвозвратных для американского общества последствий. Количество разводов, раздоров и открытых семейных конфликтов мощным фонтаном «пробило американскую крышу». А в придачу к неуклонно растущему экономическому кризису поверх всех проблем появилась ещё одна. Подрастающее поколение женщин за этот короткий срок успело настолько сильно впитать в себя ненависть к противоположному полу, что поголовно и массово отказывалось от замужества и отцов своих детей. Начиная с 1994 года количество матерей-одиночек начало расти, как грибы после дождя. Государственная финансовая помощь (вэлфер) раздувалась, как мыльный пузырь в попытке покрыть минимальные нужды одиноких мам. Мужчины, по-своему, не хотели сдаваться без боя, часто в прямом смысле этого слова.

Правительству пришлось принимать срочные меры. Так появился закон о сексуальном домогательстве и ряд новых, строгих «семейных» статей уголовного кодекса. А начиная с 1998 года государство вынуждено было ужесточить закон об отцовстве. Суть его заключалась в том, что мать-одиночка, под угрозой несения уголовной ответственности обязывалась назвать отца ребёнка. А последним вменили в обязанность сдавать кровь на ДНК для установления факта отцовства.
Живые дискуссии, споры и конфронтации активно продолжались до 1997 года. В них участвовали все известные телеведущие различных ток шоу (Опра, Карлсон, Арсенио и т.д.). В обсуждение были втянуты даже Клинтоны.

1993-1994 годы можно считать официальным началом распада американской семьи, повлекшим за собой появление массы других побочных эффектов общества. Но пока назовём только один из них: с этого исторического момента Америка почти полностью похоронила искренние человеческие чувства и перешла на рельсы коммерческих отношений между мужчинами и женщинами во всех сферах общественной жизни.
Тесные международные отношения сделали мир интернациональным. Многие аспекты общественной жизни давно стандартизированы. Тем не менее, у каждой страны есть свои индивидуальные, характерные черты, присущие только ей.

Закон призван поддерживать и сохранять справедливость. К сожалению, сказанное больше относится к теории, чем к реальной жизни. Но, в нашем случае это и не важно, так как разговор пойдёт именно о связи закона с моралью общества. Одной общей чертой закона любой страны является то, что он, на практике, не всегда справедлив. Ведь применяют закон такие же люди, как мы и они не могут быть 100% объективными. Они не могут рассматривать административный спор или совершенное преступление, отрешившись от своих эмоций. Именно последние часто являются решающим фактором в судейском вердикте, хотя сам вердикт остаётся в строгих пределах статьи административного или уголовного кодекса. Поэтому, говоря о справедливости судебного приговора, мы всегда надеемся на высокую мораль и справедливость самого судьи.

Преступности и преступникам в подавляющем большинстве случаев противостоят гнев и возмущение общества. Именно оно определяет степень вины и меру наказания за каждый вид преступления, а суд является лишь процессуальным исполнителем воли большинства. По сути, закон, перед тем как появиться в опубликованном виде, определяется моральными устоями, удовлетворяющими потребности общества в рамках одной страны. В результате мнение о стране и её характеристика складываются не столько на том, каковы её законы, сколько на основании уровня её моральных устоев. А последние, как известно, в большинстве стран нашей планеты – практически одинаковы, ибо исходят из десяти заповедей и человеческого здравого смысла.

Гармония морали и закона - один из фундаментов, на котором строится и функционирует общество. Следовательно, не трудно понять, что с нарушением гармонии морали и закона общество начинает дисфункционировать и разрушаться. Появляются внутренние общественные противоречия, которые способствуют возникновению несовместимости этих двух понятий и могут привести страну к хаосу и даже к полному самоуничтожению общественного строя. История уже преподносила несколько подобных примеров. Их можно разделить на две категории: внутренние, то есть имеющие место внутри страны и внешние: когда страна, ведущая политику внешней экспансии/колонизации пытается навязать свою мораль законам другой страны или подстроить мораль чужих стран под свои законы. Одним из ярких исторических примеров описанного выше является Римская Империя. И следует отметить, что погибшая империя пользовалась так называемым Общим Гражданским Законом, основанным на прецедентах. Но и современная история изобилует множеством примеров: Панама, Ангола, Куба, Сомали, Колумбия и т.д. Конечно, каждый прецедент по-своему уникален и неповторим, но в целом конфликт интересов между моралью и законом одинаков. В данном случае мы не затрагиваем экономические причины процессов, также влияющих на дисфункцию морали и закона, потому что это не тема нашей статьи.
Сразу оговоримся, что подобное социальное явление может иметь место в любой стране. Наш мир не идеальный. Но всё зависит от того, какова глубина этого конфликта в рамках одного государства, а также тот факт, является ли он временным или постоянно растущим. Скажем, с образованием Европейского Союза и упразднением строгих границ между государствами, возникло временное противоречие закона и морали. Открыв границы, Европа оказалась неподготовленной к массовой эмиграции. Лояльные законы, существовавшие до объединения в Европейский Союз, были созданы на общественной основе каждой отдельной европейской страны и отвечали требованиям её морали, но оказались не в состоянии пресечь рост преступности после открытия границ. Например, в Австрии до 1990 года практически отсутствовали такие виды преступлений, как разбой и убийство, поэтому не было необходимости во введении строгих мер наказания за эти преступления. В Италии мера наказания за разбой и убийство до сих пор носит исключительно номинативный характер – пять лет лишения свободы. Однако с постоянно растущей волной легальной и нелегальной эмиграции в Европе, преступность в этих странах значительно возросла. Появились новые виды преступлений, ранее не имевшие места в западноевропейских странах. Также отсутствие чётких и строгих эмиграционных законов не позволяет остановить или урегулировать приток нелегальных беженцев из Албании, Румынии, Украины, Турции и других стран Ближнего Востока и Северной Африки. В некоторых регионах Италии и Франции противоречия зашли настолько далеко, что давно превысили критическую массу и стали вызывать агрессивную реакцию коренных жителей. Таким образом, преступность породила новую, ответную преступность, основанную на национальной, культурной и религиозной ненависти. Пока идет процесс смены моральных ценностей, а также процесс ассимиляции представителей различных культур и религий в Европе, преступность будет процветать, если её не обуздать более жёстким законом.

В отличие от Европы противоречия в Соединённых Штатах Америки –процесс постоянно растущий и безвозвратный. Это страна, имя которой сегодня на устах у всех народов нашей планеты. США вызывает интерес психологов и правоведов других стран именно из-за своей агрессивной политики военной и экономической экспансии. То есть, противоречия американского общественного уклада, называемые американским образом жизнми, завёрнутые в красивую подарочную упаковку, так или иначе навязываются другим странам. Поэтому было бы небесполезно знать, что на самом деле находится внутри красивой упаковки.
Когда Америка, не взирая на отсутствие доказательств наличия химического оружия в Ираке, начала вторую военную компанию, мир возмутился. Но ещё далеко не все знают, что Америка, нарушив святая святых - Женевское Международное Соглашение о неприменении ядерного вооружения, бомбила боеголовками с необогащённым ураном Ирак, а ранее Югославию. Территория Ирака получила настолько серьёзную дозу радиоактивного заражения, что сегодня при рождении ребёнка в этой стране отец не спрашивает, кто родился. Единственный вопрос на устах каждого иракского отца, родился ли ребёнок нормальным. Поэтому у миллионов простых граждан планеты неоднократно возникает вопрос: «Неужели свободный американский народ не в состоянии повлиять на своё правительство»?

Кроме того, экономические процессы, происходящие в Америке в настоящее время, так или иначе, повлияли на экономику всего мира. Многие, считающие себя профессионалами, политики до недавнего времени даже не подозревали, насколько взаимосвязаны мир и Америка и насколько пагубным может стать преклонение перед империей доллара. Поэтому давайте заглянем вовнутрь и увидим ещё одну грань американского образа жизни. Это поможет нам ответить себе на вопрос: «О чём они там думают?»
В придачу ко многим проблемам, описанным в книге автора этой статьи «АМЕРИКА ТАКАЯ, КАКАЯ ОНА», США - единственная страна, в которой уже на протяжении почти сорока лет наблюдается острый и постоянно растущий, внешний и внутренний конфликт между моралью и законом. Процесс роста противоречий между моралью и законом в США интересен тем, что он, во-первых, даст зарубежным читателям понимание, почему Америка так часто и так легко идёт на любую политическую подлость и грубое нарушение международного права. Во-вторых, даст более объективное понимание, почему автор пытается противопоставить американское общество остальному населению земного шара. В-третьих, у читателя будет возможность самим проанализировать факты и статистику и сделать собственные выводы о том, насколько морально или аморально американское большинство. Тем более, что речь идёт не о политиках, а о простых американцах.

Общественный конфликт между законом и моралью уже давно превысил упомянутую выше критическую массу, оставил далеко позади логику и здравый смысл. Благодаря огромной армии злых гениев – адвокатов, Америка стала страной, где зло побеждает добро и даже любое доброе и человечное начинание. Почему американские водители не смотрят по сторонам и, тем более, избегают прямого визуального контакта с другими водителями? Почему американцы могут тупо наблюдать за нарушением правопорядка, но никто, никогда не вмешается и не заступится за слабого, старого или правого? Почему перед женщиной никто не откроет дверь и не пропустит её вперёд? На тысячу простых, казалось бы, вопросов невозможно ответить, не зная закон и сложившиеся, в относительно недавнем прошлом, общественные традиции, многие из которых основаны на судебных прецедентах.
Простейший пример, ставший классическим пособием американской жизни: 1989 год Нью-Йорк, пожилому мужчине стало плохо с сердцем. Он упал, потеряв сознание. Прохожие вызвали скорую. Один из прохожих, молодой человек из лучших человеческих побуждений опустился на колени и через платок делал пострадавшему искусственное дыхание до самого приезда кареты «скорой». Из-за типичных Нью-йоркских пробок скорая задержалась. Тем не менее, пострадавшего спасли, Операция на сердце прошла успешно. Но из-за временной остановки сердца и несвоевременного прибытия скорой он получил травму мозга и остался частично парализованным. Семья пожилого мужчины подала в суд на молодого человека, делавшего искусственное дыхание. Мотивом обвинения было отсутствие у молодого человека справки об окончании курса CPR (медицинский курс по искусственному дыханию). Семья выиграла этот процесс, поломав спасителю карьеру и жизнь.

К. Уинтлер, родилась и выросла в небольшом ковбойском городке. Унаследовав традиции Дикого Запада, она получила лицензию на скрытое ношение оружия и всегда носила его с собой в сумочке. Однажды, прогуливаясь по центру города Рено, штат Невада, она увидела вооружённого человека в маске, который выбежал из банка с полным мешком. На мешке был отчётливо виден знак государственного казначейства. Вслед за грабителем выбежал мужчина в костюме и галстуке, и громко закричал: «Ограбление банка! Помогите! Полиция!»
Уинтлер, в порыве желания восстановить справедливость, быстро достала из сумочки свой «Бульдог» и выстрелила. Пуля попала грабителю в живот. Она тяжело ранила грабителя. Он был арестован и отправлен в тюремный госпиталь. Суд приговорил его к двадцати годам тюремного заключения. Уже будучи в заключении, грабитель подал гражданский иск на 68-летнюю госпожу Уинтлер за ранение в живот, которое «лишило его здоровья и радости жизни» (эта фраза стала юридическим термином, авт.). Суд нашёл гражданку Уинтлер виновной. В результате решения суда она потеряла дом и все свои жизненные сбережения. С тех пор, на основе этого судебного прецедента в полицейских академиях США будущих офицеров инструктируют: «желательно случайно нажать на курок дважды».

В обоих примерах, Гражданский Закон вынес решение, которое во всех отношениях противоречит здравому смыслу. Хотя оба решения были основаны на четвертой поправке Американской Конституции, т.е. невмешательство в частную и личную жизнь граждан, а также на Акте об уединении. (US Privacy Act. Chapter 1073, Sections A & B). По «букве закона» в обоих примерах люди, которые хотели сделать добро, вмешались в частную жизнь больного и грабителя банка. (?) В первом случае правильнее было бы не трогать больного и к приезду скорой помощи он бы умер. Во втором – застрелить грабителя насмерть или не обращать на него внимания.
Очень часто Гражданский Закон противоречит не только морали, но и сам себе. Вы едете по шоссе. Вы первый водитель, который увидел аварию. Впереди на обочине перевёрнутый автомобиль. Если вы не остановитесь, то понесёте уголовную ответственность. Вы остановились. Единственное, что вам разрешено (гражданским правом) – это потрогать на шее пульс водителя, если он без сознания. Если водитель в сознании, спросить его имя, фамилию и дату, чтобы определить степень возможной травмы мозга. Вы не имеете права пытаться вынуть водителя из машины или оказать любую другую помощь. Этой попыткой вы рискуете нарушить уголовный закон и можете быть втянутым в гражданское разбирательство. Сам собой напрашивается вопрос: «Зачем тогда останавливаться?»

Проблема приняла настолько широкий, общенациональный размах, что понятия «аксиома» и «абсолютная правда» (The Universal Truth), «этика» и «мораль» для большинства американцев приобрели свой собственный, частный смысл. Есть «моя правда», «моя логика», «мой здравый смысл»; «моя собственная аксиома», которая работает только «для меня». Проще говоря, не для каждого американца приемлем факт, что листья опадают осенью и появляются снова весной, а солнце восходит и заходит каждый день. Также то, что аморально для любого жителя планеты, может быть вполне моральным для жителя США.
25 февраля, 2003 года Сесилия Очоа, 31, жительница калифорнийского города Риверсайд убивает своего 3-х летнего сына Матео – физического и умственного инвалида, потому что за ним требовался особый присмотр и уход. У матери не оставалось достаточно времени на личную жизнь. Также, по её мнению, у него всё равно не было будущего.

В декабре, 2002 года Скотт Петерсон, 36, житель города Модесто, штат Калифорния, утопил свою беременную жену Лейси, посчитав, что рождение второго ребёнка будет накладно для нормальной безбедной жизни. Находясь в тюрьме в ожидании приговора Скот, по утверждению телеканала Fox News, получил около двух миллионов писем от почитательниц. «Готова утонуть, как Лейси, за возможность оказаться с тобой в постели» - писалось в каждом втором письме.
25 октября 1994 года Сюзан Смит, жительница штата Южная Каролина, утопила в реке двух сыновей: 3-х летнего Даниэля и 14-ти месячного Александра. Мотивом убийства послужило то, что её бойфренд не хотел жениться на Сюзан, так как, по его словам, не был готов к воспитанию чужих детей. Получила около шестисот тысяч писем от почитательниц и почитателей, поддерживающих её «самоотверженный поступок ради любви» и около трёхсот тысяч предложений выйти замуж за авторов, написавших эти письма.

20 июля 2001 года жительница штата Техас Эндрия Ейтс, находясь в состоянии послеродовой депрессии, утопила своих пятерых детей в ванной. На допросе она мотивировала убийство тем, что у её детей вряд ли было бы счастливое будущее.
7 марта, 2003 года жительница города Колорадо Спрингз, штат Колорадо Дебора Николз, 41, подожгла собственный дом, в котором заживо сгорели 11-летний сын Джей и 3-летняя дочь Сьерра. Мотив – получить страховую выплату за дом и за смерть детей. Получила несколько тысяч писем, в которых почитатели хвалили её за предприимчивость и сожалели, что «номер» не прошёл.

Декабрь 2008 года 19-летняя мать, жительница небольшого городка в штате Виржиния обвиняется в убийстве новорожденного. Мать зажарила своего ребёнка в микроволновой печи. До окончания следствия полиция не называет имени матери.

Список одного только этого вида преступлений длинный и весьма изощрённый. Поэтому подведём итоги. Примеры выше – не отдельные случаи. По статистическим данным бюро U.S. Census в США ежегодно рождается, в среднем, четыре миллиона и двести тысяч новых жителей. При этом бюро не учитывает детей, рождённых от нелегальных эмигрантов. А вот статистические данные по гибели детей от рук своих родителей расходятся. По данным бюро Борьбы с Преступностью ( Department of Justice) шесть тысяч детей ежегодно погибают от рук своих родителей. Однако Национальное Общество Защиты Детей даёт цифру 60 тысяч(?)

Американская Антропологическая Ассоциация утверждает, что каждый день в Америке от рук родителей погибает от 3-х до пяти детей, то есть от 1095 до 1825 детей в год. Все статистические бюро дают детальный список возрастных групп, и сколько процентов детей погибло тем или иным способом. Но нет чёткой изначальной цифры погибших. Где же всё-таки правда? Неужели Америка стесняется признаться сама себе в наличии серьёзной социальной проблемы? По-видимому, да, потому что это повлечёт необходимость признаться в целой цепочке возникнших побочных эффектов. В стране, называющей себя №1, нет государственных дошкольных детских учреждений, из-за чего многие матери одиночки, воспитывающие детей 24 часа в сутки, 7 дней в неделю, 365 дней в году без перерыва, теряют рассудок и совершают преступления. Америке придётся признаться, что в эпоху бума информатики, американцы ничего не знают. Их образовательного и психологического уровеня хватает только для того, чтобы они были малограмотными и послушными потребителями. Американской Администрации легче закрыть глаза на постоянно растущие социальные проблемы и продолжать увеличивать тюремное население страны, которое по статистическим данным Сенсуса в 2001 году составило 1.3 миллиона человек. А в общей сложности количество населения США, отбывшего срок заключения, так или иначе находящегося под постоянным контролем правоохранительных органов в том же году, составило 5.6 миллиона. Сегодня конец 2008 года, но более свежих статистических данных ни в одном из пяти проверенных источников нет.
Насколько эффективно работает в этих случаях закон, можно, убедиться, вернувшись к примерам. Сесилия Очоа осуждена на 25 лет.

Скот Петерсон получил высшую меру наказания и подал апелляцию на помилование. Сюзан Смит отбывает пожизненное заключение. Эндрия Ейтс отсидела 4 года и была признана эмоционально нездоровой. В настоящее время живёт в психиатрической лечебнице. Дебора Николз отбывает пожизненное заключение без права апелляции.
По данным государственного статистического бюро для Департамента Здравоохранения приблизительно 50% матерей-убийц – женщины с умственными, психологическими, эмоциональными и психическими проблемами. 31% из них возвращаются в общество после прохождения принудительного курса лечения в психиатрических лечебницах и имеют право снова рожать детей. Может ли общество жить спокойно, зная, что где-то рядом живут боббиты, смиты, петерсоны?

Мотивы остальных пятидесяти процентов матерей носят в большой степени гедонистический характер: нехватка денег, ребёнок родился ненормальным/нездоровым, надоело воспитывать, не остаётся времени на себя, на отдых, на развлечения, путешествия. Около 0.3 процентов женщин рожают детей с целью материальной выгоды. Тот факт, что этих женщин не признали психически больными ёще не значит, что они психически здоровы.
Почему мы говорим именно о матерях и об их преступлениях? Потому что женщины, матери – святая святых начала любого общества. Они - хранительницы домашнего очага, от которых должна исходить любовь, но исходит смерть. И это не конец длинной цепочки примеров дисфункции американского общества. По официальным статистическим данным Prison Activist Resource Center только в одной Калифорнии около 700 женщин отбывают наказание за убийство своих мужей. С другой стороны, каждый четвертый заключенный в США совершил преступление против члена своей семьи. 7/8 из них -мужчины. 167000 детей сегодня - полные или частичные сироты, потому что их матери отбывают срок тюремного наказания.
Преступления шокируют и вызывают негодование. Какой же степенью умственного и духовного развития нужно обладать в благоустроенном обществе высокого научно-технического прогресса, чтобы быть способными на преступление такого рода?!

Но не меньше возмущает и одновременно пугает письменная реакция на них других членов общества. Муж утопил свою беременную жену, а два миллиона(!) приветствуют и поддерживают им содеянное. Разве это может не пугать? Ведь, эти два миллиона «поклонниц и поклонников», по сути, либо такие же потенциальные преступники, либо психически нездоровые люди. Электронно самозомбированные виртуальным миром особи, потерявшие ощущение реальной действительности.
Для полноты картины – несколько слов о реакции общественности. Немало американцев, выступивших по телевидению и в прессе, были не согласны с реакцией поклонниц и почитательниц. Несколько человек выступили весьма эмоционально. Однако несогласие большинства выражалось в обтекаемой, мягкой форме, со ссылкой на право свободы выбора людей, поддерживающих и оправдывающих действия Скотта. Трудно быть объективным, если судить о мнении общества только по телепередачам и газетным статьям. Пока, налицо – факт противоречия между законом и общественным мнением. Ведь закон в США был создан на фундаменте пуританизма, а моральный уровень выше названных находится на уровне потребительства, игры с тряпичными куклами: поломалась, надоела – выбросить.

Меньше чем за 100 лет Америка построила новую, свою мораль, которая радикально отличается от моральных устоев других стран. Эта мораль построена и выращена на нескольких тысячах Гражданских и Уголовных судебных прецедентов. Она полностью разобщила американское общество, поставила понятия любви, дружбы, доброты и взаимопонимания с ног на голову. Эта мораль воспитала национальную безответственность американцев за свои поступки.
Американка, которая по собственной глупости сама пролила кофе себе на колени, отсуживает у Макдональдз 5 миллионов долларов за то, что её не предупредили, что кофе был горячим. Десятки истцов пытаются засудить рестораны быстрого питания за то, что они потолстели и т.д., и т.п. Зачем думать об ответственности, когда на безответственности можно заработать.
Американцы боятся зайти к соседям, потому что извращенный американский закон фактически позволяет застрелить любого вошедшего в дом, а внешне спокойный и культурный сосед может оказаться таким же психопатом, как Лорейна Боббит.

Извращено понятие «гостеприимство». На праздник супружескую пару пригласили в гости, где ждал обильно накрытый стол, хорошие вина. Супруги поели, выпили, хорошо провели время. По пути домой были остановлены полицейским. Водитель был арестован за управление автомобилем в нетрезвом состоянии. Супруги подали в суд на гостеприимного хозяина дома за то, что они опьянели. (!) Они выиграли суд, «вознаградив» хозяина за его доброту.
Ещё страшнее пригласить в гости друзей с детьми, так как любая детская травма, полученная ребёнком из-за недосмотра его же родителей, может стоить хозяевам их благосостояния и даже лишения свободы.


Приблизительно с 2002 года в Америке вошёл в моду новый вид гражданских судебных разбирательств: вспоминать, что было 10-15 лет назад и судить за это своих родителей. Первым официальным прецедентом стало решение Окружного суда графства Марион в штате Орегон, который присудил 24-х летней девушке 4.5 миллиона долларов. Условно назовём её «Марионской Принцессой», так как она не дала согласие на публичное разглашение своего имени. Видимо где-то на дне души ещё завалялась капля стыда. Дочь подала в суд на отца.

Она заявила, что вспомнила, как 12 лет назад папа; его имя Едвард Вэб; садил её к себе на колени, обнимал и целовал. Главным аргументом дочери была её уверенность в том, что отец делал это с сексуальной подоплёкой. Девушка утверждала, что чувствовала, как отец, проявляя отцовские чувства, физически возбуждался. Однако в одном из телевизионных интервью девушка случайно проговорилась, что ссора с отцом началась из-за того, что он отказался купить ей дорогой спортивный автомобиль.
Как говорят в таких случаях: «Без комментариев». Отметим только, что Марионский суд длился пять с половиной лет. Всё это время до окончательного решения суда Едвард Веб находился под стражей.

Пример Марионской Принцессы оказался заразительным. «Срубить деньжат с предка по-лёгкому» стало ещё одной цепной реакцией. В настоящее время открыто около 3-х тысяч судебных процессов подобного характера и ещё около шести тысяч заявлений ждут своей очереди.
Одним из недавних стало заявление в суд 19-летней женщины, жительницы графства Колиер, штат Флорида. Из заявления следует, что 3 года назад её отчим, 30-летний Джеф Вудринг (цитирую): «прикасался к ней за пределами приличия, занимался с падчерицей оральным сексом и они вместе курили марихуану». Податчица не предоставила ни одного вещественного доказательства. До заявления в суд, на протяжении 3-х лет никогда не жаловалась в полицию или в Департамент Социальной Службы Вэлфера по поддержке матерей-одиночек, каковой она является. Опрошенные соседи дали Вудрингу хорошую характеристику. Что касается самой заявительницы, то она два раза подвергалась аресту за употребление наркотиков. Проходила реабилитационную программу, чтобы не потерять право на воспитание ребёнка. Во времена её арестов, по утверждениям соседей Вудринг заботился о внуке, по отцовски переживал за падчерицу. Автор допускает, что 19-летняя мать-одиночка говорит правду, как и многие другие из податчиц подобных заявлений. Всё могло быть. Однако эта тема оставляет много открытых вопросов и сомнений. Очевидным остаются 2 факта: 1. все эти женщины надеются получить с ответчиков материальное вознаграждение; 2. как правило, они не в состоянии заплатить адвокату даже десятую часть стоимости за судебный процесс, поэтому адвокат пойдёт на всё, чтобы выиграть дело и получить деньги.

Так и получилось в данном деле. На собеседовании со следователем истец запуталась в объяснениях. Её история стала похожа на неправду. Адвокат истца, Ричард Филсон, почувствовав, что дело на грани проигрыша, заявил, что истец два раза жаловалась социальным работникам на Вудринга устно. Дело в том, что в Департаменте Социальной Службы Вэлфера есть правило: любая устная жалоба документируется работником департамента и хранится, как официальный документ. В департаменте таких документов не нашли. Их и не могло там быть. Это был нечестнный ход адвоката, чтобы найти причину подать в суд на Департамент Социальной Службы...
В этом процессе много скользких деталей. Но суть даже не в них. Пока суд да дело, ответчики, вина которых ещё не доказана, содержатся либо в тюрьме предварительного заключения, либо под домашним арестом на основании одного лишь наговора. А главное – налицо насквозь прогнивший общественный моральный облик, подмявший под себя закон.

На протяжении этой статьи мы коснулись всего лишь нескольких сторон одного аспекта общественной жизни, а таких аспектов несколько тысяч. Причём каждый из них получает общественный резонанс, часто подобный тем резонансам, о которых написано выше. Эта тема потому и поднята, что мы говорим о массовости постоянно повторяющихся в американском обществе парадоксальных событий, а не отдельных случаев.
Общество поголовно и массово потеряло совесть, и это стало нормой американского образа жизни. Погоня за деньгами либо иная выгода любой ценой, за любой чужой счёт (за ваш счёт!) – вот основная мораль современной Америки.

Виктор Орел,
Журналист-международник, писатель.
Лас-Вегас, Невада.

Поделитесь материалом в социальных сетях.

 

 

Читайте также

Также вы можете выбрать удобную форму участия и поддержки нашего проекта по ссылке ниже

Участие в проекте "Закон Времени"