Аналитика КОБ

Сейчас много спорят об альтернативных вариантах устройства общества. Все эти споры,  зачастую,  утыкаются в вопрос "как сделать, что-бы элиты не скурвились?".  Я считаю,  что вопрос неверен. Попробую объяснить,  почему я так думаю.  Для примера возьму главу из рассказа сталевара Магнитогорского металлургического комбината имени И.  В.  Сталина,  лауреата Сталинской премии В.  Захарова.  

Экономия,  бережливость — дело не новое.  Советские люди давно стали рачительными хозяевами своей страны.  Новое в движении,  инициатором которого явился коллектив нашей печи,  заключается в том,  что экономия идет не только за счет бережливого расходования сырья (хотя и это очень важно),  а прежде всего за счет творческого вторжения в технологию производства,  за счет скоростного сталеварения.  Но не буду забегать вперед,  а расскажу все по порядку с момента зарождения этой инициативы.

На одном из сменно-встречных собраний шла речь о новаторском почине москвичей.  Агитатор рассказал,  как по инициативе Лидии Корабельниковой и Федора Кузнецова развернулось социалистическое соревнование за комплексную экономию сырья И материалов,  за сокращение припусков и допусков,  за всемерное уменьшение топлива и энергии.  Кто-то спросил:

— А как же металлурги отвечают на этот почин?

Ответ агитатора меня лично не удовлетворил.  Научившись понимать технологию производства и вникать в существо процесса,  я знал,  какие неисчерпаемые возможности таятся и в технике и,  прежде всего,  в работе самих сталеваров.  Например,  недорасходование положенного количества смолы на тонну стали влечет значительный перерасход дорогостоящего газа.  Да разве только это!. .

На следующий день я пришел в цех задолго до начала смены,  чтобы посоветоваться с Семеновым (Зинуров в это время находился в отпуске,  и мы со дня на день ждали его возвращения).  Внимательно выслушав меня,  Семенов взволнованно сказал:

— Представь себе,  Володя,  я как раз над этим же думаю.  Пора за экономию браться по-настоящему,  по-хозяйски!. .

С карандашом в руках мы стали считать наши возможности — получилось,  что большую прибыль мы сможем дать Родине.  При рациональном режиме плавки,  при строжайшей экономии материалов,  топлива мы сможем сберечь для государства десятки тысяч рублей.

На следующий день этот вопрос был обсужден сталеплавильщиками всех смен печи.  Предварительные подсчеты показали,  что если разумно расходовать материалы,  то на сэкономленном сырье каждый сталевар может дополнительно сварить в месяц не меньше трех-четырех плавок,  а в течение года это даст возможность выдать сверх плана не менее 12 тысяч тонн стали,  сэкономив государству сотни тысяч рублей.

Тщательно проанализировав имеющийся богатый опыт скоростного сталеварения,  накопленный в мартеновском цехе № 1,  мы решили,  что борьба за экономию должна сочетаться со строжайшим выполнением регламентированного графика.  Совсем недавно сталевары,  применяя скоростные методы сталеварения,  не обращали внимания на количество израсходованных материалов: лишь бы скорее сварить плавку,  добиться более высокого съема металла с каждого квадратного метра площади пода печи.  Мы же поставили вопрос не только о строжайшей экономии времени,  но и об экономии материалов.  Но для того чтобы экономить,  нужно знать,  как идет расходование материалов.  Однако этого мы знать не могли,  так как учет был поставлен обезличенно в общем и целом по всем печам цеха.

Мы решили пойти в партийное бюро цеха поделиться своими думами и посоветоваться.  Секретарь партийного бюро Павел Иванович Батиев горячо поддержал нашу инициативу начать соревнование за улучшение экономических показателей.  Пригласили бухгалтера,  экономистов,  а затем пошли к начальнику цеха.  Внимательно,  цифра за цифрой,  подсчитали мы все возможности,  все каналы экономии и получили в результате внушительную цифру — миллион рублей…

Одна только наша третья печь может дать государству миллион рублей годовой экономии!

Мы были глубоко взволнованы этим.  Особенно когда инженер тов.  Октябрев перевел эту отвлеченную цифру на язык конкретных представлений.  Оказалось,  что миллион рублей — это десятки тракторов,  большое количество машин,  километры новых железнодорожных путей,  50-квартирный дом.  Последнее представлялось особенно зримо.  Большой красивый дом,  в котором удобно разместятся 50 советских семей,  может построить государство на сэкономленные нами средства.  Нас охватило нетерпение: хотелось скорее,  немедленно начать поход за экономию,  за снижение себестоимости металла.

В тот же день к нам в цех пришли директор комбината тов.  Носов,  парторг ЦК ВКП(б) на заводе тов.  Светлов,  председатель ЦК профсоюза рабочих металлургической промышленности тов.  Ефанов.  Долго и внимательно обсуждали они вместе с нами,  тов.  Батиевым,  начальником и инженерами цеха все вопросы,  связанные с нашим начинанием.  А вопросов возникло множество.  Например,  как известно,  металлургические цехи комбината уже давно находятся на хозрасчете,  но каждый агрегат в отдельности на хозрасчет не был переведен.  Мы потребовали от слов перейти к делу.

— Сегодня,  — заявили мы,  — выплавлено столько-то тонн стали,  скажите,  сколько при этом израсходовано чугуна,  раскислителей,  газа,  электроэнергии,  воды.  Скажите,  во что обошлась сваренная нами сегодня тонна стали?

Требование было вполне законным,  но конторский аппарат цеха не был готов к такому оперативному подсчету.  Это дело,  оказывается,  выходило за пределы цеха.  Потребовались данные стоимости сырья,  полученного цехом,  а такие данные обычно давались лишь через 15 дней после истечения месяца.  Значит нужно перестроить всю систему учета в масштабах всего комбината.

Отдельные работники считали,  что вопросами экономии должны заниматься только экономисты,  плановики,  бухгалтеры.  Нужно было доказать этим недальновидным работникам,  что вопросами экономики занимается в нашей стране весь народ — бережливый хозяин своего социалистического хозяйства.

Мы потребовали пересмотра условий соревнования смежников.  Ведь дело доходило до курьезов.  Мы собирались экономить на всем,  даже на расходовании воды,  а цех водоснабжения премировал своих работников за большое количество отпущенной воды.

9 апреля в местных газетах было опубликовано наше письмо,  в котором Зинуров,  Семенов и я дали обязательство за счет строжайшей экономии в расходовании шихты,  топлива,  огнеупоров,  электроэнергии,  легирующих добавок и других материалов сэкономить в 1950 году один миллион рублей,  а также выплавить сверх годового плана 12 тысяч тонн стали за счет лучшего использования агрегатов,  в том числе одну тысячу тонн за счет сэкономленного сырья и топлива.

Мы обратились ко всем рабочим,  инженерам,  техникам и служащим комбината с призывом широко развернуть соревнование за экономию и бережливость,  за дальнейшее снижение себестоимости выпускаемой продукции,  за изучение каждым рабочим экономики производства на своем участке,  агрегате.

Первыми откликнулись на этот призыв и выступили со встречными обязательствами сэкономить 800 тысяч рублей сталевары мартеновской печи № 2 нашего цеха тт.  Крючков,  Козыров и Тупикин.

700 тысяч рублей экономии обязался дать за год коллектив пятой печи во главе со сталеварами тт.  Лапаевым,  Кокосовым и Шамсутдиновым.

Каждый день из газет «Магнитогорский металл» и «Магнитогорский рабочий» мы узнавали о новых и новых последователях движения за экономию сырья,  топлива,  материалов.

Сталевары второго и третьего мартеновских цехов,  доменщики,  горняки,  коксовики,  вступая в соревнование,  брали на себя конкретные обязательства.

К миллиону,  который мы обязались сберечь,  добавлялись все новые и новые миллионы.  Одни только сталеплавильщики Магнитогорского комбината обещали сэкономить до конца года свыше 10 миллионов рублей.

Из Златоуста,  Челябинска и других городов Урала приходили письма и телеграммы о включении целых коллективов в соревнование за экономию.

Сталевар Златоустовского металлургического завода имени И.  В.  Сталина,  депутат Верховного Совета СССР,  В.  Амосов от имени своей бригады заявил о желании вступить с нами в социалистическое соревнование.  Соревнование за экономию охватило всю страну.  Молодые сталевары «Запорожстали»,  узнав о почине коллектива нашей печи,  написали письмо,  в котором сообщили,  что хотят соревноваться с нами.

Разумеется,  мы охотно приняли предложение товарищей и письменно подтвердили желание с ними соревноваться.  Это тем более было отрадно,  что многих из них мы знали лично — по совместной работе в Магнитогорске в годы Великой Отечественной войны.  Сталевар «Запорожстали» Дмитрий Парахин несколько лет работал в нашем цехе.  Я работал у него первым подручным,  под его квалифицированным руководством осваивал мастерство скоростного сталеварения.  И вот мой учитель вызывает меня на соревнование.  Мог ли я отказаться от такой чести?

Сами того не ожидая,  мы оказались в самом центре широко развернувшегося движения.  Это ко многому обязывало,  повышало чувство ответственности.  Каждый из нас понимал,  что раз такое большое дело затеяли,  то и спрос с нас теперь большой.  То,  что раньше и в тени могло остаться,  — теперь у всех на виду,  как на ладони.

Известно,  что одним из основных источников экономии для сталевара является скоростная плавка.  Чем быстрее сваришь плавку,  тем меньше затратишь средств на тонну стали.  Если и раньше коллектив нашей печи широко пользовался скоростными методами сталеварения,  то теперь и подавно каждый из нас старался на каждой операции экономить по 10—15 минут,  сокращая пребывание плавки в печи до 12—13 часов.

В наш плавильный журнал мы почти ежедневно записывали данные о скоростных плавках.

Увеличение съема стали с квадратного метра пода печи — также значительный резерв в борьбе за экономию.  Экономя минуты,  сокращая время плавки,  мы стараемся повышать съем стали.  В работе мы стремимся поддерживать такой режим,  при котором плавка во все ее периоды протекает ускоренно.  Заправку мы обычно производим за полтора часа до выпуска плавки,  когда температура в печи бывает предельно высокой.

Уже первый месяц работы по-новому дал неплохие результаты.  В счет своего миллиона мы за 20 дней апреля сэкономили; материалов на сумму 100 696 руб.  За это же время мы повысили съем стали с каждого квадратного метра пода печи почти на 3 тонны против нормы,  37 000 руб.  мы сэкономили благодаря бережливому расходованию раскислителей и добавочных материалов.

Воспитывая в себе чувство бережливости,  учитывая каждую мелочь,  мы приучили себя замечать то,  мимо чего раньше проходили,  не заметив.

Вспоминается такой факт.

Идет по цеху подручный с соседней печи.  Под ногами у него кусок скрапа,  споткнулся,  отшвырнул ногой и идет дальше.  Я останавливаю его.

— Ты что же это: деньги под ногами валяются,  а ты проходишь мимо!. .

— Какие такие деньги? — недоуменно спрашивает парень!

— А это что,  по-твоему?. .  — в свою очередь спрашиваю я,  подняв с полу кусок железа…

По-хозяйски ценить,  беречь каждый комок магнезита,  каждую калорию тепла,  каждый килограмм металлолома — железного скрапа,  — вот к чему приучали мы и себя и своих товарищей по цеху.

На каждой мартеновской печи был заведен ежедневный учет сэкономленного сырья,  материалов,  что давало возможность анализировать работу каждого сталевара,  следить за выполнением взятых им обязательств.

Большую помощь оказали и организованные партбюро лекции на экономические темы.

Начальник цеха тов.  Трифонов,  работник отдела организации труда тов.  Шитов,  наиболее квалифицированные инженеры читали лекции,  проводили беседы по вопросам высокоэкономичной работы,  рентабельности и себестоимости.

Прочно вошло в обиход новое слово — экономучеба.  Так же как и слово техучеба,  оно обозначало целую область знаний,  которые насущно необходимы в борьбе за высокоэкономическую и высокопроизводительную работу,  в борьбе за построение коммунизма.

Неверно было бы думать,  что выполнение взятых обязательств шло у нас гладко,  без сучка и задоринки.  Достаточно перелистать протоколы заседаний партбюро и партсобраний,  чтобы убедиться в обратном.

Были у нас и трудности,  и срывы,  и организационные неполадки.  Но мы были не одни.  Нас учила,  наставляла,  вела вперед наша партийная организация нелегкой,  но единственно правильной дорогой преодоления трудностей,  борьбы против косности за новое,  передовое.

И новое,  прогрессивное брало верх,  побеждало.

Одно время печь работала неровно,  лихорадочно.  Бывало,  что,  приняв печь не в начале плавки,  а на ходу,  я никакими усилиями не мог вывести плавку в разряд скоростных.

Объяснялось это тем,  что один мастер,  работавший в предыдущей смене,  не хотел помогать молодому движению,  тормозил работу нашей печи,  не обеспечивал даже своевременную доставку материалов.

Коммунисты цеха подвергли этого мастера справедливой резкой и принципиальной критике.  Товарищ понял свою ошибку и сейчас активно помогает нам.

Спасибо и нашему цеховому «Крокодилу».  Своими острыми вилами он крепко помогал и помогает изживать разного рода неполадки и недостатки.

Борьба за бережливость,  экономию,  за полное использование мощности агрегатов помогла коллективу Магнитогорского металлургического комбината досрочно выполнить план 1950 г. ,  значительно увеличить производство металла и сэкономить 14 миллионов рублей государственных средств.  

https://biography. wikireading. ru/23230

Итак, рабочие решили заняться повышением производительности и экономией. Сначала обсудили между собой и составили предварительный план реализации. Потом пошли в цеховое партбюро,  где получили поддержку.  Потом подключились бухгалтера,  экономисты,  начальник цеха,  директор комбината,  заводское партбюро и профсоюз.  И всё завертелось.  В результате задумку реализовали.  Государство получило прибыток.  Рабочие получили почет и уважение,  моральное удовлетворение и материальные плюшки.  Руководство тоже не осталось в накладе.  А зачем рабочим понадобилась вся эта движуха? Ну сидели бы себе спокойно,  выполняли и перевыполняли план,  получали бы неплохие деньги.  Но нет,  они зачем-то замутили не хилую движуху,  аж на весь Союз.  Зачем? 1.  Верили в идеологию(а значит разрыва,  между идеологией и окружающей реальностью,  не было).  2.  Хотели реализовать свой творческий потенциал.  3.  Хотели принести пользу общему делу,  пользу стране.  И заодно получить личное вознаграждение.

Но посмотрим с другой стороны.  А мог,  например,  начальник цеха зарубить инициативу рабочих? Ну,  допустим,  что начальник цеха заявляет примерно "мне этот головняк не нужен.  идите нахрен".  Что могли сделать рабочие? 1.  Могли собрать цеховое собрание и пропесочить начальника (вспомните пример с нерадивым мастером из рассказа).  2.  Могли обратиться в профсоюз,  где у начальника спросили бы примерно "Наше государство приветствует инициативу рабочих и уважает права трудящихся.  А ты похоже не согласен с этим?" 3.  Могли обратиться к депутату (вот тут http://ussr-lib. com/pochitat/history/deputatyi-v-sssr/ в последней главе,  о депутатах с такой,  с бытовой что-ли,  т. з).  4.  Могли обратиться в партбюро,  а там бы спросили примерно "Партия всячески поощряет творческое развитие рабочих и их стремление принести пользу Родине.  А твои действия мешают этому.  Уж не являешся ли ты,  мил человек,  вредителем?" Я взял для примера начальника цеха,  но точно так же можно было воздействовать и на директора комбината (за исключением,  пожалуй,  1-го пункта.  все-таки организовать собрание комбината-это не тоже самое,  что цеховое собрание).  К тому-же начальство и само было заинтересовано,  ну а поскольку сверхплановость была запланированной,  то ситуация,  с инициативой рабочих, была не авральной,  а вполне рабочей (про сверхплановые накопления http://bse2. ru/book_view. jsp?idn=030303&page=220&format=html .  о фонде директора предприятия за счет прибылей http://istmat. info/node/23019 ).

Итого: у рабочих была не только задумка,  но и действующие механизмы для реализации и, если понадобится, отстаивания своей инициативы.  Назовем это "контроль сограждан". Контроль сограждан-это то,  как окружающие оценивают то или иное поведение кого-либо, и меняют/сохраняют свое отношение к оцениваему или предпринимают какие-либо действия,  влекущие какие-либо последствия для оцениваемого.  Контроль работает по горизонтали и вертикали, как сверху вниз, так и снизу вверх.  (сейчас, поскольку есть разделение на правящий класс и эксплуатируемых,  реальные механизмы контроль снизу вверх отсутствуют).

Взглянем с другой стороны. А если бы директор захотел наворовать много денег, допустим-цельный миллион(большая, по тем временам, сумма)? А откуда воровать? Из зарплат нельзя. Из фонда директора? Но деньги в фонд поступают по результату, а траты нужно согласовывать. К тому же много народу примерно представляют сколько должно быть в фонде. Воровать с готовой продукции? Но есть план, а утверждает план не директор, но спрос с него. Да и сбыт нужно еще найти. Воровать из сырья/комплектующих? Но тогда появляется расхождение в цифрах, между поставщиком и получателем, а у вышестоящей инстанции тоже есть план и расхождение могут заметить.  К тому же, во всех вариантах диретору придется организовывать ОПГ, что повышает вероятность разоблачения и ужесточает наказание.

Итак, во всех вариантах всплывает то, о чем говорил еще Ленин "учет и контроль". Назовем это "контроль по результату". Контроль по результату- это то, на основании чего система наказывает или награждает, например,  поощряет человека премией или карьерным ростом. (тогда первичным было- выполнение, в рамках "учет и контроль",  поставленных задач. сейчас первично-личные связи).

Но допустим, что директор обошел все трудности и наворовал миллион. А куда тратить? Ну прикупил, по самым мутным(а значит дорогим)схемам, себе авто,  пусть за 80 тысяч. Ну вымутил себе домик, пусть тоже за 80 тысяч(пример цен на дома http://www. libussr. ru/doc_ussr/ussr_4612. htm ). А остальные куда тратить? Фирмешку не заведешь. Открыть счет в зарубежном банке? Проблематично, да и не очень понятно как пользоваться. Играть в карты по притонам или мотаться на курорты и там фестивалить? Легко спалиться (люди-то, окружающие, многое замечают(контроль сограждан) и могут начать задавать вопросы, например, через парторганизацию или правоохранительные органы). Так куда тратить-то? В общем-то ситуация, с т. з.  риск-полученый результат, не очень выгодная.

Ну, то есть, у директора два варианта-- 1. Воровать. При этом имея высокую вероятность разоблачения и потери всего, в том числе статуса. Но не имея возможности попонтоваться,  покичиться богатством на показ.  2. Честно выполнять свои обязаности. При этом имея все положенные, в соответствии с занимаемым положением, плюшки и нормальное отношение, а возможно, что и уважение, от выше и нижестоящих(контроль сограждан.  выступающий, в данном случае, стимулом). -- Если директор не является денежным маньяком, то выберет второй вариант.  К тому же директору, что-бы достичь должности--остаться на должности-- иметь перспективу продвижения, нужно обладать квалификацией, обладать соответствующими знаниями и навыками. То есть, в системе шел положительный отбор кадров.  Соответственно второй вариант был системным, поощряемым системой. А первый вариант был несистемным, отторгаемым системой.

Итого:руководители нижнего и среднего звеньев, должны были работать на общий результат. Они не являлись так называемой элитой. Не были отдельной правящей прослойкой, со своими, отдельными от большинства, интересами,  которые противоречат интересам большинства(поскольку слово "элита" имеет разный смысл, а писать "отдельная правящая. . . " длинно, то дальше буду писать "илитка").  К тому же, тогдашнюю идеологию поддерживало большинство, а руководители и были из этого самого большинства.

Но еще остается управленческая верхушка СССР. Может они были илиткой? Нет, не были. Конечно, контроль сограждан и контроль по результам имели специфику. Контроль по результам был растянут во времени и имел достаточно общие плановые параметры. Контроль сограждан тоже имел специфику. Например, какие претензии могли быть у рядового гражданина к члену ЦК или министру? Не, если министр напивается вдрызг и пристает к прохожим, то понятно-повод для жалобы есть. А так-то, какие претензии могли быть? Но у членов верхушки были подчиненные, которые и сами являлись руководителями и обладали большими возможностями. А еще были, так сказать,  коллеги по верхушке, являющиеся одновременно конкурентами. Соответственно все внимательно наблюдали друг за другом.  А если член верхушки терял должность, то терял и всё связанное с должностью. Если выходил на пенсию, то уже не мог "порешать вопросы".  То есть, члены верхушки, что-бы оставатся в системе, должны были работать на общий результат.

Итог:мы, наши предки, построили, в общем и целом, иное, не толпо-элитарное,  общество.

Но ведь мы знаем, что верхушка, не являвшаяся при Сталине илиткой, стала таковой. Как так получилось? А тут нужно посмотреть на процесс распада СССР. Если спросить о причинах распада, то будет названо много вариантов.  И ликвидация артелей, и реформы в сельском хозяйстве, и конвергенция, и много чего еще. Всё это верно, но я бы выделил три даты-1956 год, 1961 год и 1977 год.  В 1956-м Хрущев устроил так называемое разоблачение культа Сталина. А что это означало? А это означало обнуление сталинского периода. Обнуление всех наработок времен Сталина. Вводился, по факту, запрет на отсылку к опыту сталинского периода(сошлешся, а тебя обвинят в попытке возродить сталинизм). Соответственно нельзя было, опираясь на опыт периода Сталина,  критиковать политику Хрущева.  Сталина обвинили в отходе и извращении политики Ленина. То есть противопоставили Ленина Сталину. В общем-то, сталинский период превратился в черную дыру истории, когда партия и народ добивались всего вопреки злодейскому Сталину.  То есть Хрущев обнулил всё, в том числе идеологические наработки времен Сталина. Хрущев и Ко получили возможность для выхолащивания, а потом и замены, содержания идеологических лозунгов и формулировок. Например,  Хрущев, под лозунгом возврата к ленинской политике, начинает то, что Ленин обзывал оппортунизмом "Главное в оппортунизме — идея сотрудничества классов". Хрущев заявляет ( http://www. hrono. ru/dokum/195_dok/1956sezd20. php ) о мирном сосуществовании двух блоков (начало политики конвергенции), а так же о возможности перехода к социализму, в кап. странах, через получение рабочим классом большинства в парламенте.  Так же начинается, пока в верхней части госуправления, усиление роли партии и снижение роли Советов.

В 1961-м отменяется диктатура пролетариата. Партия превращается из "переводовой отряд рабочего класса" в "всенародная партия". А если партия -всех, то значит-никого. Становится партией самой себя, то есть начинает превращатся в илитку. Идеологические лозунги и формулировки превращаются в формальный набор догм, служащий для маскировки реальных процессов.  Вопрос о классовой борьбе, о сохраняющихся в социалистическом обществе различиях, окончательно исчезает из обсуждения. (думаю, что примерно в это же время начинается, в народном сознании, процесс разделения на мы(народ) и они(власть)). (интересна оценка тогдашнего Китая--О хрущёвском псевдокоммунизме и его всемирно-историческом уроке http://library. maoism. ru/Great_Polemic/Khrushchov_phoney-communism_1964-. . .  )

В 1977-м в Конституции появляется 6-я статья, о руководящей и направляющей роли партии ( http://constitution. garant. ru/history/ussr-rsfsr/1977/red_1977/5478732/ ). То есть происходит официальное оформление илитки. Но поскольку есть формальный набор идеологических догм, то илитка вынуждена соблюдать внешние приличия.  Ну а потом исчезает СССР и идеология. А в качестве контрольного выстрела- приватизация (Чубайс "Мы занимались не сбором денег,  а уничтожением коммунизма. Мы знали,  что каждый проданный завод — это гвоздь в крышку гроба коммунизма.  Дорого ли,  дёшево,  бесплатно,  с приплатой — двадцатый вопрос").

Итого:выхолащиваем и начинаем заменять содержание идеологии-превращаем идеологические лозунги в маскировку реальных процессов-уничтожаем идеологию и вводим новую, официально не декларируемую. Параллельно меняем, а потом уничтожаем старую систему и устанавливаем новую.

Отсюда напращивается вывод, что для предотвращения превращения верхушки в илитку, недостаточно идеологии, контроля сограждан и контроля по результатам. Нужно что-то еще. Пока был Сталин, то он сам и был таким "контролером". Но люди смертны. Значит нужно что-то другое, а что? А это то,  о чем Сталин же и говорил "Мы можем что-то напутать в хозяйстве,  но так или иначе мы выправим положение.  Если мы напутаем в теории,  то загубим все дело.  Без теории нам смерть, смерть", то бишь теория.  Ну вот допустим, что теория была создана, общепринята и изучалась в школах.  Смог бы тогда Хрущев провернуть финт с "разоблачением"? Сильно сомневаюсь.  Ведь теория опиралась бы во многом на сталинский период, а значит обнулить сталинский период-это обнулить теорию. Да и к тому-же, в теории, наверняка,  рассматривался бы вопрос о классовой борьбе и возможности перерождения членов партии во враждебные элементы. А чтоб рассматривать вопрос, нужны примеры. Репрессии, особенно 37-38 годов, это показательный пример. А значит были бы выявлены причинно-следственные связи, расставлены акценты и даны оценки. При таких раскладах, заявление "во всем виноват злобный Сталин" сродни заявлению "теория не верна". Если бы Хрущев такое заявил, то конкуренты сразу бы спросили "чем обоснуешь, что теория не верна?". Ну и чего бы ответил Хрущев? Отмазки, в стиле "я художник, я так вижу", не прокатили бы.

Итак, помимо идеологии, контроля сограждан и контроля по результатам, нужна теория.  Но чего-то не хватает, правда? Всплывает вопрос о новом сознании. Часто ведь говорят, что, мол, без нового сознания невозможно построить социализм,  а уж думать о коммунизме-это полная глупость. Что, мол, Ленин и Сталин тоже постоянно твердили о сознательных коммунистах, рабочих и т. д.  Но разве Ленин или Сталин заявляли, что-нибудь вроде "в какой-то момент вдруг что-то случится и хоп-явится новое сознание"? Нет, не заявляли.  Помните перевраную цитату,  с которой любят носиться либералы, про кухарку и государство? Но там ключевая, на мой взгляд, мысль "требуем немедленного разрыва с тем предрассудком,  будто управлять государством,  нести будничную, ежедневную работу управления в состоянии только богатые или из богатых семей взятые чиновники.  Мы требуем,  чтобы обучение делу государственного управления велось сознательными рабочими и солдатами и чтобы начато было оно немедленно,  то есть к обучению этому немедленно начали привлекать всех трудящихся,  всю бедноту".  

То есть, в перспективе, все граждане должны были понимать причинно- следственные связи происходящих процессов и уметь просчитывать последствия, и соответственно не покупаться на красивые лозунги. То есть все граждане должны были понимать процессы, а значит иметь возможность контролировать происходящее в государстве и тем самым участвовать в управлении.  Сталин продолжил эту линию. Например, пытался внедрить народовластие с помощью компании о самокритике (о самокритике https://petroleks. ru/stalin/11-14. php . против опошления лозунга самокритики https://petroleks. ru/stalin/11-31. php ). Но там же он говорит о трудностях процесса.  Позже станет понятно, что с помощью только пропаганды, ничего не получится.  Что нужна единая, общепризнная и общепонимаемая, основа для оценки каких-либо процессов/явлений/поступков. То есть нужна теория. То есть теорию можно разделить на две части. Есть такая, основная что-ли, часть. А есть такая . . .  не знаю как назвать, может пусть будет "базовая"? Вот эта базовая часть-это всё, что связано с госуправлением. Начиная общегосударственными процессами и заканчивая местными делами.  

Ну представьте, что я приперся в самолетостроительное КБ и заявил примерно следующее "нужно к фюзеляжу "кукурузника" прицепить крылья ТУ-160. такой самолет-это круто и красиво". Какой будет реакция? Работники КБ будут спорить со мной по поводу круто-не круто, красиво-некрасиво? Нет, не будут.  В лучшем случае, попробуют объяснить про аэродинамику и функциональное предназначение самолетов. А скорее всего, просто обзовут дебилом и пошлют в известном направлении. То есть они все скажут "нет". А почему они все так скажут? А потому, что у них, у всех, будет одинаковая основа для оценки моего предложения.  Но можно возразить, что члены КБ обладают кучей самых разнообразных знаний,  а все граждане не могут обладать таким набором знаний. Соглашусь.  Но представьте, что я, со своим предложением, приперся в кружок авиамоделирования. Какой будет реакция, ведь члены кружка обладают меньшим набором знаний? Да точно такой же. Члены кружка обладают(пусть не столь полным набором знаний, как работники КБ)единой основой для оценки моего предложения.  Вот точно так же все граждане должны обладать осознанным набором знаний о происходящем в государстве и привычкой применять знания на практике.  Условно, все граждане должны обладать знаниями на уровне кружка авиамоделирования.  

Ну, например, условно, председатель исполкома местного Совета пытается игнорировать решения депутатов и принимать единоличные решения. То есть пытается узурпировать власть в Совете. Ну и чего делать? Стыдить председателя "советский руководитель не должен так себя вести"? А он скажет "Родина проходит сложный этап. нужно быстро принимать решения. а вы, депутаты, заволокичиваете решения и своей неконструктивной критикой мешаете мне работать на благо Родины". Ну и чего делать? Такой спор может длится долго.  Значит нужно ставить вопрос по другому. Примерно так "у нас народовластие.  народовластие осуществляется через Советы. Советы-это коллегиальный орган.  попытка нарушить коллегиальность-это подрыв народовластия. а может ли человек, подрывающий народовластие, занимать должность в Совете?".  То есть попытка узурпации должна сразу же пресекатся. А что-бы пресекать-- нужно обладать определенным набором знаний.  То есть, все граждане должны уметь прослеживать причинно-следственные связи и просчитывать последствия. А так же иметь привычку оценивать любую ситуацию с т. з.  полученных знаний, то бишь с т. з.  теории.

Вот это, на мой взгляд, знание и привычка применять теорию, в соответствии с "общественное бытие определяет общественное сознание", и даст то самое- новое сознание.

Еще возникает вопрос о месте и роли партии. Сталин, как известно, пытался уменьшить участие партии в управлении государством и народным хозяйством.  А почему он это делал? Ну, наверное, он понимал, что с какого-то момента партия, партаппарат, начинает играть деструктивную роль. Ведь, что такое партия? Это обособленная группа лиц, связывающая свои интересы с интересами партии. А какие интересы у партии? Партия нужна для захвата власти и установления господства того класса, который представляет партия.  Но вот партия захватила власть, враждебные классы ликвидированы, авральный,  что называется-с колес, этап госстроительства окончен и начинает отстраиваться народовластие. Чем партия, партаппарат, будет обосновывать необходимость своего существования и сохранения руководящей роли? Обосновывать нечем, а сохранить положение хочется. То есть,  интересами партии станет--сохранение своего положения, положения обособленной группы лиц, связывающих свои интересы с интересами партии. Поэтому партия неизбежно займется поиском врагов, даже там, где их нет. И столь же неизбежно будет пытаться взять под контроль органы народовластия-Советы. То есть, партия начнет играть враждебную роль и будет пытаться превратится в илитку.  Отсюда вывод:после окончания аврального этапа госстроительства,  партия,  партаппарат, должна быть отодвинута от рычагов управления государством и народным хозяйством.

Так же часто говорят о глобализме. Что, мол, глобализация-это данность,  поэтому нужно встраиваться в существующий порядок. Глобализация может и данность, но есть разные подходы к глобализму. До революции, как минимум с Романовых, наша илитка всё пыталась встроиться в Запад, в Европу. Бывало даже, что говорили не по-русски. Соответственно внутреннее развитие страны подгонялось под задачу "встроиться". А страна и народ рассматривались как база/актив для вхождения в мировую илитку.  Хрущев, переведя фокус внимания с внутреннего развития на продвижение коммунизма по миру, начал возвращать нас к этому подходу. Ныне мы опять встраиваемся в Запад, и, кстати, иногда не помешает учебник английского, что-бы понимать, что говорят некоторые представители илитки.  При Сталине, насколько я понимаю, был другой подход. Звучал он примерно "мы воплощаем в жизнь очень привлекательную концепцию, чем лучше мы развиваемся, тем привлекательней концепция. а поскольку мы великая страна, то наше внутренне развитие меняет мир". То есть, внутреннее развитие было первично. Но при этом не отказывались от продвижения коммунизма.  Победа коммунизма в мире-это и идеологическая задача, и стратегическая задача обороны(Сталин "победа социализма в одной стране не может быть окончательной,  ибо она не может быть гарантирована от интервенции,  пока не победит революция хотя бы в ряде стран"). Но стратегия стратегией, а есть и тактика. Поэтому подход к продвижению был прагматичным.  Например, когда нужно-поддерживаем Коминтерн, если требуется-распускаем.

Итого:идея--идеология--теория--основанный на теории контроль сограждан и контроль по результату. Плюс подход "поскольку мы великая страна, то наше внутренне развитие меняет мир".

Ну вот как-то так, в общем и целом, мне представляется. Поэтому я считаю,  что вопрос "как сделать, что-бы элиты не скурвились?" неверным. Нужно думать об ином, не толпо-элитарном, устройстве общества и государства. Благо, что кой-какой опыт у нас, спасибо предкам, имеется.

Источник: Афтершок

 

Поделитесь материалом в социальных сетях.

 

 

Читайте также

Также вы можете выбрать удобную форму участия и поддержки нашего проекта по ссылке ниже

Участие в проекте "Закон Времени"